РАЗВИТИЕ ПРАТЮРКСКОЙ СИСТЕМЫ ФОНЕМ

просмотров: 301Мудрак О. А.

Чтобы найти примеры с чувашским языком, воспользуйтесь поиском: Ctrl+F. В выплывшем окошке пишем: чув (без кавычек).


 

 

1. На основании соответствий между тюркскими языками различных подгрупп, включая данные современного чувашского, значительно уточняющего эти соответствия, становится возможным реконструировать пратюркскую консонантную систему. На этапе непосредственно перед распадом пратюркской общности ее можно представить в виде таблицы:

Таблица 1

 

лабиальные

дентальные

апикальные

палатальные

латеральные

велярные

увулярные

сильные

смычные

Р'

 

 

c’

 

k'

q

слабые

смычные

«С

t

 

3-, c

 

k

q

звонкие

спиранты

v

S

 

 

 

Y

-

глухие

спиранты

 

 

s

 

t

 

 

носовые

сонанты

m

n

 

n

 

V

-

плавные

сонанты

 

 

r

j

l

 

 

дрожащие

сонанты

 

 

r

 

 

 

 

1. 1. Характерной особенностью произношения сильных (глухих) смычных было наличие заметного придыхания после отступа (постаспирация) в анлаутной позиции, а также заметное придыхание (преаспирация) в позиции после гласных и сонантов перед локальной смычкой. Т. е. существовали два аллофона Tи -’T (-). Вполне возможно, что

также и в позиции после гласных и сонантов у сильных согласных наличествовал некоторый элемент придыхания после отступа (вторичная постаспирация), но, по- видимому, он был нефонематичным и в последствии исчез во многих языках-потомках кроме огузских и сарыг-югурского. В сарыг-югурском он фиксируется до сих пор, а в огузских языках только наличие придыхания после отступа объясняет переход сильного (глухого) увулярного *-’q (-) в середине слова в спирант через ступени *-’q' (-) > *-’ях (~)

> *- % (-) и развития типа *si’p-yar- > sifyar- ’жадно глотать’ для губных в

азербайджанском. Аналогичное противопоставление сильных и слабых смычных с таким же распределением придыхательности характерно для монгольских языков.

Таким образом в языках, отражающих различение пратюркских сильных и слабых смычных, в середине основы, как правило, представлены рефлексы придыхания перед согласным в данной позиции:

в сибирской хакасской подгруппе, в частности в сарыг-югурском — это придыхание перед согласным;

в тофаларском и тоджинском диалекте тувинского языка — придыхание перед смычным глухим согласным, сопряженное с фарингализацией предыдущего гласного, в тувинском литературном языке — фарингализация предыдущего гласного;

в уйгурском (ново-уйгурском) — -s- после % *i и -f- после *и, *и перед смычным

(это результат ассимиляции придыхательного элемента по месту образования предшествующим гласным *-I’T- > «-IhT- > «-IsT- > -IsT, *-U’T- > «-UhwT- > -Uft- ), и т. д.;

в кыпчакских (ног., каз., к. -калп. и др.) — следы в виде -j- в словах %Чэ ’собака’, *bi’td ’вошь’: ijt bijt. В тат. и баш. пратюрк. *-’р- в именных неразложимых основах переходит в -f-: тат. tofraq < *t'o’praq ’земля, почва’, kerfek < *k'ir’pik ’ресница’, jufar- jifar < *31 ’par ’мускус’, jarfaq < *ja’praq ’лист’ и др.;

в чувашском — придыхание отражается как исторические «-h-/ «-j- (второй вариант после * (-) -, и частично * (-) — с распределением по локальному ряду согласного) перед сильным согласным обычно в односложных основах. Исторический «-h- ведет себя как «- y- ~ «-v-, закрывающий слог, и дает -v-/—0- с распределением по гласным и структуре слога.

Существовала корреляция между краткостью предшествующего гласного и придыхательностью следующего согласного. Этот факт можно интерпретировать двояко — как автоматическое появление придыхательности после краткого гласного, или как сокращение гласного перед придыхательным согласным. Традиционно предпочитается первый вариант, хотя наличие противопоставления сильных (придыхательных) и слабых (непридыхательных) в анлауте говорит скорее в пользу второй интерпретации для позднепратюркского, имевшего в середине основы такое же противопоставление смычных как и в начале слова. Это ни в коей мере не противоречит алтайской

реконструкции и соответствие пратюрк. *VT ~ праяп. *VT интерпретируется как праалт.

^ ^ У'

*VT, а пратюрк. *VT ~ праяп. *VT как праалт. *VT' с перенесением противопоставления трех рядов шумных согласных в серединную позицию наряду с уже существующим противопоставлением трех рядов *T'-, *T-, *D- в анлауте.

Различение начальных сильных и слабых смычных дается на основе работ В. М. Иллич-Свитыча (1963, 1965) и уточнений С. А. Старостина (АПиПЯЯ, с. 6-10) и А. В. Дыбо (Тюрк. *t-, *d- в «Славистика. Индоевропеистика. Ностратика», М. 1991, EDAL 2003), которое в основном основывается на огузских данных с частичным привлечением материала тувинского, тофаларского сарыг-югурского языков. В части позиций колебания в наличии или отсутствии начального придыхания связаны со спирантным характером следующего согласного, с силой и слабостью второго шумного смычного основы, причем различение серединных сильных и слабых смычных довольно устойчиво, придыхательность анлаутного согласного зависит от ассимиляционно-диссимиляционных процессов, связаных с переносом придыхания через гласный, что типологически обычно для данного языкового ареала и наблюдается в развитии монгольских языков.

1. 2. Реализация слабых непридыхательных согласных в анлауте была различной. По крайней мере губной смычный и палатальная непридыхательная аффриката

л

предпочтительно реализовались в качестве звонких *b- и *j- . На это указывает переход *b- > m- перед носовым конца слога или начала следующего слога во всех подгруппах кроме огузской (при предположительной глухости исконного согласного все равно ожидался бы промежуточный этап со звонким для перехода в носовой сонант *p- > «b- > m). Произношение единственного начального шумного губного смычного как звонкого предпочтительно для языков практически всех подгрупп (исключение составляют языки сибирского ареала в районе Минусинской котловины, ограниченные с юга алтайским (ойротским) и тувинским, с востока якутским, с запада в районе Барабинской степи частью сибирско-татарских диалектов). Аналогичная ситуация в чувашском в Поволжье, но все это следует трактовать как вторичный фонетический процесс в районе уральско- тюркских контактов, спровоцированный со стороны фино-угорских и самодийских языков. Граница глухого произношения палатальной аффрикаты немного шире и наряду с упоминавшимся регионом включает в себя тувинский, тофаларский и якутский языки.

л

Однако опять же, развитие аффрикаты в носовые и, и- в хакасском и тофаларском языках по ассимиляции перед носовыми, закрывавшими слог или начала следующего слога, как и

л

в случае для *b, предполагает в любом случает вариант *j- для этих языков в начальный период их собственного развития . (См. об аффрикате ниже п. 1. 6.).

Это является следом развития праалтайской фонетики, ведь в пратюрк. *b- начальном

л

совпали праалт. *b-, (частично p), *m-, т. е. сонант, а в пратюрк. *j- — пралт. *d-, *j- и

/■ /■ сонанты *!-, *!- (~ %-), *и-, *и- и частично р-

1. 3. Ряд звонких шумных в пратюркском языке был представлен только спирантами в сильной интервокальной позиции, где он не подвержен ассимилятивным процессам со стороны соседних согласных. Они встречались в интервокальной и конечной позициях. Такого типа системы характерны для сибирского ареала, например, в эскимосских языках глухие бывают только смычными, а спиранты только звонкими, причем в анлауте запрещены звонкие спиранты. В чукотско-корякских языках, хотя и разрешено звонкое начало для шумных, звонкий шумный ряд представлен только спирантами, а глухих спирантов не сущесктвует; в юкагирском тундренном языке для шумных разрешено только начало на глухой смычный и сонанты, а звонкие шумные представлены только в середине слова, причем смычные звонкие берутся из исторических и морфонологических сочетаний, в частности с предыдущими носовыми сонантами и -l- и имеют ограниченную встречаемость, а в целом звонкий шумный ряд имеет спирантную характеристику. В тюркских языках, судя по рефлексации в части современных языков, после носовых сонантов и -l- допускался смычный аллофон звонкого согласного. Об спирантном характере звонких в нейтральных и сильных позициях свидетельствуют их рефлексы во всех современных языках. Развитие вне сочетаний пратюркского *-y (-) в основных чертах можно представить следующим образом:

в огузских дает «-y/g-, в ауслауте односложных основ — «TVy/g#, а в непервых слогах — *-V# внутри неразложимой основы после *о и *о перед узким гласным неразличим с «-v (-) из пратюрк. *v, развитие в «-v- также отмечается в конекстах *-ayu- непервого слога;

в карлукских дает «-y/g-, в ауслауте односложных основ — «TVy/g#, а в непервых слогах — «-Vq/k# при словоизменеии чередующиеся с «-y/g-; в пратюркских контекстах *ayu, *oyu также наблюдается рефлекс «-v- наряду с «-y-;

в кыпчакских дает «-Aw (-), «-Ej (-), «-lj (-), в непервых слогах развитие аналогично, лишь после узких гласных наблюдается *-I# с утерей конечного «-j#,

в сибирских языках в интервокале согласный выпадает с последующим вторичным стяжением гласных в долгие, в ауслауте в хакасской подгруппе дает «- Vy/g# в алтайской подгруппе — «-Vw# с последующим стяжением с гласным и изменением его качества, в тувинско-тофаларской подгруппе развитие аналогично хакасской, с одним

конечнослоговым рефлексом «-y# без различения ряда;

в якутском выпадает во всех свободных позициях и в ауслауте дает удлинение узкого или дифтонгизацию широкого предшествующего гласного;

в чувашском дает «-h-, который переходит в -v-, -j-, -0- в зависимости от качества исторических гласных, в конце непервых слогов дает только -0#

Анализируя развития по подгруппам, можно было бы предположить, что карлукские языки имеют самый архаичный вариант со смычным, т. к. в ауслауте после

непервых гласных здесь отмечается смычный, а в середине слова заднеязычные, как правило, сохраняются. Однако на вторичность карлукского развития указывают следующие соображения: Во-первых, в карлукских языках после гласных второго и

далее слогов происходит нейтрализация и смычных глухих, и звонких в одном из вариантов (глухом) для ауслаута, и другом (звонком) для интервокала, выбор конкретной фонетической реализации единой фонемы здесь несущественен. Например, в чувашском языке в аналогичной позиции для ауслаута происходила нейтрализация тех же шумных звонких и глухих велярных согласных в «-h# (следы котрого видны в венгерских

заимствованиях и в геминации предшествующих согласных при последующем аффиксе с начальным гласным). Однако такое развитие в чувашском не предполагает исторического произношения всех заднеязычных, включая *-k как спирант в других позициях, а ауслаутный конечнослоговой смычный в непервых слогах не предполагает смычности исторических звонких заднеязычных и увулярных в карлукском. В контексте различения исторических звонких и глухих (а для карлукских это типично для однослогов), имеется звонкий вариант со спирантом в заднем ряду как в ауслауте, так и при словоизменении в интервокале, и отдельно глухие смычные варианты для ауслаута, сохраняющиеся при словоизменении в виде глухих смычных в интервокале.

А, во-вторых, произношение смычного звонкого для переднего ряда является инновативным процессом в позднейшем развитии карлукских языков. Реально

л

пракарлукский переднерядный «-y-, позднее перешедший в -g-, отражает не только

л

пратюркский *-y-, но и пратюрк. *-5-, *-и- в контекстах «-iJi-, «-eJi-, в других случаях эти

л

согласные дают -j-. Т. е. налицо процесс перехода сонанта «-j- в звонкий спирант «-y-, близкий по локальному ряду, с дальнейшим его развитием, иначе переход этих согласных в велярный смычный -g- без предполагающихся промежуточных этапов необъясним.

S'

Наличие же в определенный момент противопоставления -g- и -y- в карлукском, позднее совпаших, явно избыточно. Ср.:

уйг. ige (~ igi-, ege (~ egi-) ’хозяин’ < пратюрк. *i5-i id. со сросшимся личным показателем 3 лица (чув. ije, eje ’злой дух, «хозяин»’);

уйг. egiz ’высокий’ < пратюрк. *e5ir id. (др. -уйг. e5iz, алт. es и т. д.); уйг. begiz ’шило’, bigiz qol ’указательный палец’ < пратюрк. *binr ’шило’ (алт., кирг., балкар. mizи др.);

уйг. kigiz’войлок’ < пратюрк. *k'i5ir id.

По-видимому, сюда же

уйг. eger ’седло’ (с развитием первого гласного как перед следующим *-i-) <

л

пратюрк. *ezper id. (чув. jonei), хотя в этом случае -g-мог быть и следом велярного *р-;

уйг. degen маркер прямой речи ~ орхон. др. -тюрк., др. -уйг. tijdn id. Здесь на этимологический карлукский «-j- указывают памятники, но возможна и контаминация с глагольным аффиксом причастия на *-yan. (Этими примерами исчерпывается весь

уйгурский материал, а исключений из приведенного выше правила не отмечается).

Надо отметить, что в данных контекстах в уйг. первый гласный также переходит в

-e-, совпадая с рефлексом *-e-, *-e- перед *-i-, что взаимосвязано с развитием этого карлукского *-j-. В заднем ряду данные согласные в контекстах «-iJi- дают -j- без всяких

л

следов перехода, например, mijiq ’усы’ < пратюрк. *bi5niq и др.

1. 4. Пратюркский *-v (-) вне сочетаний имеет следующие отражения: в огузском дает «-v-, причем *a и *e перед конечнослоговым -v (-) получают огубленность, которая может отражаться на письме (например, в туркм. и азер.);

в карлукском дает «-v-, в переднем ряду закрывающий слог *-v (-) приводит к лабиализации и переходу «av, «ev > «ov, «ov, с дальнейшим развитием «-v > -j в переднем ряду;

в кыпчакских представлены отражения «-w-, «-j- с распределением по

окружающим гласным; отчасти отражение такого типа наблюдается в киргизском и алтайском, с последующим стяжением «w с соседним гласным и его модификацией.

в северных сибирских языках z-подгруппы отмечены рефлексы -0- (рядом с узким гласным) и -b (#), -y# с распределением по качеству соседнего гласного. Однако использование знака -b- в хакасском и шорском не должно вводить в заблуждение, потому что по свидетельствам фонетических описаний согласный -b- в неразложимых основах, т. е. по крайней мере тот, который не происходит из -p-, озвончившегося в результате чередования оказавшись между гласными, т. е. в большей части случаев именно «этимологический» b «имеет оттенок щелинности» (ГХЯ, с. 30). Реально это следует интерпретировать как губно-губной спирант [в] в поствокальной позиции, а в хакасском происходит синхронный процесс нейтрализации -b- < «-p- с -в- из «-v-. Интересно, что этот согласный не вызывает при словообразовании и словоизменении перехода «-l- начала аффикса > -t-, как требует нормальный шумный смычный согласный конца основы, и сохраняет звонкость даже в ауслауте (в ’дом’).

в тувинско-тофаларском *v дает -0-, а в конце слога -y#, т. е. совпадает с рефлексом

*-y#;

в якутском в свободных позициях *v или выпадает, или сохраняется в зависимости от исторического окружения гласных, отражаясь на письме как -b-, а в ауслауте дает удлинение узкого или дифтонгизацию широкого предшествующего гласного. Опять же в интервокальном положении (т. е. на месте старого *-v- ) он произносится как «звук, который может быть охарактеризован как двугубный плоско-щелевой звонкий согласный. Эта особенность артикуляции б была подмечена на основании записей А. Ф. Миддендорфа еще О. Н. Бетлингком» (И. Д. Дьячковский, Звуковой строй якутского языка, Часть II, Консонантизм, сс. 9-10, далее в той же работе отмечается аналогичное произношение в хакасском).

в чувашском рефлексом был «-w-, который переходил в -v- или стягивался в конечно-слоговой позиции с предыдущим гласным в зависимости от историчемкого качества последнего и слоговой границы.

Как можно заметить, во всех современных языках рефлексы отражают исторический звонкий спирант, а не смычный. Следует рассмотреть исторические свидетельства. В памятниках арабской графики он однозначно отражается как w (вав), v (фа или вав с тремя точками), но ни в коем случае как b (ба), этим знаком внутри слова, как правило, при обычной пунктуации обозначается -p- . В уйгурском письме используется та же буква, что и для передачи согдийского губно-губного спиранта [-в-]. Казалось бы, в орхонском руническом представлен смычный рефлекс, т. к. теми же знаками отмечается действительно смычный b- в анлауте. Однако в данном случае, как и

л

в случае с серединным -j- и начальным 3- используется типично среднеиранский принцип обозначения звонких спирантов в интервокале и и коррелируищих с ними звонких смычных начале слова (ср. использование графического j- при заимствовании согдийско-уйгурской письменности монголами для обозначения j- с вынужденным конструированием новой графической модификации этого знака для передачи действительного монгольского начального j- ). В руническом явно в серединной позиции этот согласный произносился как спирант, на что указывает передача иноязычных

л

заимствований таких как сш ’округ’ < кит. caw и 18ват ’титул благородного всадника

г

(рыцаря) ’ < ср. -иран. esware, в этих словах явно не было никаких смычных губных в тот период.

1. 5. Сюда же примыкают и отражения *-5-:

во всех «йотовых» языках отмечается или -j-, с последующим его развитием в -0- в

л

части позиций по языкам, в карлукских добавляется и вторичный переход в «-y- > -g- между двумя *-i- в переднем ряду (см. выше п. 1. 3.);

в хакасском (шорском, чулымском, сарыг-югурском) переход в свистящий сприрант -z-;

в чувашском переход в -j- и -r-;

в якутском переход в -t-, кроме этого наблюдается полная ассимиляция после дентальных носовых и плавных сонантов, откуда получается sulus ’звезда’ и типичное развитие в показателе прошедшего времени на *-51 . В якутском собственный «-& (например, в личном показателе 3 лица, из *-ss-, из *-s в части конечнослоговых позиций) также перешел в -t- одновременно с развитием пратюркского *-5-. Ассимиляцию сочетаний L5, N5 > LL, NN представить проще, чем прогрессивную ассимиляцию второго смычного в гипотетическом Ld, Nd, ведь в таких случаях скорее бывает утеря сонантности первого элемента и, набоорот, регрессивная ассимиляция как показывает

диахроническая типология фонетических развитий сочетаний. Кстати, сочетание N1 развивается > NN, т. е. ведет себя аналогично. Характерен пример негидальского языка тунгусо-маньчжурской языковой семьи, в нем пратунгуские сочетания *T-r на морфологическиских швах развивались в TT, т. е. *-r- полностью ассимилировался, например, прогрессивная ассимляция такого типа типична в 3 лице мн. ч. настоящего времени изъявительного наклонения el-la ’встают’, mop-pa ’мнут’, tet-te ’надевают’, gun- e ’говорят’, om-ma ’пьют’, av-va ’моют’, kek-ka кусают’ и т. д. «Эвенкийским сочетаниям (внутри основы) 11 — ld — lr (< *lr), nn -nd -nr (< *nr) соответствуют нег. 1 n : эвенк. olio, oldo, olro // нег. olo ’рыба’, эвенк. nanna, nanda, nanra// нег. nana ’шкура» (Цинциус В. Г. Негидальский язык, с. 18, Л. 1982). Причем сочетания -ld- и -It- присутствуют без

о

изменений: aldu ’новость, слух’, alta ’мездра’, baldin ’шкум’, belte ’белок глаза’ и др. Как видно прогрессивная полная ассимиляция в данном ареале характерна не для смычного дентального а для сонанта или спиранта того же локального ряда. Но, что наиболее показательно, в аффиксах начальный *-s- (например, в показателе условного наклонения *-sar ) полностью совпадает по рефлексам и морфонологическим чередованиям с рефлексами *-5- и отличаются от поведения *-tan аффикса аблатива), это указывает на спирантный характер *-5- в раннем якутском, и отсюда совпадения *-5- и «-&- в дальнейшей рефлексации, а не переход *-s- > «-&- > -t-/ -n-/ -l-/ -d- через ступень

развития **-d- с таким же развитием (что предполагает озвончение и переход в смычный старого *-s- в части позиций и в интервокале на стыке аффиксов). Развитие аффиксов с *- s- начальным в башкирском во многом аналогично якутскому и отражает развитие *V- ssV и *T-sV (см. ниже п. 1. 12.).

в тувинско-тофаларской подгруппе действительно следует предполагать общий смычный вариант для подгруппы, но это может быть вторичным развитием в зоне контактов с монголами. Однако ср. развитие *ё5уи > ikki ’хороший’ при *bo’tya > botka ’ каша’, — в первом случае происходит ассимиляция.

В памятниках арабской графики данный согласный в свободных позициях передается с помощью знака дал и никогда с помощью дала или та, редко встречающиеся случаи первого типа несомненно являются описками переписчиков в непонятных для них словах, или просто утерей неаккуратно поставленной точки, которая отличает эти две буквы. В согдийско-уйгурской графике используется буква, которая в других изводах этого письма обозначала -l-, а в согдийском передавала звонкий спирант -5-. В рунической графике знак для традиционно записываемого -d- [-5-] никогда не используется в анлауте, то же самое правило запрещает использование знаков для увулярного -y- [-if-]и велярного

-g- [-y-] в этой позиции. Никогда не происходит ошибочной записи смычного согласного как звонкого в устойчивых оборотах после основы, кончающейся на гласный или сонант. Никогда также не происходит путаницы знаков для звонких (спирантов) и глухих

(смычных) при словоизменении в непервых слогах для позиции между гласных. Такая вещь омечается для -q- в арабографичных памятниках, но там скорее таким образом передается смычный звонкий увулярный -G-, не имеющий особого обозначения, а морфонологически это является вариантом -q-. Кроме того заимствования из иранского источника показывают на спирантное произношение орхонского «-d-», т. е. -5-: sa5 ’командующий войсками (обычно наследник кагана) ’ < иран. xsa&rd ’воин благородного рода’, saSapit ’начальник гарнизона’ < иран. xsa&rapati ’сатрап, начальник провинции’, здесь через -5- передано иран. сочетание -&г-, которое ни в каких языках потомках не дает смычных рефлексов, и еще на праиранском уровне содержало глухой дентальный спирант. Можно с большой степенью уверенности реконструировать для всех звонких шумных их спирантность, что подтверждают как данные современных языков так и данные памятников.

1. 6. В палатальном локальном ряду были представлены или аффрицированные

смычные типа современных русских «ть» [t] «дь» [d] или аффрикаты, однако

принципиального противопоставления между аффрикатами (- аффрицированными)

палатального ряда и чистыми смычными *p, *p\ *t, *t’ *k, *k'и т. д.) не существовало.

/■ /■

В серединной позиции *-с ’- и *-с- различаются в огузских, сарыг-югурском, тувинском и тофаларском.

В анлаутной позиции традиционно реконструируемый тюркский *j- (но у

/■ /■ . М. Щербака *&- ) соответствует пратюркскому *3-, фонологическому варианту *с для

анлаута.

На то, что это первоначально все же был именно шумный согласный, указывают,

во-первых, «запрещение» сонантного начала в абсолютном большинстве тюркских

основ, во-вторых, рефлексы старой аффрикаты или шумного в большинстве тюркских подгрупп. Ср.:

/■ /■ /■

в чувашском — s- ( < общий рефлекс для пратюрк. *3-, и для *сг- в

/■ /■ /■ немаркированной позиции), в середине слова -z-/ -s ( < общий рефлекс для пратюрк. *-с (-

S

), *-’с (-), о чув. рефлексе с см. 1. 22.);

S S

в тувинско-тофаларском — с- (< пратюрк. *3-, но пратюрк. *с ’- > s-), тув. -z-/ -s,

s s s

тоф. -j-/-s ( < пратюрк. *-c (-), но пратюрк. *-’c (-) > тоф. -h-/-’s, тув. -’z-/-’s );

s s

в хакасском — с- ( < пратюрк. *3-, но пратюрк. *с — > s- ), в середине слова — -j-

S S

(качинский) —z- (сагайский) ( < общий рефлекс для пратюрк. *-с-, *-’с-), в конце слова — -s;

S S

в якутском — s- ( < общий рефлекс для пратюрк. *3-, *с -), в середине слова — -s (-) (

S S

< общий рефлекс для пратюрк. *-’с (-), *-с (-) );

S S S

в сибирских: алт. — 3- кирг. — *j- ( < пратюрк. *3-, но пратюрк. *сг- > с- ), в

S S

середине слова — -с (-) ( < общий рефлекс для пратюрк. *-с (-), *-’с (-) );

в кыпчакских — «j- (< пратюрк. *3-, но пратюрк. *с-> «с- ), в середине слова — -с (-)

S S

( < общий рефлекс для пратюрк. *-с (-), *-’с (-) );

s

в карлукских: уйг. z- перед -i- -u- -и- в других случаях — j- ( < пратюрк. *3-, но

S S S

пратюрк. *с-> с-), в середине слова — -с (-) ( < общий рефлекс для пратюрк. *-с (-), *-’с (-) ).

Только в некоторых кыпчакских языках, в узбекском карлукском, в огузских

S

языках и в языках центрально-азиатских памятников произошел переход пратюрк. *3- в j-, что типологически целесообразней интерпретировать как ареальную инновацию, тем более в наиболее удаленных ветвях — в чувашской, якутской, тувинской, хакасской представлен аффрикатный рефлекс.

1. 7. Несомненно на пратюркском уровне существовали велярный и увулярный локальные ряды. Возможно их противопоставление было нефонематичным, хотя историческое распределение сохраняется даже при перемене сингармонистического ряда в чувашском. Как правило, увулярные шумные согласные присутствовали в заднем сингармонистическом ряду, а велярные — в переднем. Однако в якутском языке на это распределение накладывается новое ограничение, в результате которого перед гласными с началом верхнего подъема (т. е. перед -i- -i- *-u-, *-и-и дифтонгами -ie-, -ia-, -uo-, -io-) и после гласных верхнего подъема представлены велярные согласные даже в заднем ряду, а после гласных среднего и нижнего подъема увулярный | [о %], даже если это гласные переднего сингармонистического ряда (ср. kiiox ’синий’).

1. 8. Чувашско-тюркские соответствия указывают на существование особого латерального локального ряда в пратюркском. В нем присутствует глухой спирант *-i- и плавный сонант *-l-. Регулярными чувашскими рефлексами пратюрк. *-}- являются -l- и -

распределенные по позиции,: перед этимологическим гласным — -s-, а не перед

гласным (в конце слога) — -l-. В многосложных основах после собственно чувашского исчезновения конечного редуцированного гласного в абсолютном конце старое отличие основ с конечным гласным и без него отразилось лишь на рефлексации согласных с распределением, полностью аналогичным -0 —v < *-y (d); -0 —x, -k < *-q (e), *-k (e) (см. ниже п. 1. 19.).

Основы с чувашским конечнослоговым *-l:

s w w У»

чув. kazal ’закат’ — станд. -тюрк. *geeis ’уход’ < пратюрк. *ke’cii;

s w

чув. kavle- ’жевать жвачку’ — станд. -тюрк. *gevse- id. Это вторичный отыменной глагол от слова *gevis ’жвачка’ (пратюрк. *kevii'), чему соответствовало бы чув. «kavblс

регулярным развитием в -l. Имя в настоящее время в чув. утрачено.

00v>ч.

чув. kemel ’серебро’ — станд. -тюрк. *kumiis (< пратюрк. *krumiif ) id.;

00 w w

чув. xbvbl ’дупло’ — станд. -тюрк. *qoyus (- *G-) (< пратюрк. *q () oyul) id.

чув. xbmbl ’камыш, ость’, а также xbmbs/ xombs (из праформы с конечным

_ Q,

гласным) — станд. -тюрк. *qamis (< пратюрк. *qrami () ) id.;

чув. xel ’зима’ — станд. -тюрк. *Gis (< пратюрк. *qil) id.; чув. xovel ’солнце’ — станд. -тюрк. *qunas (- *G-- (< пратюрк. *q () unai) id.; чув. -mslаффикс числительных ’шестьдесят’, ’семьдесят’ — станд. -тюрк. *-mis (< пратюрк. *-mil) id.;

чув. pil (l) ok ’пять’ — станд. -тюрк. *bes (< пратюрк. *pewlk) id.; чув. savbl ’клин’ — станд. -тюрк. *s[i]yis (< пратюрк. *si/eyil) id.;

чув. §ъ1 ’зуб’ — станд. -тюрк. *sis (< пратюрк. *sil) ’вертел, колышек’;

/■ /■ чув. -sol ’слеза’ — станд. -тюрк. *jas (< пратюрк. *3af) id.;

/■ /■ чув. sol ’год, возраст’ — станд. -тюрк. *jas (< пратюрк. *3af) id.;

S О О S _

чув. sbmbl ’дела’ — станд. -тюрк. *jumis (< пратюрк. *3umif) id.; чув. tol ’наружу’ — станд. -тюрк. *das/*dis (< пратюрк. *tal/ *til) id.;

о о

чув. Ъ1ъ ’путы’ со вторичным конечным гласным — станд. -тюрк. *dus ’подвязка’ (< пратюрк. *tuf ) > хак. диал. tus, шор. tus-paq, куу-кижи tus, *dus-a- ’путать ноги лошади’;

о _ _

чув. tol ’место, цель’ — станд. -тюрк. *dus/*dus (< пратюрк. *tiii/ *tuf) ’случай’;

о о

чув. toJok ’сон’ — станд. -тюрк. *diis (< пратюрк. *tutk) id.; чув. со1 ’камень’ — станд. -тюрк. *das (< пратюрк. *tja}) id.;

чув. oiildk < *cul-lok ’супонь’ букв. ’нагрудник’ — станд. -тюрк. *dos (< пратюрк. *tof) ’грудь’ (ср. хак. tiis-tok ’нагрудник у лошади’).

чув. viskal ’подобный’ — станд. -тюрк. *oqsas (< пратюрк. *oqiai) id. В чув. метатеза

-s- и -k- уже после перехода *-i- > -s-

Особые случаи: чув. albk ’дверь’, но верхов. закономерно ag при станд. -тюрк. *esik < пратюрк. *eike; чув. xirl-ii ’шерстобитный лук’ — станд. -тюрк. *kiris/ *kiris (< пратюрк. *kririf (- -i-) ) id. в сложении с *jaj (пратюрк. *3a (j) ) ’лук’. По всей видимости, старый тюркский этноним bulyar, распространенный в Европе на Волге, Кубани и Дунае, восходит к пратюркскому уровню и родственен современному basqurt > basqort в самоназвании башкиров. Здесь станд. -тюрк. *-s- соответствует -1- перед согласным. Показатель -t — архаичный тюркский суффикс множественного числа одушевленных лиц. Пратюркская реконструкция должна выглядеть как *ba}qor.

Глагольные основы:

чув. alt- ’копать’ — станд. -тюрк. *es- ’грести, копать’ (< пратюрк. *5f-t-); чув. ilt- ’слышать’ — станд. -тюрк. *es-, *esit-id. (< пратюрк. *£}-t-); чув. salt- ’развязывать’ — станд. -тюрк. *ses-id. (< пратюрк. *sel-t-).

Обращает на себя внимание тот факт, что в тюркских языках везде представлены переходные глаголы. Сравнение чув. tol- ’наполняться’ — тюрк. *dos- ’наполнять’ некорректно, т. к. есть станд. -тюрк. *dol- ’наполняться’ со значением как и в чувашском

(переходный глагол предполагает пратюрк. *toi-t- ). Наличие данной пары в станд. - тюркском и соответствие чув. -It- — станд. -тюрк. *-s- в переходных глаголах может указывать на особое пратюркское морфонологическое чередование при образовании переходных глаголов от непереходных.

В следующих словах пратюркский *-i- находился перед гласным: чув. kanas ( < 'kanaЪ ) ’сговор, совет’ — станд. -тюрк. *gepes id., (< пратюрк. *kpeie);

чув. kiirze ’сосед’ — станд. -тюрк. *gorsi ’человек, с которым часто видятся, знакомый’ (< пратюрк. *kori);

° ° V- X

чув. kbbbs ’мягкий, эластичный’ — станд. -тюрк. *kopsiik (- *g- ) id. (< пратюрк. *k () opfiik);

чув. kbzbl ’ворох’ — станд. -тюрк. *kosul (- *-и-, *g-) id. (< пратюрк. kOuful); чув. -xazb, -xaz (с вторичным -r- ) ’бровь’ — станд. -тюрк. *qas id. (< пратюрк. *q ’'aid);

чув. xuz. ъ, xoh, ’промежуток’ — станд. -тюрк. *qoyus ’желоб’ (< пратюрк. *q'oy (u) d

);

чув. laza ’конь’ — станд. -тюрк. *ulasa id. (< пратюрк. *ulafa);

чув. poza ’кнут, плеть’ — станд. -тюрк. *bosa > хак. poza id. (< пратюрк. *bofa);

чув. pozъ ’пустой, свободный’ — станд. -тюрк. *bos id. (< пратюрк. *boid);

чув. pbzbryan- ’огорчаться’ — станд. -тюрк. *busuryan- id. (< пратюрк. *butur-yan-);

чув. san-, сев. -зап. zan- ’верить’ — станд. -тюрк. *isan- id. (< пратюрк. *ifan-);

о о о о w

чув. tbdbs ( < «fafefa) ’частый, непрерывный’ — станд. -тюрк. *tutas (i), а древн. -уйг.

tutasi, tutci id. (о чередовании -s с- см. ниже, в следующем подразделе) (< пратюрк.

*t,u,t (a) ii);

о о о о ^

чув. teze terze (с вторичным -r-) ’зерно, ядро’ — станд. -тюрк. *tus (- *d-) id. (<

пратюрк. *t (') ufe);

чув. tdsmert- ( < «tesemert-) ’разглядеть, понять’ — станд. -тюрк. *tiisin- (- *d- ) id. (< пратюрк. *t () uii-n:);

чув. vas- ’дуть (о ветре) ’ — станд. -тюрк. *usi- ’быть очень холодным’ (< пратюрк. *u (i) ii-/ *5И-);

чув. obbs-ka ’муж’ — станд. -тюрк. *apis ’старик, муж’, тув. apsijak (< пратюрк. *ap (i) H-). В чувашском и тувинском новая аффиксация.

чув. ordbs ( < «ord^) si), диал. ortbs (Ашмарин, Словарь III, с. 209) ’можжевельник’ — станд. -тюрк. *artis id. В чувашском говоре сохранилась глухость -t- что свидетельствует о недавнем разбиении сочетания «-ts-. В тюркских языках присутствует инновационная форма *artio, возникшая, по всей видимости, из «artci, в которой -to- < *-ts- (об этом чередовании см, ниже, в следующем разделе). Дублетный

пратюркский вариант, похоже, представлен в части языков, где это слово имеет вид area (< пратюрк. *ar’tiie').

чув. ъшъrt ’гнев, ярость’ — станд. -тюрк. *psit- ’оскорбить’ (< пратюрк. *pii-r/t-

tr.);

о о w

чув. bzbx ’мелкий, неглубокий’ — станд. -тюрк. *uvsaq ’мелкий’ (< пратюрк. *uviaqd);

чув. ezen- ’уставать’ — станд. -тюрк. *iisen- > тат. osen- id. (< пратюрк. *iifen-).

На отражение начального ареального пратюркского *f- претендуют два примера, -

so о

это слова чув. sbmbrt ’черемуха’ — станд. -тюрк. *jimirt, кыпч. *simirt id. и указательная

s

частица чув. savъ ’этот; тот, чуть подальше’ — тюрк. кыпч. *so- Однако, здесь не

s

обязательно постулировать особое отражение пратюрк. *f- в чувашском, т. к. чув. s- соответствует станд. -тюрк. %- и *с- В пратюркском, как показывают внешние сравнения,

S S S s

алтайские *d-, *j-, *n-, *n-, *1-, *1-, *j- давали *3- (станд. -тюрк. %- ). Так что чув. s- здесь

s

может происходить из пратюрк. *3- и являться его нормальным рефлексом, а кыпч. *s- представлять собой или ареальный архаизм, или инновацию.

1. 9. Алтайские соответствия пратюркскому *-f- (типа прамонг. *-1-, пратунг. - маньч. *-1- ) подтверждают латеральный характер пратюркского согласного. Кроме того развитие некоторых кыпчакских языков указывает на то, что даже на кыпчакском уровне

s

*-s- ( < пратюрк. *-}-) и *-с- ( < пратюрк. *-с -) были в разных локальных рядах, ниже случаи развития по языкам, где рефлексы имеют различные отражения в локальных рядах: в сибирско-татарском кыпч. аффриката * (-) с- > (-) с-, т. е. свистящий рефлекс, а кыпч. спирант *-s- > -s-, т. е. шипящий рефлекс;

в башкирском кыпч. аффриката * (-) с- > « (-) с- > -s-, т. е. свистящий рефлекс, а

кыпч. спирант *-s- > -s-, т. е. шипящий рефлекс;

в казахском, кара-калпакском и ногайском, наоборот, — кыпч. спирант *-s- > -s-, т. е. свистящий рефлекс, а кыпч. аффриката * (-) с- > (-) s-, т. е. шипящий рефлекс.

Такое развитие не может быть объяснено при предположении о едином локальном ряде их артикуляции. Противное предположение о совпадении двух исторически различных близких по месту артикуляции локальных рядов в одном ряду в остальных языках объяснимо как системная нейтрализация противопоставления.

В северных алтайских «диалектах» (куу-кижи, чалкан-кижи) станд. -тюрк. * (-) с- >

s

(-) s- (палатальный шипящий), а станд. -тюрк. *-s- > -s- (непалатальный шипящий).

В хакасской подгруппе в сарыг-югурском станд. -тюрк. * (-) с- > с’ -s (#)

(ретрофлексные), а станд. -тюрк. *-s- > -s-, т. е. противопоставление палатальных

согласных и станд. -тюрк. *-s- также выражено, как и в кыпчакских, хотя сарыг-югурский язык принадлежит к другой ветви, куда также входят хакасский (качинский,

койбальский, кызыльский, средне-чулымский, сагайский).

Следовательно данные кыпчакской и хакасской подгруппы указывают на соотнесение с различающимися локальными рядами станд. -тюрк. \* (-) с- и *-s-, а

чувашский материал подтверждает это разделение и уточняет локальный ряд спиранта. Для пратюркского уровня это латеральный ряд. Глухой латеральный спирант был, наверное, палатализованным, но это не было фонологичным. Как показывают внешние

s

алтайские соответствия для реконструируемой праалтайской фонемы *1- (тюрк. *-}-, яп. — s-, монг. *d-, -l-, в остальных языках совпадающей с *l), более правдоподобной является ее интерпретация не как особого палатального сонанта (противопоставление по палатальности для праалтайского несущественно), а как шумного латерального спиранта, развитие которого в монг. *d, яп. *s и рефлексация внутри тюркских языков становится объяснимым, а для тунгусо-маньчжурских и корейского стоит предполагать вторичное совпадение с сонантом *l с тем же самым локальным рядом артикуляции.

1. 10. Для пратюркского уровня следует постулировать также особые сочетания *-

S S

ic (') -, восстанавливаемые по соответствиям станд. -тюрк. *-s- — чув. *-s-. На это

указывают и старые булгарские заимствования в венгерском языке, развитие сочетаний *-

S

1-с-, возникавших на морфологических швах в чувашском, а также внешние алтайские соответствия.

s

Слова с соответствием -s- делятся в чувашском языке на две группы: в первой -

s

рефлекс -s- в основе (иногда с архаичным, т. е. синхронно непродуктивным аффиксом),

S

во второй — ряд глаголов, где -s- соответствует стандартно-тюркскому глагольному суффиксу взаимного залога *-s- (обычным рефлексом этого суффикса является

закономерный чув. -s- ). Для первой группы слов в тюркских параллелях иногда встречается сочетание -1с-, что является или архаизмом (реально это вторичное разбиение исконного сочетания узким гласным, в результате чего не прошла ассимиляция согласных, и последующая закономерная элизия этого гласного), или результатом морфологического выравнивания. Отметим, что при продуктивной аффиксации сочетания *-lc-, *-lj- в большинстве тюркских языков сохраняются, а в чувашском языке сочетания такого типа встречаются перед продуктивным уменьшительным аффиксом — cbk/-cdk. Случаи, где чув. с происходит из пратюрк. < * ('), разумеется, не учитываются.

S S

В следующих основах чувашский -s-указывает на пратюркские сочетаниея *-ic-:

s

чув. kivzen ’долг’ > венг. kolcson id. — МК kevsep ’подарок едой во время праздника урожая’, башк. kefep ’долг’ со специфическим развитием -vs- > -f- (< пратюрк.

s

*k () eviilcep); монг. kiiwle- ’давать в долг под проценты’;

^ Vvr v ^ чув. kszsn- ’ржать’ — станд. -тюрк. *kisne- id. (< пратюрк. *k'itcine--;

s w

чув. xires ’противоположный’ — станд. -тюрк. *qarsi (- *-u) ’противоположный; пересекающийся’ (< пратюрк. *qearilcu/i ); монг. *karilcan ’взаимно, соотносительно с

чем-либо’;

S w w s

чув. xis- ’чесать’ — станд. -тюрк. *qasi- id. (< пратюрк. *q'aici-'); монг. *kalcala- ’сдирать верхний слой’;

^ H H S’

чув. xss ’меч’ — станд. -тюрк. *qilic (- *-j) id. (< пратюрк. *qilic ). [В чув. в пратюркских словах с выпадающим при словоизменении вторым узким гласным регулярно представлена односложная структура: станд. -тюрк. *qul (u) n ’жеребенок’ — чув.

о w ^

xbm, станд. -тюрк. *gel (i) n ’сноха, невестка’ — чув. kin, станд. -тюрк. boj (u) n ’шея’ — чув.

о

my etc. ]. В тюркских языках сохраняется -iic из-за выравнивания по формам перед суффиксом на согласный и безаффиксальному номинативу.;

^ Vvr чув. pis- ’изготовиться, свариться; созреть, поспеть’ — станд. -тюрк. *bis- id. (< пратюрк. *bitc-'), ср. коми-зыр. pis-< *pints- id. (WEVT, с. 76);

s « « s

чув. pizen ’осот, бодяк’ — тат. bilcen id. (< пратюрк. *beicen);

s s

чув. pizixxi < «pil+siYb+e (3sg.) с выравниванием вокального ряда ’пояс, кушак’,

s

при siyb ’завязка’ — калька в кыпч., тат. bilbaw id., буквально ’поясная завязка’;

s

чув. pizdk (с новым продуктивным аффиксом ek) ’воспаленный’ — МК busyaq

s

’измученный, расстроенный’ (< пратюрк. *biuici1-); монг. *bulcuj-, *bolcuj- ’иметь отек, иметь опухшие глаза’;

s w w У»

чув. pos ’голова’ — станд. -тюрк. *bas id. (< пратюрк. *baic); монг. maljan, *meljen ’лысина, лысый’;

s w

чув. pos-ne (dat. при показателе 3sg.) ’кроме’ — станд. -тюрк. *bas-ya (dat.) ’по- иному, другой’ (< пратюрк. *baic-');

s

чув. piizek (с новым уменьшительным аффиксом -ak/ -ek) ’рубец, шрам’ — станд. -

s

тюрк. *bas ’рана, рубец’ (< пратюрк. *biaic '); монг. *bilcahu ’волдырь, шрам, нарост’;

чув. sis- ’пухнуть, опухать’ — станд. -тюрк. *sis-/*cis- id. (< пратюрк. *sitc-'); монг.

*culcaj- ’быть пухлым (о ребенке) ’, *celcej- ’быть мягким, сочным и жирным’;

S S

чув. sos- ’скользить’ > тат. silyaq ’скользкий’ (< пратюрк. *siaic-);

s s s s w

чув. semze, samza ’мягкий, рыхлый, нежный’ — станд. -тюрк. *jumsaq (- *-i-) id. (<

sH s

пратюрк. *3imitcaq);

s s

чув. senze ’хвощ, мышинный горошек’ — МК cenistiiriik ’лишайник’ и ceplik

s s

’повилика’ (< пратюрк. *с'eniic-');

s s w s^ s

чув. simes ’плод’ > венг. gyiimolcs — станд. -тюрк. *jemis id. (< пратюрк. *3emiic);

s s s s w w

чув. sis- ’блестеть’, sizem ’молния’ — станд. -тюрк. *jasu- ’сиять, блестеть’, *jasin

s ^ s s ^ s

’молния’ (< пратюрк. *3aicu-, *3aicin). Любопытно слово ’Луна’ в КБ jaiciq (QBN 22, 10). Оно явно образовано от этого глагола (букв. значение ’светило’), но отглагольных имен на -ciq/ -cik в тюркских языках нет, есть только отыменной омонимичный суффикс с уменьшительным значением. По всей видимости, в этом слове отглагольным аффиксом является *- (i) q/ *- (i) k, а -с- относится к корню. Это архаичная, возможно диалектная

s

форма с сохранением пратюркского сочетания *-ic -, которая осталась в значении ’Луна’

наряду с регулярной формойjasiq ’Солнце’ в том же памятнике (QBN 361, 13; 385, 1; 445,

5).

S S w w

чув. sibhs- ’приклеиться, липнуть’ — станд. -тюрк. *japis-/ *japci- id. (< пратюрк.

s^ s

*3 at ’pic-); монг. *nihaldu- id.;

чув. seze ’нож’ — станд. -тюрк. *juli- ’брить, резать’, *julguc ’бритва’. Чувашская форма может происходить или из метатезированной праформы типа станд. -тюрк. «julciig,

S S

или быть результатом развития булгарского «seles с последующим выпадением -1- как в

S

слове ’меч’ чув. xas — станд. -тюрк. *qil (i) c.;

s

чув. tavzhr- ’понимать, соображать’ — станд. -тюрк. *devsir- (- *t-) > тат. toser- id.

s

(< пратюрк. *t () evuic-);

s s

чув. tives ’долг’ — баш. tejes id. (< пратюрк. *t () eviiic ), по-видимому, старый

s

альтернат к kivzen. Башкирско-чувашская изоглосса аналогична развитию слова ’еж’: станд. -тюрк. *kirpi — чув. cerep < *tirpi, баш. terep (< пратюрк. *k'ir’pi — *t (') ir’pi);

чув. vis- ’мерить, взвешивать’ — станд. -тюрк. *olc (e) — id. с сохранением сочетания в остальных тюркских (< пратюрк. *dic (e) -');

S’ ч '

чув. es ’работа, дело’ — станд. -тюрк. *is id. (< пратюрк. *itc ); ср. монг. *ujle-

’работа, дело’;

S S

чув. anas ’закат, запад’ — станд. -тюрк. *enis ’спуск’ (< пратюрк. *en[i]ic ), отглагольное имя от *enii- ’спускаться’ etc.

s

1. 11. Перед тем как рассмотреть слова, где -s- в чувашском соответствует аффиксу взаимного залога (при наиболее частотном закономерном -s- ), необходимо отметить, что, во-первых, в современном тувинском и тофаларском, а также в древнеуйгурском языках есть морфонологическое чередование, когда аффикс -s- при выпадении предшествующего гласного переходит в -с- после t, d, n, 1; во-вторых, в современных тюркских языках при образовании двойных залоговых форм аффикс -s- (взаимного залога) встречается только после -n- (аффикса возвратного — страдательного залога) и tur-, -ur- etc. (аффиксов понудительного залога), но не встречается после -1- (аффикса страдательного залога).

s

Для тех немногочисленных случаев, когда в чувашском языке отмечен -s -, почти всегда находится глагольная основа в страдательном залоге на -l-, которая к тому же семантически ближе по значению, чем чистая глагольная основа, и, похоже, является производящей. Логично считать, что в данных случаях в пратюркском была композиция двух залоговых аффиксов, — сначала страдательного, а потом взаимного залога. Сочетание -1- (< *-1-) и -s- (< пратюрк. *-i- ) по стандартно-тюркскому морфонологическому

правилу, отраженному в тувинском, тофаларском и древнеуйгурском, должно было

S

перейти в нечто типа *-ic-, и данное сочетание везде кроме чувашского давало -s-, т. е. фактически совпадало с аффиксом возвратного залога. Таким образом получает объяснение двоичность соответствий в чувашском при отражении взаимного залога, а

кроме того имеет свою фонетическую интерпретацию запрещение аффикса -s- после -l- (страдательного залога) в большинстве тюркских языков. Семантическая интерпретация этого ограничевающего сочетаемость правила кажется более натянутой.

В следующих основах предполагается сочетание аффиксов страдательного и

взаимного залогов:

/■ /■

чув. anhs- < «bnbs- ’удаваться, спориться’ — станд. -тюрк. *dpal-/ *opul- ’стать

w У» w

лучше, выздороветь’ (< пратюрк. *opuic- < «opuJ-i-);

S S

чув. avrbs- ’коробиться, свернуться’ — станд. -тюрк. *eyril- ’ссучиться’ (< пратюрк.

S

*eyriic- < «eyr-il-i-'), но *eyir- ’гнуть’, а ’сучить’ в третьем значении;

о о s >ч. V ^ «W

чув. pedes- ’соединяться’ — станд. -тюрк. *butus- id. (< пратюрк. *bu’tiiic- < «bu’t-

ul-i-);

s s w s ^ s s ^

чув. sabhs- ’биться’ — станд. -тюрк. *capis- id. (< пратюрк. *c’a pic- < «cra’p-il-i- (-

-e), при *cap- ’хлестать’;

чув. vales- ’раздавать’ — станд. -тюрк. *ules- — *o-) id. (< пратюрк. *oleic- < *ole-l- i- (~*u-);

os _ _

чув. vbrs- ’драться, биться’ — станд. -тюрк. *urul- ’быть битым’ (< пратюрк. *ur-ul- i-), при *ur- ’разбивать, рушить, ставить’.

1. 12. Рассматривая сибилянт *s, следует отметить, что на пратюркском уровне в части диалектов этот согласный произносился как межзубный спирант [&]. По крайней мере следы такой артикуляции наблюдаются в туркменском, башкирском и якутском языках, принадлежащих к разным подгруппам.

В туркменском *s произносится как [&].

В западном башкирском, легшем в основу литературного языка, поствокальный *- s- > а в анлауте и в начале слога после согласного *s- > > h-. Ср. hiw ’вода’,

hari ’желтый’, bawirhaq ’пончики’, burhiw ’преть’, burhiq ’барсук’, aqhaq ’хромой’, biikhe — bii&ke ’неполный’ и т. д. В восточных диалектах *s во всех позициях произносится как [&].

В якутском (до середины прошлого века) серединный *-s- произносился как спирант типа -s-, а в анлауте *s- > > «h- > 0- в ранне-якутский период. В некоторых

сочетаниях и грамматических формантах *-s- > «-&&- > -t- в якутском, т. е. здесь

рефлексы геминированного согласного дентального (не свистящего !) ряда. Ср. iff ( < пратюрк. *issiy) ’горячий’, uturuk ( < пратюрк. *osruq) ’ветер из желудка; топот’, uta % ( < пратюрк. *suvsaq) ’жажда’ etc. Замечательно, что на стыке морфем при словоизменении в якутском представлен рефлекс «усиленного» *-ss- в аффиксе 3 лица -ta — станд. -тюрк. *- si, в аффиксе условного наклонения -tar — станд. -тюрк. *-sa (r), именно в этих аффиксах в западном башкирском отмечается -hi и -ha с развитем согласного как в анлауте или в сочетании после другого согласного. По всей видимости башкирский также отражает

геминированный *-ss- в интервокале с развитием ожидаемого «Sh- > в -h-.

Следы межзубного произношения станд. -тюркских *s, *z ( < пратюрк. *s, *r ) отмечены в казахском, каракалпакском, где кыпч. *j- переходит в d- перед *z, *s вследствие ассимиляции по локальному ряду: каз. duz ’сто’, duz ’лицо’, diiz- ’плавать’, duzaq ’петля’, tisaq ’двухлетний ягненок’, к. -калп. dastiq ’подушка’ и т. д.

История перехода *s в межзубный спирант в диалектах, легших в основу данных языков, нуждается в дальнейших исследованиях с привлечением материалов по исторической тюркской диалектологии.

1. 13. Стандартно-тюркскому *-5- в чувашском языке соответствует два типа рефлексов: -r- или «древнечувашский» (- «булгарский») «-j-, давший в современном языке в зависимости от окружения гласных или -j-, или -v-, или -0- с мягкостью на соседнем согласном. При чувашском -r- в других алтайских языках представлено соответствие -d-, и не вызывает сомнения устоявшаяся интерпретация этого ряда тюркско-чувашских соответствий как пратюркского *-5-. Это следующие основы:

чув. ara ’очень’ — станд. -тюрк. *e5e, *i8e id. (< пратюрк. *e5e);

S

чув. ir-ze ’кожевник’ — станд. -тюрк. *e5- ’дубить кожу’ (< пратюрк. *e5e-); чув. jar- ’посылать’ — станд. -тюрк. *5- id. (< пратюрк. *f5e--; чув. jerex ’святой’ — станд. -тюрк. *i5uq ’священный’ (< пратюрк. *i't5uqd); чув. kdrii ’зять’ — станд. -тюрк. *guSeyu id. (< пратюрк. kuSeyu);

о

чув. kere-s- (—e ) ’нанимать, сдавать в наем’ — станд. -тюрк. *is kudiik ’дело’ (< пратюрк. *k (r) uSu--;

чув. xirb ’сосна’ — станд. -тюрк. qa5i id. (< пратюрк. *q'aSi);

чув. xor- ’класть’ — станд. -тюрк. *Оо5- ’класть, ставить’ (< пратюрк. *qo5e-);

S S

чув. xoren, xoran (диал.) ’заяц’ — станд. -тюрк. *Go5an id. (< пратюрк. *qo5an); чув. xon,n ’береза’ — станд. -тюрк. *qa5ip id. (< пратюрк. *q'aSp); чув. xorbn ’родня’ (песен., архаичн.) — станд. -тюрк. *qa5 (i) n ’тесть, родня по свойству’ (< пратюрк. *q'a5in), чув. совр. xon ’родственник, тесть’ соответствует станд. - тюрк. основе с аффиксом 3 лица *q 'a5n-i;

чув. xere ’край’ — станд. -тюрк. *Gi5iy id. (< пратюрк. *qi5iy);

чув. or- ’беситься, приходить в неистовство’ — станд. -тюрк. *a5a- ’подвергать опасности’ (< пратюрк. *a5a-);

чув. ora ’нога’ — станд. -тюрк. *a5aq id. (< пратюрк. *a5aq);

чув. orb ’трезвый’ — станд. -тюрк. *a5iq/ *a8iy id. (< пратюрк. *a5i-q/y);

чув. sor- ’плевать’ — станд. -тюрк. *su5- id. (< пратюрк. *suSe-);

чув. sir- ’мочиться’ — станд. -тюрк. *si5- id. (< пратюрк. *si5e-);

s

чув. bras ’кисточка на конце пояса; кайма, обшивка’ — станд. -тюрк. *si5- ’подворачивать’, *si5iy ’пола, подол’ (< пратюрк. *si5e--;

/■ /■ чув. sirla ’ягода’ — станд. -тюрк. *je5 (y) elek ’земляника’ (< пратюрк. *3e5 (y) eleky;

S s

чув. soran ’пеший’ — станд. -тюрк. *ja8ay id. (< пратюрк. *3a5ay ), в чув. -n — наречный аффикс, происходящий из старого инструменталиса, букв. ’пешком’;

о

чув. bran- ’насытиться’ — станд. -тюрк. *to5un- id. (< пратюрк. *tro5e-); чув. саг- ’останавливать’ — станд. -тюрк. *dTS- id. (< пратюрк. *tSe--; чув. vara ’позже’ — станд. -тюрк. *о5 ’время; сутки’ (< пратюрк. *о5 (е) );

° W» W»

чув. vbran- ’просыпаться’ — станд. -тюрк. *o5un- id. (< пратюрк. *o5e-);

о

чув. verge ’страсть, тоска’ — станд. -тюрк. *oSuy, *68ge ’половое влечение’ (< пратюрк. *o8uke) и некоторые другие.

Также морфонологичкское чувашское чередование -d- — -r- в показателях локатива, аблатива, конкретного прошедшего времени указывает на происхождение -r- в таких аффиксах из пратюркского *-5-. Точно такое же чередование отмечается в древнетюркских рунических памятниках в тех же самых показателях, где варианты, записанные с «глухим» -t- возможны только после сонантов, а после основ на гласные и шумные согласные представлено -5-.

1. 14. Группа слов, где стандартно-тюркскому *-5- в чувашском соответствует «-j- довольна многочисленна, и присутствующие в ней слова имеют фонетическое развитие, присущее исконным словам. Это отвергает гипотезу, что все такие случаи являются заимствованиями. Слова с чувашским «-j- четко делятся на две группы: а) — слова с

последующим -r- основы и б) — менее десятка слов без последующего -r-.

группа а)

чув. jer- ( < «qjer-) ’приставать к кому-либо, следовать за’ — станд. -тюрк. *e8er- id. (< пратюрк. *e5er-);

чув. xojbr ’кора’ — станд. -тюрк. *qa5 (i) riq (- *G- ) ’кора, короста, чешуя’ (<

пратюрк. *q (r) a5riq);

чув. xiire ’хвост’ — станд. -тюрк. *qu5ruq id. (< пратюрк. *q'uSuq); чув. xbjbr- ’скрипеть зубами; саднить (о ране) ’ — станд. -тюрк. *qa5ir ’сильный, жестокий’ (< пратюрк. *q 'adir-;

о о w

чув. pbrjbgan ’трясогузка’ — станд. -тюрк. *bu8urcin ’перепелка’ (< пратюрк. *buSurci--;

чув. sajra ’редкий, разряженный’ — станд. -тюрк. seSrek id. (< пратюрк. *se5rek); чув. §щъг- ’тереть, чесать, счищать’ — станд. -тюрк. *si5ir- id. (< пратюрк. *si5ir-);

S о о

чув. сев. -зап. sbmbr (в других диалектах вторично cbmm) ’кулак’ — станд. -тюрк.

w w ~ '«w, s^,

*ju5uq/ *jumuq < ^judruq id. (< пратюрк. *3u5ruq/ *3um (5) ruq);

чув. ojbr- ’разделять, отделять’ — станд. -тюрк. *a8ir- id. (< пратюрк. *a8ir:);

s w w

чув. bjrn, верхов. irb ’жеребец’ — станд. -тюрк. *a8yir id. (< пратюрк. *a5Yire').

группа б)

чув. ijyb ’сон’ — станд. -тюрк. *u5qu — *uSuq id. (< пратюрк. *uSqu), образование от глагола *й5- ’спать’;

чув. jener ’седло’ — станд. -тюрк. *e5per id. (< пратюрк. *e5per);

чув. kaj ’сзади, назад’ — станд. -тюрк. *ke5-in instr. id. (< пратюрк. *k'e5);

чув. xiv- ’лить, выливать’ — станд. -тюрк. *Gu5- id. (< пратюрк. *qu5-);

чув. xojyb, xo/bx ’горе, беда’ — станд. -тюрк. *Ga8Gu id. (< пратюрк. *qaSqu);

s н s

чув. mybx ’усы’ — станд. -тюрк. *bi5niq ’борода, усы’ (< пратюрк. *bi5niqe);

о w w

чув. pu, pev- ’тело’ — станд. -тюрк. *bo5 ’тело, сам’ (< пратюрк. *bo5);

° W» W»

чув. peve- ’красить’ — станд. -тюрк. *bo5a- id. (< пратюрк. *bo5-a-);

S

чув. vilbx ’скот’ (< «vbj-lbx, где -lbx суффикс собирательности) — станд. -тюрк. *o5 ’бык’ (< пратюрк. *o5).

Как можно заметить, основы, приведенные в пункте 1. 13, или имеют последующий после *-5- гласный или являются глагольными основами в остальных тюркских с конечным *-5-. В группе б), наоборот, *-5- представлен в сочетаниях и в конце

s w

односложных основ. Сюда же входит и слово xon ’тесть’ < пратюрк. *q ra5n-i . Случай глагола ’красить’ подобен отыменному образованию kavle- ’жевать’ (станд. -тюрк. *goviis ’жвачка’ и *govs-e- ’жевать’) и образован от имени *bo5 ’краска’, а *bo5-a-q- вторичное отглагольное образование. Исключение представляет глагол xiv- ’выливать, высыпать’, но вполне возможно, что в данном случае чувашский продолжает четкое различение основ на согласный и редуцированный гласный, унифицированное в остальных тюркских языках.

1. 15. Пратюркский плавный сонант *r по своему качеству подобен современному чешскому r или английскому r т. е. артикулировался с помощью кончика языка без дрожания. Находиться он мог как в апикальном ряду (благодаря чему в большинстве тюркских языков занял нишу в ряду звонких спирантов, т. е. -z- ), так и в палатальном ряду, на что может указывать морфонологическое чередование в форманте оптатива 3 лица в руническом древнетюркском, где после основ на сонант представлен вариант -cun (bol-cun ), а после основ другого типа -zun (bol-ma-zun) аналогично чередованиям -ta — da [-5а] в локативе, -ti—di [-Si-] в перфекте и др. И в том, и в другом случае, звонкий шумный заменяется аналогом из смычного ряда, соответственно в орхонском руническом данный согласный имел палатальный характер (любопытно, что знак для -z- является

s

зеркальным вариантом знака для -n- в рунической письменности). В средне-чулымском, кызыльском языках хакасской подгруппы и в саларском языке огузской подгруппы

S

отмечаются палатальные записи станд. -тюрк. *z, как правило, в ауслауте (сал. duz, чул.

S S

tus ’соль’, кызыл. kos ’глаз’ и др.). Обычная рефлексация данного согласного в

чувашском как -r-, архаичные морфонологические чередования -r- — -z- во многих тюркских языках при словообразовании (Хелимский Е. А., Происхождение древнетюркского чередования r — z и дилемма «ротацизма-зетацизма») указывают на историчекски сонантный характер данного согласного в пратюркском, что хорошо подтверждается внешними алтайскими данными (монг. *-r-, тунг. -маньч. *-r-, кор. *-r-, яп. *-r-/ *-t-).

Традиционно считалось, что станд. -тюрк. *^-в чувашском соответствует только -r- . Слова, где в чувашском представлено s считались кыпчакскими заимствованиями. Однако, некоторые факты заставляют сомневаться во всеобъемлющем характере данного утверждения. Во-первых, в части слов в чувашском языке развитие гласных и согласных такое же, как и в «исконных» словах, и трудно предполагать заимствование из другого тюркского языка. Во-вторых, в некоторых тюркских основах встречаются дублеты с чередованием станд. -тюрк. *rs— *-z-, и именно в этих словах в чувашском представлено соответствие s . Например:

чув. jos ’горностай’ — станд. -тюрк. *az ’горностай, ласка’, МК az и кирг. aris (< пратюрк. *iars);

S ss s

чув. kos (koss-i) ’глаз’ (-s вторично из -s под влиянием старого переднего ряда основы) — станд. -тюрк. *goz id. при *gor- ’видеть’ и *gorse-t- ’показывать’, где -t- — каузативный суффикс (< пратюрк. *korse);

чув. tires, tisldk ’навоз’ — станд. -тюрк. *ders и *tezek id. (< пратюрк. *ters, *trers-ek

);

чув. cavza ’локоть’ — станд. -тюрк. *tirsyek id., МК tirsgek, туркм. tirsek, каз. tirsek ’берцовая кость’ и уйг. tizze ’сустав’, тув. diskek ’колено’ (< пратюрк. *trrsyek);

чув. vazan ’долина, ложбина’ — станд. -тюрк. *ozen ’река, русло реки’, *oz- ’течь’ (

> азер. oz-) и як. oriis (< пратюрк. *ors, *ors-en, ср. монг. *urus- ’течь’, *usu-n < *ursu-n

’ вода’ с регулярным развитием сочетания).

В таких случаях представлено варьирование пратюркских вариантов *rs— *-rs- (или диалектальное, или морфонологически обусловленное), второй вариант довольно рано совпал со станд. -тюрк. *-z- < пратюрк. *-r через ступень «-zs-, а в чувашском какое- то время сохранялся, но в последствии дал s (сюда возможно еще станд. -тюрк. *Toz ’посуда из бересты’ и кыпч. *torsiq ’бурдюк из козлинной шкуры’ < пратюрк. *t () ors, ? станд. -тюрк. *duz ’правильный, верный’ — *durs ’порядок’ (огуз.) < пратюрк. *turs). В чувашском языке и обычные сочетания *-rs-, сохраняющиеся в других тюркских языках, также отражаются как s:

чув. kesmen ’весло’ — станд. -тюрк. *kuriismen (< *k () iirsumen) id.; чув. pozbx- ’стать затхлым, вонючим’ — станд. -тюрк. *borsu- ’вянуть, стать

затхлым’ (< пратюрк. *borsu-);

чув. oslan ’лев’ — станд. -тюрк. *arslan (p) id.

Такого развития не происходило при ранне-чувашской палатализации и переходе

*s > s :

чув. pirzb ’кишка’ — станд. -тюрк. *bayirsa/uq id. (< пратюрк. *bayirsiq);

чув. poms ’барсук’ — станд. -тюрк. *bors (m) uq id. (< пратюрк. *bors (m) q);

Чув. формы отражают гласный *-i- второго слога, а сохранение -r- в rs- указывает на упрощение сочетаний в достаточно поздний период уже после процесса палатализации и только перед -s-.

При рассмотрении морфологических чередований в тюркских языках, показанных Е. А. Хелимским на материалах Т. Текина и Р. Г. Ахметьянова, следует уточнить, что, во- первых, такого типа чередования наблюдаются только для станд. -тюрк. *-z, находящегося в ауслаутной позиции поизводящей, аффиксально неоформленной основы. Единственный пример серединного чередования хак. ize, саг., шор. eze ’прежде, раньше’ следует отделять от представленного в тув. e’rgi, хак. irgo, с. -юг. e’rke ’старый’, который соотносится с пратюр. *er (-te) ’рано, раньше, прежде’ и является прилагательным

образованным от локативных (- временных) основ или падежей с помощью суффикса *- ’ki. Наоборот, пратюрк. *es-ki ’старый’ является коррелятом для этих сибирских основ

S' S л л

(монг. * (h) esi ’происхождение, начало’, кор. *ps-kii, *ps-tai ’время’, яп. *pisa-si ’старый, древний’), и образовано оно также в большинстве языков с помощью того же аффикса. От части прилагательных и некоторых существительных с конечным *-r образовываются глаголы со значением становления качества путем добавления гласного. При этом происходит синкопа предыдущего узкого гласного основы, в результате которой *-r оказывается вторым компонентом сочетания согласных. В таких архаичных образованиях практически регулярно *-r переходит в *-r, тем более, что сочетания *-Tr- внутри неразложимых основ фактически запрещены (ср. *amur ’тихий, спокойный’ — *amr-a-

w л/ w S Л,

’стать спокойным, успокоиться’, *semir ’толстый’ — *semr-e/u- ’толстеть’, *3avur

S Л,

’плохой, слабый’ — *3avr-u- ’ослабеть’, *t (') uvur ’крупный’ — *t () uvr-a- ’увеличиваться в размерах’, *kepi-r ’с большим животом’ (огуз.) — *kepr-e- ’чваниться, важничать’ (кыпч.),

S^ л, S л,

*3uldur ’звезда’ — *3uld (u) r-a- ’блестеть (о звездах) ’ (огуз.), *qiiuir ’сумасшедший’ — *qut (u) r-a- ’сходить с ума’, *bapir ’смысл, размышления’ (кыпч.) — *bap (i) r-a-

’созерцать, погружаться в размышления’, *-sur аффикс аттрибутивов отсутствия признака

- *-s (u) r-a- ’остаться без чего-либо’, неполнота качества, *ti’qir, (- *-y- чув.) ’крепкий, плотный’ — *tiyr-a- ’стать сильным’ (MK), сюда примыкают именные образования,

например, для последней основы *tiq (i) r-iq ’теснина’ (кыпч., тут возможны контаминации с *tri’q (i) — ’втыкать, пихать’), *q (') a5ir ’кора’ — *q (r) a5 (i) riq (як.), *ko’k (ii) r ’грудь’ -

*ko’kr-ek id. (кыпч., як., тув.), *ie’kir ’двойня, пара’ — *3eyriimi ’двадцать’ и некоторые другие. В другой группе основ: опять же конечный *-r, попав в серединное положение отражается в языках как сочетания rq-/ -rk-, -rt-. Вторая часть этих сочетаний не соотносится ни с какими аффиксами, поэтому вполне естественно для них предполагать

пратюркские сочетания с первым *-r-, второй элемент которого отпадает в ауслауте, а в середине слова первый *-r- нейтрализуется с *-r-. Например, *avur (d) ’ротовая полость’ (як. os ’губы’, чув. шь) — *avurt ’внутренняя сторона рта’ (як. oburt) < **avurt (*avurt с восстановлением сочетания в ауслауте), *apir (булг. > рус. огарь) ’вид утки’ — карлук.

w w» Л' О л/

*ap (y) ir, в остальных *apit < **apirt (монг. angir, тунг. -маньч. *andi ),*ber ’ткань’ -

*bert-ii ’куртка’ < **bert-u, *boyur# — *boyurt-aq < **boyurt (-aq) ’горло’ (форма МК bo/uyrul qoj ’овца с беловатым горлом’ сюда, скорее всего, не имеет отношения, вполне вероятно, что она связана с *buyruld ’седой, чалый’, тем более, что показатель -u/ile встречается только в названиях цветов: *qr-ile ’красный’, *3ai-ile ’зеленый’, а в арабском переводе в слове xalqun ’порода’ утеряна точка и получается halqun ’горло’, а далее благодаря контаминации с кыпчакским вариантом названия ’горла’ или же монг. *bakalawur id. этот перевод закреплен у переписчика), *e5ir ’огромный’ — карлук. *egirt (< *eSirt) < **e5irt (*e5irt с восстановлением сочетания в ауслауте), *ijr (d) ’след’ — *irt- e- ’следить, искать’ (форма у Ахмеда Юнекского izde- уникальна и является результатом вторичной контаминации с другим корнем *iste- одновременно с iz ’след’, или кыпчакским вариантом вторичного глагола iz-de- < кыпч. *iz-le-, или просто опиской с постановкой лишней точки над буквой), *iimer (огуз.), *imir (> тат. imz-i с показателем 3 л.) ’туман, дымка’, *imir (> тув. imis-te-1 ’затуманиться’) — *imirt (кыпч.), *imir (МК, огуз.), *imirt-ip (тув.) < **imirt, *ke’kir (чув. kagbr) ’глотка’ — *ke’kirt-ek id. < **ke’kirt, *q () ir (МК) — *q () ir (МК) ’скупой’ (хак. xirt ’ненависть’) < **q (') irt (*q () irt с

w Л' w ^

восстановлением сочетания в ауслауте), *q (r) opur (- *-m-) — *q (e) op/murt-yac (як.) < **q () opurt ’жук’, *omur ’плечо, грудина’ — *op/murt-ya ’спина, позвоночник’ < **opurt, *or-ye ’другой, чужой’ — *ort-e-i- ’враждовать’ < **ort, *t (') or ’пена на теле лошади’ (кыпч.) — *t (') ort-a ’вытопки, остатки масла’ < **t (') ort и др. Случаи с *rK : *qir ’девочка, девушка’ — *q (r) irqin ’наложница, рабыня’ < *qrq, *sir ’боль’ (> алт. sis, туркм. siz-siz ономат. ’тупая боль’) — *sir’q-a- ’хворать’ < **sr’q, *t'er ’быстрый; убегать’ -

*t (') erk ’скоро’ (кыпч.) < **t'erk и др. Случаи вариантов с -r- и -z- в стандартных тюркских перед носовыми сонантами довольно сомнительны и могут быть объяснены другими способами.

л

1. 16. Развитие пратюркского *n довольно хорошо показано у М. Рясянена (МИФТЯ, сс. 177-181). Многочисленный языковой материал убедительно доказывает

л

наличие фонемы *n (а не аллофона j как у А. М. Щербака, СФТЯ, с. 83) в любых позициях, типичных для сонанта в тюркских. Необходимо сделать небольшие уточнения

л

рефлексации *n по языкам.

/■

Пратюркский *n отражается как:

Л/ S'

j/n — в якутском;

j/j — в тувинско-тофаларском;

n — в древнетюркских рунических памятниках; n — в n-диалекте древнеуйгурского (Gabain, ATG, сс. 2-5, 53);

j — в j-диалекте древне-уйгурского (поздняя манихеика, брахми, буддисткие памятники);

n — в «языках аргу и булгарском» (по Махмуду Кашгарскому);

j — в караханидском (хакани, Махмуд Кашгарский, Кутадгу Билиг) и поздних памятниках.

s

В других современных языках основными рефлексами *n являются: jn/ j — в огузских;

j, позднее ассимилировавшийся определенными соседними гласными, — в

кыпчакских, карлукских, сибирских (хакасском, шорском, сарыг-югурском, диалектах Северного Алтая и т. д.);

j, позднее ассимилировавшийся определенными соседними гласными, — в

чувашском.

Во всех языках, где синхронно присутствует анлаутный m- происходящий из пратюрк. *b- перед носовым конца слога или носовым начала следующего слога,

s

происходит аналогичное развитие перед -j (-) рефлексом старого *-n (-). В огузских языках, а также в древнетюркском руническом и аргу, носовые рефлексы отмечаются после огубленных гласных. После *a и *i за редким исключением (в памятниках) фиксируется только -j-, хотя развитие начального губного и внешние данные поддерживают якутские

s

указания на палатальный *n.

Такого типа соответствия характерны для старых заднерядных основ, которых довольно много (см. список примеров, приведенных М. Рясяненом в МИФТЯ сс. 177-181

S S S Л, S S S

и в EDAL) : *an ’луна’, *anaq ’чаша’, *anar ’ясное небо, мираж’, *aniy ’зло’, *canqa-

S S S S

’качать (ся) ’, *ban- ’гнуть, косолапый’, *ban ’жир’, *ban- ’святой’, *ban- ’подошва’,

S S S S S

*banil- ’исчезать’, *bi5niq ’усы’, *binan ’лебеда, солодка’, *biniiq ’кошка’, *bonil/r

S S S S

’орешник’, *sin ’подарок’, *sian- ’бедный, несчасный’, *tun- ’закупоривать’, *trunyaq ’копыто’ и др.

Следующее слово также является заднерядным:

пратюрк. *qunai ’солнце’ — огуз. тур., туркм. giines (с переходом в передний ряд

s

из-за -jn- < *-n- ), тат. kojas, шор. kujas, алт. куу-кижи kojos (с вторичным развитием

л/ О

аналогичным огузскому) id. и др., як. kujas ’жара, жаркий день’, чув. xevel ’солнце’.

S S

Заимствовано в венг. hajnal ’утренняя заря’, хант. qunhl (FUF, 22, с 162).

Напротив, в словах ’крыло’, ’масло, сметана’ и ’журавль’, в которых носовой -n- сохранятся во всех тюркских языках-потомках, а в якутском и памятниках присутствует j/

S S

n правильней реконструировать не *n, а сочетания *-jn-, *-nj-:

пратюрк. *qajnate ’крыло’ — як. kijat, туркм. qanat (долгота второго гласного в

результате упрощения консонантной группы), азер. диал. genet, тоф. hanat ( < «ka’nat'),

S s

сарыг-юг. qenat ( < «qajnat), в остальных языках qanat, чув. sonat (sonatt-i) ( < «xjonatb).

пратюрк. *q () ajnaq — *q () ajmaq ’масло, сметана’ — МК qajaq ’масло’, qijaq ’жир,

s s

сметана, масло’, аргу, булгар (МК) qanaq, як. xojnor- ( < «xajnur-) ’заквашивать молоко’. Вариант с сочетанием *-jm- представлен в большинстве языков — як. xojmox ( < «xajmux) ’сыворотка’, тур. kajmak, тат. qajmaq etc., чув. xbjma.

пратюрк. *turunja ’журавль’ — др. -тюрк. рун. turnjja (а не turujaja вопреки ДТС,

Л/ S

Gabain, ATG 344), як. turuja, тув. durja, тоф. dur (u) na, каз. tima, туркм. durna, тур. turna etc. Дж. Клосон считает знак -j- в слове turnjja (Ырк Битиг, 94) излишним. В целом его точка зрения ближе к истине, чем у М. Рясянена и А. Габэн, постулирующих четырехсложность данного слова. Но, все же, знак -j- здесь не лишний, — с его помощью записано сочетание -

S S

nj-, чтобы отличить его от простого -n- . В чув. этому слову соответствует низов. tbma,

о s

верхов. tome (в верховой форме отражена палатализация -n- из сочетания *-nj-,

о s

вызвавшая переход слова в передний ряд «tbma ).

s

В переднем сингармонистическом ряду *n надежно реконструируется в слове *k'on- ’гореть’; в нем такие же соответствия как и в словах заднего ряда:

^ У» Л* S’

пратюрк. *k'on- ’гореть’, *k'oni ’сажа, уголь’ — МК koj-, аргу (МК) kon-, тур. koj-,

_ ^ —г*

туркм. koj-, кирг. kiij- и др. ’гореть’, як. kojnor-, kojor- ’заквасить, сварить’ (каузатив от ’гореть’), тув. xo ’сажа’, тоф. ho ’древесный уголь’, хак. koje ’сажа’, алт., кирг. ko ’сажа’

° и л ° — л

и т. д., чув. ku, kev ’сильный запах горелого’ < *k'oni, kbvajt ’сажа’ < *k'oni-t.

В слове же ’ведро, кожанный мешок’, судя по сохранению -n- во всех языках- потомках, — сочетание *-jn-:

s

пратюрк. *k'ojnek ’ведро, кожанный мешок’ — др. -тюрк. рун. konek (Ырк Битиг, 88), МК konek, тур. kojniik, башк. kunjek, шор. konek, каз., кирг. konok etc.

s

В ауслауте *-n надежно реконструируется в односложном слове ’овца’:

^ S л,

пратюрк. qron — др. -тюрк. рун. qoj (Ырк Битиг, 40), МК qoj, аргу (МК) qon, тур. koj (u) n, туркм. qoj (u) n, тув. xoj тоф. hoj, кирг., алт. koj, каз. qoj, тат., башк. quj, хак. xoj

etc.

s

По-видимому, палатальный *-n присутствовал и в ауслауте пратюркских именных

S S

основ вида TVTVn# имевших алломорф TVTn- перед суффиксом, начинающимся на гласный. Это слова *boj (u) n ’шея’, *3el (i) n ’вымя’, *3iil (ii) n ’спинной мозг’, *q'oj (u) n ’подмышка’, *oj (u) n ’игра’.

^ У» S S Л, Л,

пратюрк. *boj (u) n ’шея’ — як. mdj, monn-, тув. moj (u) n, тоф. moen, mojn-, хак.

о о

moj (i) n, кирг. moj (u) n, туркм. boj (u) n etc., чув. mbj, myj-;

S ^ s s s

пратюрк. *3el (i) n ’вымя’ — як. silin, sirin, sinn-, хак. ciln-e- ’набухать (о вымени) ’,

/■ /■ /■

алт. 3eli (n), каз. zelin, тат. jilen, ткм. jelin etc., чув. sild, sill-;

'ft Л Л Л

пратюрк. *3ul (u) n ’спинной мозг’ — як. suiun, surun, sunn-, тув. cun (с

/■ /■

генерализацией косвенной основы), хак. colop, алт. 3uliin, 3uliip, кирг. jiiliin ’костный мозг’;

w У» S S

пратюрк. *q'oj (u) n ’подмышка, пазуха’ — як. xoj, xonn-, тув. xoj, xojun, xojn-, тоф.

л/ О

hoj, хак. xoj (i) n, кир. koj (u) n, туркм. qoj (u) n etc., чув. xu, xev-

w s S S w S

пратюрк. *oj (u) n- ’игра’ — як. onno- ’играть’ ( < *ojn-a-), тув. oj (u) n, тоф. oen, ojn-,

о о о

хак. oj (i) n, кирг. oj (u) n, туркм. oj (u) n etc., чув. vyb vyj-.

s

Реконструировать палатальный *-n в этих словах позволяют специфические якутско-чувашские рефлексы. Как уже отмечалось выше, якутский, тувинский и и

S Л,

тофаларский — единственные современные языки, где *n отразился в особом согласном -j-

s

. В основной массе тюркских языков, исключая чувашский и якутский пратюрк. *-jn- совпало с *-jn-, а форма неоформленного именительного падежа в них возникла по аналогии при вторичном вычленении из косвенной основы, хотя в тув. и тоф. существует архаизм xoj, hoj ’пазуха’ с ожидаемым номинативом. В якутском рефлексом является

л/ S S S

отражение через -j-, -n (n) -как старых сочетаний *-jn-, так *-jn-. Кроме того, колебание 1- r внутри якутских диалектов встречается только в данных именах перед

s

морфонологическим «-n-. Аналогичное колебание r — 1, на этот раз из *r, наблюдается в глаголах arij-/alj- ’заболеть’ (морфонологически «ar (i) j- с конечным неавтоматическим -j !), sirit-/ silj- ’навешивать’ (морфонологически «sir (i) c--, т. е. перед согласными

палатального ряда. Так что нейтрализация *r, *1 перед палатальным в сочетании — это регулярный якутский процесс. В чувашском же в этих случаях рефлекс «-j, который

S S

соответствует пратюркскому *-n, а в случае после *-1- закономерное ранне-чув. '3elij

s

переходит в silo.

С другой стороны, с пратюркским непалатальным *-n необходимо реконструировать основу со вторым «выпадающим» гласным gel (i) n ’невестка’, в которой в чув. представлено kin, а в як. kinit — kijit (с гоноративным аффиксом старого десемантизированного показателя личного множественного числа, как и в слове xulut ’раб, слуга’ < *qul, с компенсаторным удлинением гласного на стыке морфем из-за упрощения предыдущего сочетания). В чувашском закономерно выпал предшествующий сонант при сохранении конечного носового -n- -m- что регулярно для основ с

«выпадающим» редуцированным: *ey (i) n ’плечо’ — чув. an, *al (i) n, *al (i) m ’перед’ — чув. om, *qul (u) n, *qul (u) m ’жеребенок’ — чув. xmm и др. Однако чувашский в слове ’невестка’

s

отражает *-n-, а не *-n- как в приведенных выше словах. Кроме того, в основе *qij (i) n ’мучение’ необходимо реконструировать простой *-n-, — в чув. рефлекс xon, т. е. существует противопоставление рефлексов для пратюркских последовательностей *-j (I) n и *-) *-l (I) n и *-! ()

В якутском также стоит отметить вторичную компенсаторную долготу в

номинативе основ moj и xoj. Здесь это рефлекс выпадения интервокального -j- или старого упрощения ауслаутного сочетания, а не исконной долготы, — туркменский показывает однозначную краткость. В самом якутском эта долгота при восстановлении сочетаний в интервокале исчезает. С другой стороны, в первом слоге для долгих гласных среднего подъема единственными рефлексами являются дифтонги e [ie], o [uo], o [uo], а долгие гласные e, o, o в такой позиции появляются из стяжений при выпадении интервокальных -

- -у- -p-, -v-Данные сочетания следует отделять от особых случаев интервокала. Это две

^ S Л,

основы ’рог’ и ’мозг’. В первой основе, восходящей к *bunpor представлены:

w S Л,

Формы, отражающие заднерядную основу с палатальным согласным *bundr (-

w S л,

*bonor), -

о

чув. myr-aga, др. -уйг. (манихеика) mujuz, огуз.: тур. bojnuz, азер., туркм. bujnuz, тув. mijis ( < «mujuz), тоф. mis, якут. mojos ( < «mojoz), mojos ( < «mojjoz) и вторичное mos. Т. е. булгарская, огузская, тувинско-тофаларская и якутская подгруппы.

Формы, восходящие к переднерядной основе *burjiir с велярным согласным и неразличением по подъему непервого *-o-/ *-u-, -

МК mupiiz, хак. miis, сарыг-юг. mopos, башк. mogoS ( < «mopoS), тат. mogez ( < «mopez), узб. muguz ( < *mupuz), уйг. mupiiz. Т. е. хакасская, кыпчакская и карлукская подгруппы.

ft ' ~ X ~

Формы, котрые могут восходить как к *bunur, так и к *bupur, т. е. с палатальным или велярным согласным, но отражающие вторичный передний ряд возникший под

S

влиянием «-j- < *-n-, -

каз. miijoz, ног. miijiz, кирг. mujuz, алт. miis и др. Здесь надо реконструировать

^ S л,

нетривиальное сочетание внутри *bunpor, т. к. формы со следами *-p- не могут быть

S

отражением пратюркского интервокального *-n-, а упереднение вокализма может быть

s

вызвано только наличием «-j- (< *-n-). Т. е. кыпчакские, карлукские и хакасские рефлексы указывают на промежуточный вариант «mujpuz в этих языках. Геминация в одном из якутских рефлексов «-jj- > -j- может происходить только после упрощения сочетания, что также указывает на данную реконструкцию.

Развитие похожего типа наблюдается и в переднерядной основе *benpi, что вообще

s

нетипично судя по фонотактике *-n- (см. выше в этом же разделе),:

Формы, отражающие основу с палатальным *beni, — огуз.: тур. bejin, азер. bejin, туркм. bejni, mejniи узб. (!) mije.

Формы, отражающие основу с велярным *bepi, -

MK mepi, уйг. mipe, чув. низов. mime, верхов. mime, верхов. курмыш. nime ( < «mine с дистантной ассимиляцией согласных в первых случаях и метатезой в последнем).

w s w

формы, которые могут восходить как к *beniтак и к *bepi, -

тат. mij, баш. meje, кирг., алт. me, тув. me, тоф. me, якут. meji. В тув. -тоф. и якут. рефлексы фактически те же самые, но в предыдущем примере по заднерядности основы можно было понять к какому типу относится развитие. Чувашский ни в коем случае не

л

отражает палатальный *-n-, но может восходить к основе или с велярным *-p- или дентальным *-n-. Развитие гласного (точнее его реализация в виде полного гласного перед носовым) может указывать на промежуточный этап «-ej-, что закономерно отражает

л

переход палатального *-n-в -j-.

1. 17. Необходимо сделать несколько замечаний о соответствиях пратюркскому *p в чувашском языке. Вслед за Г. И. Рамстедтом (Ramstedt, Stellung, сс. 21-22), М. Рясянен и А. М. Щербак писали, что тюркский *p отражался как m в чувашском после лабиализованных гласных, а в остальных случаях — как n (МИФТЯ, с. 169, СФТЯ, с. 170). Данное положение нуждается в уточнении. Во-первых, следов такого перехода нет в глагольных основах:

° W»

чув. ten- ’зябнуть, мерзнуть’ — станд. -тюрк. *dop- id., туркм. dop-, азер. don-, тур. don-, тат. tup-, башк. tup-, кирг. top-, тув., тоф. dop-, як. top- etc. (< пратюрк. *top- (- *-o-);

о о

чув. bn- ’удаваться, получаться; хорошо уродиться (о хлебах) ’, диал. on-

(Ашмарин, Словарь, IV, с. 177) id. — контаминация двух тюркских корней *op- ’удаваться, спориться’ и *on- ’прорастать’ (такая же контаминация произошла и в части кыпчакских — каз. on- ’спориться, удаваться, иметь успех’, тат. up- ’хорошо уродиться (о хлебах); иметь успех, удаваться, а также ср. кирг. on- ’расти, произрастать; удаваться’ наряду с op- ’быть удачливым, спориться’), туркм. op- ’удаваться’, др. -уйг. VIII в. op- ’улучшаться’, хак. op ’удача’, як. upo- ’совершаться, спориться’ и др. В данную группу, похоже, относится и уже осложненное аффиксом чув. tiinder- ’опрокинуть’ — станд. -тюрк. *dop- ’опрокинуться’, *dop-der- ’опрокинуть’ (пратюрк. *top-). В глаголах довольно рано

прошла унификация основы по суффигированным формам, где конечный *-p- основы оказывался перед дентальным согласным, в частности это показатели прошедшего конкретного времени и условного наклонения (пратюрк. *-tu-/ *-ti после сонантов, *-sa (r) ) и др.

Во-вторых, пратюркский p не переходил в чувашский m после старых узких

огубленных гласных (*u, *u ), в результате чего существуют такие формы как как чув. 00>ч. tone ’дымоход’ — станд. -тюрк. *dup-liik ’дымоход, верхнее отверстие в юрте’, МК tiirjliik,

тат. toplek, башк. tonlok, topnek, тоф. dupniik, як. tunnuk ’окно’ (< пратюрк. *tupo ) и др.

Пратюркский *p дает в чувашском m только в именных основах и рядом со старыми

пратюркскими *o, *o, т. е. огубленными гласными среднего подъема:

о о w

чув. xbmbr ’бурый’ — пратюрк. *q'opur id., МК qopur, туркм. qopur, алт. kopir, башк. qupir, тув. xdr, тоф. hor, як. xopgor etc.;

О О w» Л'

чув. xbmbr ’трутень’ — пратюрк. *q () opurt (-ya-) ’жук’, МК qopuz, туркм. qopuz,

чагат. qopuzyan, як. xopurdos, xomurdos ( < *qopurt-yac);

чув. maj ’способ, сноровка’ — пратюрк. *opaj (архаичное производное от *op- ’удаваться’, см. выше), КБ opaj ’ловкий’, туркм. opaj-li, уйг. opaj, алт. opoj, хак. opdaj ( < «°p-iaj);

° ° v- W W

чув. sbmb верхов. (курмыш.) sbnb ’кость’ — пратюрк. *sipok/ *sipoq id., В диалекте, легшем в основу курмышского говора *p переходил в m не рядом с *o, *o, а только после этих гласных;

S so S w

чув. som, верхов. (красноальчик.) sbm ’сорняк’ — пратюрк. *301p ’дерн, трава’, алт.

S S

(туба, телеут.) 3op, алт. (туба по Радлову) nop. Из булгарского заимствовано в венгерский gyom ’сорняк’, что указывает на относительную древность данного развития (см. не так у М. Рясянена, МИФТЯ, с. 163).

о о

В словах чув. om-bicce ’старший брат отца’ и om-bii ’великий князь, царь’ при пратюрк. *ep ’самый’, туркм. ep, кирг., каз. ep, хак. ip, тув. ep etc. представлена довольно

о

поздняя ассимиляция n > m перед губным смычным. Слово om- отдельно не употребляется (см. Егоров, ЭСЧЯ, с. 63). (о слове mime ’мозг’ см. в предыдущем разделе).

1. 18. Наличие двух типов соответствий стандартно-тюркскому *n в чувашском — n, m исследователи интерпретировали по-разному. М. Рясянен (МИФТЯ, с. 177), а вслед за ним А. М. Щербак (СФТЯ, с. 170) считали рефлекс m собственно чувашским развитием, хотя и очень древним. Действительно, венгерские заимствования из языка,

s

близкородственного чувашскому, отражают m (например, венг. szam ’число’ при чув. som — станд. -тюрк. *san ). А. М. Щербак как и Й. Бенцинг (J. Benzing, Das

Tschuwaschische. Fundamenta I, с. 713) предполагали, что m появлялся после огубленных гласных. Не отрицая, что существует некоторое количество исключений А. М. Щербак, например, пытается объяснить их тем, что «необходим учет качественных особенностей вокализма не столько в пратюркских праформах, сколько в тех промежуточных образованиях, из которых непосредственно развились чувашские формы», и добавляет, что «следует отметить наличие в чувашском междиалектального соответствия m — n « (СФТЯ, с. 170).

Во-первых, второй аргумент довольно сомнителен, т. к., судя по материалу, в случаях колебания m — n, а они встречаются только в ауслауте, формы с m имеет, как правило, верховой диалект (особенно курмышский говор), а формы с n — низовой диалект, что обусловлено не столько историческим развитием, сколько последующими контактами этого диалекта с кыпчакскими языками, в частности с татарским языком, тем более этот диалект находится в зоне татарско-чувашского пограничья. Соответственно архаичные нетривиальные варианты в первую очередь видны в верховом диалекте, а в низовой может их или потверждать, или избавляться от них, заменяя на более продуктивный -n.

Во-вторых, первый аргумент о промежуточных образованиях не подкрепляется

никаким материалом, т. е. придумывается отдельный процесс, продействовавший в непонятных условиях и не давший никаких результатов кроме перехода n > m, а потом бесследно закончивший свое действие.

Н. Н. Поппе, а потом и Г. Дерфер, наоборот, считают чувашское состояние первичным (Поппе, ИРАН, NN 1-5, с. 37, Doerfer, Turkisches -n > tschuwaschisches -m ?, UAJB, Bd. 39, Heft 1-2, с. 61). Этот тезис подкрепляется монгольскими соответствиями, где монгольскому -m корреспондирует тюркский -n. Кроме того, по материалам современных монгольских языков прослеживается такая же тенденция избавления от конечного -m в многосложных словах, которая постулируется ими и для тюркских.

Эта точка зрения более правдоподобна, хотя следует отметить, что чувашский сохраняет не праалтайское противопоставление *-n, *-m, а пратюркское, т. е. противопоставление того периода, когда конечные *-m и *-n перераспределились по новым правилам, в результате чего пратюркский *-m соответствует монгольским и тунгусо-маньчжурским *-n, *-m и пратюркский *-n имеет те же соответствия.

В чувашском языке m соответствует стандартно-тюркскому *n только в ауслауте именных основ, а в глагольных основах без исключений чув. n — станд. -тюрк. n. После широких пратюркских гласных первого и второго слога в чувашском регулярно наблюдается рефлекс -n :

arlan ’хомяк’, arman ’мельница’, avdan ’петух’, iran ’завтра’, iryan ’худой’, joman

S

’дуб’, jon ’кровь’, jhran ’межа’, kaban ’стог’, kadan ’лен’, kigen ’терновник’, kivzen

о о

’долг’, kbgan ’ушки ведра’, keren ’розовый’, kesmen ’весло’, xon ’хан’, xoran ’котел’,

о

ojran ’пахтанье’, oslan ’лев’, piran ’обжора’, pojan ’богач’, poldbran ’борщевник’, pblan

о

’олень’, pmvan ’слепень’, sajran ’каждый’, soran ’рана’, sbkman ’кафтан’, sbran ’кожа на

S S S so s

ремень’, sadan ’плетень’, soran ’пеший’, siiren ’рыжий’, sbban ’чирей’, swdan ’щука’,

So о о о

solen ’змея’, toban ’ступня’, hxlan ’олово’, bxran ’дятел’, toren ’лемех’, cagan ’рогоз’,

о о о

carlan ’цапля’, cigen ’колики’, von ’десять’, vmrman ’лес’, voltren ’крапива’, voren

о

’привязь, веревка’, bzan ’тетерев’ и др.

В двусложных основах, где в тюркских языках второй узкий гласный не выпадает при словоизменении, в чувашском регулярным рефлексом является -m (хотя в низовом диалекте иногда наблюдается -n) :

верхов. (курмыш.) ildbm, низов. ilhn ’золото’, idam ’щепотка’ ( < *a’tqin), xirbm

о о

’живот’, xbrymm ’рабыня’, podom ’целый’, -sem показатель множественного числа (пратюрк. *sajin ’каждый’), sivhm ’роса’, sohm ’тяжесть’, верхов. suybm, низов. sulybn

S S S S

’прохлада’ ( < *sal’qin ’ветер, прохлада’), sizom ’молния’, sohm ’пламя’, summ ’спина’ (

s ^

< *3ayrun ’лопатка, верхняя часть спины’), верхов. tbimm, низов. Ьгьп ’князь (в

о о о о

топонимах) ’ ( < *t () u8un), верхов. totem, низов. tedem ’дым, мгла’, vbrbm ’длинный’.

Из именных основ со вторым узким гласным данному распределению не

s

подчиняются кыпчакизмы porzmn ’шелк’, seben ’бородавка’, coybn ’бедняк’ (через тат.,

свое ожидалось бы «coyi), bshn ’разум’, случаи, которые могут трактоваться как случаи

s

после «-j- или кыпчакизмы tajbn ’призвание, склонность’, tojhn ’тина’, sojhn ’сом’,

s

верхов. svin (Ашмарин, Заметки по чувашской диалектологии, в сб. «Материалы по

s

чувашской диалектологии», I, Чебоксары 1960) со вторичным переразложением из «svbjbn

s S' S' о S' о

- «svynb и слова с неясной этимологией — jodon ’лен’, sorzon ’шелк’, vorzon ’стриж’. В чувашском произошло вторичное развитие -m > -n в слове avmn с первоначальным

s

значением ’зерно’, оно отмечается в оборотах avmn sap- ’молотить’ = ’выбивать зерно’, avmn kardi ’гумно, ток’ = ’загородка для зерна’ и т. д. Это слово восходит к *evin ’зерно, злак’, и из чувашского заимствовано в мар. лугов. avmn, мар. горн. en. Данное слово активно контаминирует с русским овин, однако исторический передний ряд его, отражаемый в марийских заимствованиях, исключает возможность русизма. Возможно -n в данном случае отражает лишь низовую норму, поддержанную русским влиянием, однако не исключена возможность диссимилятивного сохранения -n по контрасту с предыдущим *-v-.

То, что чувашский рефлекс m в описанной выше позиции архаизмом, а не инновацией, показывают следующие соображения.

Во-первых, если предположить, что это чисто чувашский фонетический процесс, то нужно постулировать такое развитие *-n > «-p > -m. Типологически вероятней, что *-p, а не *-n перешел в -m (аналогично развитию *-y- > «-w- > -v-). В этом случае получается, что сначала был раннечувашский (или булгарский) переход *-n после узких гласных в «-p, вызванный, например, ослаблением артикуляции носового согласного в связи с безударной позицией последнего узкого гласного (синхронно такая система ударения представлена в верховом диалекте чувашского языка). Но тогда этот согласный должен был совпасть со старым *-p из пратюркского *p и далее развиваться как последний. Однако перехода в губной -m в словах с пратюркским *-p после узкого гласного не наблюдается, ср. xohn ’толстый’, xorbn ’береза’, tarbn ’глубокий’ и некоторые другие. В чувашском языке -p- как отдельная велярная фонема сохранялся еще во времена контактов с предками марийцев, ср. мар. лугов. apbbr ’узкий’ < чув. an-zw ( < пратюрк. *ep-sur ’неширокий’), мар. лугов. apa, мар. горн. enge ’полоска земли’ < чув.

ana id. (образование от того же корня), мар. лугов. bpahk, мар. горн. songelok ’полог от мух’ < чув. bnahk id. ( < пратюрк. *sipek-like). Но в слове ’пламя’ мар. горн. sahm <

s

чув. sohm id. при станд. -тюрк. *jalqun, *jalun (вторая форма представлена в чагат., к. - калп., тур., хак.), где не «сохраняется « никакого «p, т. е. в чувашском еще была отдельная фонема p, а в конечной позиции уже был -m, что противоречит признанию «-p как переходной стадии развития из тюрк. *-n > -m. Приходится предполагать наличие -m в основах вида (T) VT (T) bm еще на этапе, когда сохранялся «-p-, «p в языке-предке чувашского.

Во-вторых, судя по внешним параллелям, алтайский *-m отражается точно также

как и *n, оказавшись в конечной позиции в тюркских языках, т. е. в большинстве тюркских языков совпадает в -n, а в чувашском в основах с последним широким гласным имеет рефлекс -n, а в основах с последним узким — -m. Такое «несоответствие» праалтайским *m, *n наблюдается только в ауслауте именных основ и совсем не затрагивает глагол и активные словоизменительные аффиксы типа пратюрк. *-un

показатель инструменталиса — монг. *-hun наречный аффикс (В. Котвич, Исследования по алтайским языкам, сс. 327-328). Какова же сфера встречаемости -m в большинстве тюркских языков? В конечной позиции -m бывает, как правило, в личном аффиксе 1 sg. при притяжательном склонении имен, в аффиксе 1 sg. при спряжении глагола в индикативе (отчетливо видна связь с пратюркским местоимением 1 sg.), а в других случаях практически только в качестве отглагольного суффикса, образующего имена действия, процесса, результата. Довольно редко -m встречается в односложных словах. Существуют лишь единичные непроизводные многосложные основы с конечным -m в современных кыпчакских, карлукских и огузских языках. Такая ситуация очень похожа на результат инновативного процесса «избавления от конечного -m», захватившего ареал распространения тюркских языков. В случае принятия гипотезы, что в чувашском отражается пратюркское распределение конечных *-m и *-n в многосложных основах (уже вторичное по отношению к праалтайскому), связанное с качеством последнего гласного, ожидались бы следы его сохранения на окраинах тюркского ареала. Действительно, в материалах восточных тюркских языков (диалекты алтайского, тувинский, тофаларский, хакасский, сарыг-югурский) именно в словах, где должен быть — m по правилу распределения, фиксируется «нерегулярный» конечный -m. Сароыг- югурский язык был давно отделен от основного ареала тюркских языков языками других групп, он не подвергся некоторым общим инновациям, и в нем обнаруживается много интересных пратюркских архаизмов, утерянных в инновативных зонах. То, что параллелизм с чувашским не случаен, показывет и такая изоглосса — сохранение в качестве указательного местоимения пратюрк. *ko- (соответствующего яп. *ke, кор. ke ) ’этот,

о

который ближе’: чув. ku, kb с. -юг. ku, ko. Ниже приведены случаи сохранения *-m в чувашском и восточных тюркских языках, при отражении -n в основной массе тюркских языков. [Сарыг-югурский материал дается по книге Э. Р. Тенишева «Строй сарыг- югурского языка» в фонологической транскрипции с указаниями «Сл.» — словарь, «Ш» — с. Шихейза, «М» — с. Минхэ и номером текста, а также по грамматике Чэнь Цзунженя и Лэй Сюаньчуня «Сыбо Юйгуй цзяньчжи» с пометой «СЮ» и указанием страницы. ] чув. idam ’щепотка’ — с. -юг. a’qem (СЮ, 174) id., станд. -тюрк. *atqin; чув. верхов. xohm ’калым, выкуп за невесту’ — с. -юг. q'alem (СЮ, 166) id., хак. xalim, тув. kalim. В татрском qalim имеет конечный -m в отличие от других кыпчакских языков, что является следом булгарского субстрата;

чув. sohm ’тяжесть’ — хак. salim, но с. -юг. saliy (Сл.);

чув. sivhm ’роса’ — с. -юг. jalim (Сл.), jalom (СЮ, 157), хак. salim ’роса’ и salbix ’лужа’ ( < «salm-ix), шор. salim, туркм. salyim, но тув., тоф. salin, алт. calin. В этом слове пратюркское колебание начальной аффрикаты и спиранта;

о о

чув. верхов. tdtsm, низов. todom ’дым’ — с. -юг. trudum (М 7).

Двусложные слова со вторым выпадающим узким гласным в реде форм при склонении ведут себя как односложные, и в них, скорее следует говорить не о предсказуемом распределении, а о закрепленности -m или -n за определенными лексемами. Как было показано выше, часть слов с выпадающим гласным может иметь

л

пратюрк. *-n, часть безусловно имела *-n, а часть *-m. Возможно, это зависело от того какой из алломорфов брался за основной TVTem или TVTn- с последующим выравниванием по всей парадигме. Для пратюркского варианты с *-n следует предполагать в следующих основах: *ey (i) n ’плечо’ ( > чув. an), *qa5 (i) n ’тесть’ ( > чув. арх. xorbn ’родня’), *qtj (i) n ’мучение’ ( > чув. xon ), *kel (i) n ’невестка’ ( > чув. kin ), *or (u) n ’место’ ( > чув. virbn ) и некоторые другие. На варианты с *-m претендуют следующие слова:

пратюрк. *al (i) m ’перед, передняя часть’ — чув. om ’перед’, с. -юг. alim (Ш 5, М 13) ’лоб’, в остальных тюркских языках *al (i) n id. Из булгарского заимствовано в древнерусский аламь ’нагрудник, пектораль’ (Срезневский, т. 1, сс. 14-15);

пратюрк. *q'oj (u) m ’подмышка’ — чув. верхов. (курмыш.) xiim id., тоф. hojum (Дыренкова Н. П., Тофаларский язык, с. 9). В собственно верховом и низовом диалектах чувашского языка представлено xu, что является закономерным отражением пратюркского *qroj (u) n id. (см. выше п. 1. 16.);

w» °

пратюрк. *q'ul (u) m ’жеребенок’ — чув. xbm id., с. -юг. q'ulum (М 26, Сл., СЮ 159).

Особые случаи представляют чувашские односложные слова с -m на месте стандартно-тюркского *-n. Часть из них также имеет конечный -m в восточных тюркских языках:

чув. som ’число, счет; почет’ — с одной стороны его традиционно связывают с о

л

станд. -тюрк. *san id., что косвенно может поддерживать и венг. szam ’число’. В тюркских языках это слово является отглагольным именем от *sa- ’считать’. В чувашском языке такие имена регулярно образуются при помощи суффикса -m. Но в других тюркских языках -m в такого типа аффиксе возможен только после основ вида (T) VT- и многосложных основ, причем в огузских языках наблюдается вторичный переход в -n (ср. туркм. aqin, азер. axin ’течение’, в остальных языках с -m, отглагольное имя от *a’q- ’ течь’). С другой стороны чувашская основа может быть параллелью или, по крайней мере активно контаминироваться с пратюрк. *som (a) ’форма, вид’: хак. som, алт. som, тув. soma, як. omon, халадж. soma.

чув. sbm ’шерсть’ — алт. (телеут.) 311m, шор. cum ’шерсть, пух’, в других

У» w У» w

рефлексы колебания праформ *3111i — *3up. чув. tom ’одежда’ — с. -юг. dop (М 6), top

(М 20) id., в других языках -n . Чувашский -m в данном случае закономерно отражает p после *o. Возможно, в данном случае пратюркское колебание *-n — *-p. Ср. монг. *tonug ’попона, конская сбруя’ (Рамстедт, ВАЯ, с. 187). Такое колебание могло быть результатом развития раннего пратюркского *tonye ( < праалт. *ton (u) gV ) в *ton — *top.

о

чув. com ’звук, шум’ — тув. dipmi, хак. tomei- ’ворчать’, в остальных языках следы *tin, но монг. *cimehe-n ’звук, шум’, тунг. -маньч. ttnme- ’петь, говорить’.

О S-

Для слов чув. com ’дыхание’ < пратюрк. *trn id. и чув. som ’бок, сторона’ <

л

пратюрк. *3an id. причины появления огубленного неясны, а поддерживающих архаизмов в других языках не отмечено.

1. 19. Одной из важных тюркских проблем считалось развитие конечных велярных и увулярных шумных в чувашском языке (и шире в булгарской подгруппе судя по архаичным венгерским заимствованиям). В ауслауте пратюркского односложного слова реконструеруются как сильные, так и слабые глухие смычные *-’q (например, *bo’q ’кал’ ), *-q (*aq ’белый, серый’), *-’k (*k'o’k ’корень’), *-k (*kok ’синий, голубой, зеленый’) и звонкий спирант *-y (*tay ’гора’, *bey ’господин, бей’). В чувашском языке в данных позициях *- (’) q > -x, *- (’) k > -k, *-y > -v (который сохраняется в интервокале, а в конце слога стягивается с частью гласных в зависимости от их исторического качества). [Ср. Щербак, СФТЯ, с. 169, Рясянен, ИФТЯ, с. 137. Рясянен хотя и категорично утверждает, что «-q, -k в древнейшем слое чувашских слов утрачивается», в случаях односложных основ приводит чувашские параллели с неотпавшим согласным, не ставя под сомнение их исконность или регулярность соответствий].

В многосложных словах во всех тюркских языках различие между сильными и слабыми глухими смычными после непервых гласных утрачивается, и в данной позиции допустимы только слабые *-q# *-k# и спирант *-y#. В огузских языках смычные остаются полузвонкими в конце слова, как в азербайджанском, или оглушаются как в туркменском, южно-крымском, саларском и турецком, но при аффиксе, начинающимся на гласный, они регулярно озвончаются. Пратюркский звонкий спирант *-y# в конце многосложных слов исчезает (ср. туркм. sari, азер., тур. sari < пратюрк. *siariy ’желтый, белый’, аффикс -li, образующий прилагательные со значеним обладания, < пратюрк. *-luy etc.). Похожая картина в кыпчакских языках, но там в абсолютном конце бывает только глухой согласный на месте смычных, а конечный *-y# переходит в «-w# только после широких гласных заднего ряда, а после широкого гласного переднего ряда дает «-j# Судя по интервокалу между первым и вторым слогом, в ауслаутной позиции после узких гласных, в пракыпчакском перешедших в «i или «i в зависимости от сингармонистического ряда слова, на раннем этапе должен был быть «-j#, довольно скоро

ассимилированный предыдущим гласным. Оказавшись в интервокальном положении заднеязычные смычные после непервых гласных всегда озвончаются и в современных языках переходят в гомоорганный ззвонкий спирант. В карлукских языках уже в исторический период глухие заднеязычные смычные после непервых совпали со звонкими спирантами того же локального ряда и, никак от них не отличаясь, участвуют в чередованиях -k# — -g- [-y-] и -q# —y- [-If-]. В южно-сибирских языках: киргизском, алтайском (ойротском) и части алтайских диалектов развитие в чем-то аналогично кыпчакскому, однако пратюркский *-y# давал «-w во всех случаях и позже слился с предыдущим гласным, передав огубленность. В языках хакасской подгруппы, включающей часть северно-алтайских диалектов, в тувинско-тофаларской группе конечные смычные сохраняют глухость, а в интервокале дают рефлекс, аналогичный *-y-, т. е. выпадают, конечный *-y# в них сохраняется, лишь в части диалектов хакасской подгруппы может быть выражено фонетическое различие велярного и увулярного в зависимости от сингармонистического ряда слова. В якутской группе смычные уже со своим распределением по ряду (см. выше п. 1. 7.) в ауслауте реализуются как глухие, озвончаясь и переходя в спиранты в интервокале, пратюркский *y исчезает во всех позициях отражаясь в долготе или дифтонгизации соседнего гласного.

Традиционно считалось, что в многосложных основах конечные пратюркские заднеязычные в чувашском отпадали. Действительно, подавляющее большинство примеров потверждает данное правило. Однако, в чувашском языке есть значительное количество слов, оканчивающихся на -k#, -x#, которые объясняются или собственно чувашской аффиксацией, или «сохранением» в чувашском конечных заднеязычных в омертвелых и продуктивных (!) аффиксах. Но откуда же могли появиться -k#, -x# в данных случаях, ведь конечные заднеязычные должны были бы отпасть? Наиболее категоричен М. Рясянен, он заявляет, что «слова на -x < *-q должны быть древними заимствованиями, хотя они и встречаются в таких продуктивных суффиксах, как суффиксы имен существительных -1э %, -lek [-hx, -hk ] и суффиксы сравнительной степени -ra %, -rek [-rax, -rex ], а также в таких словах, которые на первый взгляд кажутся

я « /■ я Л /■

чисто чувашскими: oje % [ojbx] ’месяц’,..., senex [sbnbx] ’мука’, pilldk [pilldk] ’пять’ (*- lik — заимствование), tsarak [carak ] ’опора’» (ИФТЯ, с. 137). Но это довольно сомнительно, потому что в остальном слова с конечными -k#, -x# соответствуют тюркским по регулярным фонетическим законам, присущим только чувашскому языку, да и слова с такой семантикой заимствуются с трудом. Особая точка зрения у Г. И. Рамстедта, он считает, что согласные отпадали после долгого гласного, а после краткого

о о

гласного сохранялись. Слова типа xalax ’волос’, ojbx ’луна’, hhx ’вдова’ он считает суффиксальными образованиями, в которых присутствует уменьшительный аффикс, потерявший в чувашском значение уменьшительности. Однако, проблематично считать, что, с одной стороны, долгий гласный сохранялся только в чувашском и не дал никаких

особых рефлексов ни в якутском, ни в туркменском, где долгие и краткие последовательно различаются, а сдругой стороны, в чувашском языке не найдено ни одного примера, где бы старая долгота влияла на развитие последующего согласного (см. Рамстедт, ВАЯ, с. 188). В свою очередь А. М. Щербак предположил, что в тюркских языках после узких гласных был возможен только звонкий заднеязычный, а после широких гласных — и звонкий, и глухой. Впоследствии звонкий отпал в чувашском, а глухой сохранился (СФТЯ, с. 175). Слова типа xelex, ojbx etc. он тоже считает суффигированными с помощью аффикса *-aq. В реконструкции А. М. Щербака звонкий заднеязычный — это звонкий спирант *-y, а глухой заднеязычный — это смычные *- () k, *- () q. Однако данное предположение не подтверждается материалом тюркских языков. Неразличение или свободное варьирование знаков для -q# -y# наблюдается только в чагатайских, позднеуйгурских и хваразмийских (по терминологии Дж. Клосона) памятниках, т. е. на тех же территориях, где ныне распространены узбекский и уйгурский языки, тоже утратившие это различение.

В чувашских словах с конечными -k, -x во многих случаях довольно легко выделить фонетически продуктивные аффиксы синхронного словообразования с достаточно ярко выраженной семантикой. Дело в том, что после перестройки старой системы сингармонизма и возникновения нового чувашского разбиения слов по ряду, в языке исчезла корреляция фонем x ( < *q () ) с задним рядом, а k ( < *k () ) с передним рядом. Соответственно новые продуктивные аффиксы «не выдерживают» старый сингармонистический ряд и имеют только один сингармонистический вариант с точки зрения праязыка. Например, -ak/ -ek аффикс отыменных прилагательных с уподобительным значением не имеет вариантов -ax/-ex после основ старого заднего ряда:

о _ S S

sed-ek ’имеющий молочный привкус’ от *siit ’молоко’ и jiizek ’кисловатый’ от *iaciy

S

’горький, кислый’ (ожидалось бы «jiizex ) (См. Левитская, ИМЧЯ, сс. 141, 145, 154).

Кроме того для слов с продуктивными аффиксами довольно легко можно найти производящую основу. Из продуктивных аффиксов остатки архаичного распределения сохраняет суффикс, соответствующий стандартно-тюркскому *-luq/ *-Juk.

Унифицированными вариантами в чувашском языке являются исторически заднерядные алломорфы -hx/ -lex, однако редкие варианты -hk/ -lek появляются только после основ со старым передним рядом:

чув. jenerlek от jener ’седло’ < пратюрк. *e8per id.;

чув. karhk ’перила’ при karb ’занавесь’ и kar- ’загораживать, распяливать’ < пратюрк. *keriy, *ker-;

s s

чув. kazalhk ’полоса для нивы’ — тат. kiserlek id. < пратюрк. *k () eicer; чув. bnahk ’полог от мух’ от bna ’муха’ < пратюрк. *sipek ’комар, муха’; чув. ciilek ’супонь’ — хак. tiistek ’нагрудник’ < пратюрк. *tioi ’грудь’; чув. videldk ’кровля’ при vide ’загородка, конюшня, хлев’ — тув. o’dek’окресности

жилья; место, где находятся животные’ < пратюрк. *otek.

Данные архаизмы в словобразовании указывают, что до развития нового чувашского сингармонизма этот суффикс был также продуктивен как и сейчас. После «перелома» гласных где-то на рубеже XIII-XIV веков, когда нарушилась связь между k x и соответственно передним и задним рядом слова. началась унификация в пользу заднерядного варианта, хотя при некоторых основах сохранился ставший омертвелым — hk, -ldk.

Этимолгический анализ чувашских слов с заднеязычными в ауслауте позволяет разбить весь корпус примеров на две группы — слова, где в других тюркских языках присутствует *-k#, *-q# (сюда же относится и суффикс -hx/-lex/-hk/ldk) и слова без конечных заднеязычных в других тюркских языках.

Первая группа — многочисленнее. В этой группе слов тюркские параллели имеют, как правило, или непроизводные основы с архаичным и уже непродуктивным ни в одном из современных языков аффиксом, или такие образования с продуктивным аффиксом, которые наличествуют во всех языках-потомках, что позволяет постулировать существование данного образования в пратюркскую эпоху, т. е. до отделения булгарской ветви от предка остальных тюркских языков. Слова данной группы не объединяются по каким-либо семантическим или морфологическим признакам, и, значит, особая рефлексация в чувашском должна указывать на фонетическое отличие данных слов от основной массы тюркских слов с конечными *-k#, *-q#. Наиболее оправдано реконструировать в данной группе конечный редуцированный (возможно узкий гласный), отпавший практически без следа в стандартных тюркских языках . На это указывают следующие соображения:

1. В интервокальной позиции *- () k-, *- () q- в чувашском никогда не выпадают, а стабильно дают рефлексы -k- [-g-] и -x- [-y-]. Соответственно в этой группе «конечные» ведут себя как интервокальные, а в основной массе соответствий *-k#, *-q# действительно отпадают, по-видимому, через ступень -? (слабой гортанной смычки). Аналогичный процесс прошел и в заказанском, чистопольском, подберезском говорах татар-кряшен, которые, судя по специфическому развитию гласных и отчасти согласных, находились на субстрате булгарского типа, в них генерализованно любые стандартнотюркские *-k#, *-q# > -?# (см. Баязитова Ф. С., Говоры татар-кряшен в сравнительном освещении, сс. 19, 20, 27, 46. 58).

2. Для некоторых слов, которые в стандартно-тюркском языке традиционно реконструируются как односложные, чувашские параллели имеют редуцированный гласный в ауслауте, например, чув. jidb ’собака’ — станд. -тюрк. *it id., чув. kiild ’озеро’ — станд. -тюрк. *kol id., чув. sazb ’звук, голос’ — станд. -тюрк. *ses id., etc. (пратюркский список основных основ с конечным редуцированным см. ниже). Наличие или отсутствие этого гласного не мотивировано никаким из новых распределений в чувашском, но

существенно влияет на фонетический облик основы при словоизменении: в случаях с конечным редуцированным происходит геминация конечного согласного перед следующим гласным.

3. В современном чувашском языке для имен существительных и прилагательных

запрещены многосложные структуры типа « (T) VT (T) VTe, исключения составляют лишь

/■ /■

слова со словообразующим суффиксом деятеля -zb/ -ze ( станд,-тюрк. *-ci/ *-ci), что может быть обусловлено вторичным морфологическим выравниванием. Однако это состояние не первично, что доказывает морфонологическое поведение части чувашских многосложных основ. Основы T1VT2e при присоединении словоизменительного аффикса на гласный получают вид T1VT2T2- со стяжением гласного аффикса и основы, например, jidb ’собака’ — jitti ’его собака’, но xut ’бумага’ — xujd ’его бумага’ (с палатализацией 't- перед -e < *-i. Многосложные основы на конечный согласный чаще ведут себя как TVT-

О О ООО

осоновы (peldt ’облако’ — peleje ’его облако’), хотя в верховом диалекте существует и

/■ /■

другой тип, соответствующий TVTe-основам,: sonat ’крыло’ — sonatti ’его крыло’, timar ’жила’ — timarri ’его жила’. Т. е. фактически у части многосложных основ на согласный сохраняется морфонологический конечный редуцированный, отпадающий в многосложной основе в ауслауте, но проявляющий себя при словоизменении. Судя по замечания Ашмарина Н. И. (Материалы для исследования чувашского языка, Казань 1898, с. 42) многосложные имена на -ak/ -ek, hk, -ax/ -ex в говорах верхового диалекта удваивают согласный при притяжательном суффиксе 3 лица, что опять же указывает на отражение конечного редуцированного. В низовом и север-западном (малокарачинском) диалектах различение многосложных основ с конечным редуцированным утрачено. Соответственно в таких основах, сохраняющих конечный велярный. следует реконструировать конечный редуцированный гласный, не позволивший ему отпасть. Случаи с историческим задним рядом достаточно легко отождествимы даже при смене ряда основы, для исторического переднего ряда возникают некоторые трудности. В чувашском языке современные продуктивнык суффиксы именного словообразования обычно кончаются на -k, и рефлексы пратюркских суффиксальных образований новообразований с помощью продуктивных суффиксов частично совпадают. В группу переднерядных основ включены лишь такие, от которых затруднительно найти производящую основу. Редуцированный конечный гласный отчасти сохранялся и во времена рунических памятников. На это указывает использование знака qw в орхонских надписях. Тем немногочисленным случаям, когда этот знак стоит в конце слова, соответствуют чувашские параллели с сохраненным конечным согласным: artuqw (КТ, Е

л

33) ’сверх, свыше’ — чув. idax, jayuqw (БК, N 5; KT, E 3) ’близко, рядом’ — чув. sivmx, а в случае oqw (КТ, E 33, E 36) ’стрела’ в чувашском сохраняется конечный гласный — oyb, как он обычно сохраняется некоторых других словах, имеющих односложную структуру в других тюркских языках. Вполне вероятно, что рунический знак обозначал не столько

огубленный согласный, а слог qu.

Разбиение, однотипное двоякому соответствию стандартно-тюркским *-q и *-k в многосложных словах, существует и в параллелях для основ со стандартно-тюркским *-y, и при ожидаемом частотном нулевом отражении в части случаев отражается чувашский — v-, т. е. интервокальный рефлекс перед гласным аффикса и -av/ -ev/ -ii в ауслауте в зависимости от предыдущего гласного. Показательно, что при чувашском -v в памятниках часто представлены ауслаутные *-yu/ *-gii, хотя современные подгруппы могут отражать простой конечный согласный.

Основы на конечный узкий гласный:

о S s w у» w

*ace ’голодный’ (чув. vizb ), *a5yire ’жеребец’ (чув. bjhr, in ), *a5ruqe ’другой’

S w / %✓ О о о w S

(чув. верхов. ormx, низов. unx), *ayire ’рот, устье’ (чув. vmrb, vmrr-i), *ajaye (- *-n- ) ’почести, праздник’ (чув. ojav ), *alt'i (- *-e ) ’шесть’ (чув. oldb ), *a’p (i) fd ’муж, дед’ (чув. obs-ka ), *a’qsaqe ’хромой’ (чув. oksax ), *ar’tiie ’можжевельник’ (чув. ordbs ),

О OS S S w Л,

*ar’toqe ’слишком’ (чув. idax), *av (u) ce ’горсть’ (чув. ivms, сев. -зап. uzb ), *av (u) re (- -rt

ООО О Л/

) ’ротовая полость’ (чув. vbrb-h, un-lb ), av (u) re ’молозиво’ (чув. irb, irr-i),

w У» w У» s

*balcriqe ’грязь’ (чув. piljhk, верхов. puljhk), *baicaqe ’колос’ (чув. pozax, pojax

^ s H

), *benpi ’мозг’ (чув. низов. mime, верхов. mime, верхов. курмыш. nime), *bileyii ’брусок’

° V w- w-

(чув. pslev), *bi’te ’вошь’ (чув. pijdb), *bo’qayu (- *boyayu) ’веревка, оковы’ (чув. ph'av ), *boie ’пустой, свободный’ (чув. pozb ), *bonire ’орешник’ (чув. mbjhr, mirb ), *bore

S os О

’мел, глина’ (чув. porb ), *biicmaqe ’угол’ (чув. pesmex ), *burayu ’теленок’ (чув. pmru,

О О ООО

pbrbv-), *buviule (- *-yr-) ’чалый’ (чув. pbvbrib, сев. -зап. prnlb),

s S S О S w

*c'aliy ’плетка’ (чув. solu, sohv-, с. -юг. c'aliy ), *cra’paqe ’лещ, плотва’ (чув.

s s s s

sobax ), *ceke ’граница, межа’ (чув. cige ), *-cike диминутив (чув. -cek ), *cri (’) pi

о о s s s s

’птенец’ (чув. cebe), *c'o’pe ’сор, мусор’ (чув. sube), *-cu суффикс деятеля (чув. -zb),

*e_jekii (- *-e ) ’ребро, бок’ (чув. низов. ajak, верхов. ajbk, ajbkk-, сев. -зап. ajyb ), *e’k (k) i ’два’ (чув. ikke, ige), *ei (i) ke ’дверь’ (чув. ahk, ahkk-), *eiiike ’рогожа’ (чув.

abk), *emyeke ’болезнь’ (чув. amak ), *em-ti (- *-e) ’теперь’ (чув. endd), *en-cike — *eniik (e) ’щенок’ (чув. anjbk), *eteke — *e5iike ’подол’ (чув. верхов. amk, низов. argb), *evAke ’скорый, порывистый’ (чув. avbk),

*ljre ’след’ (чув. jer, jerr-i ), *i5uqd ’священный’ (чув. jerex ), *iqb — *ike

’болезнь’ (чув. jbyb), *i’te ’собака’ (чув. jidb), *iayire ’тяжелый’ (чув. jivmr, сев. -зап. jurb

w S s s s s s

), *iayace ( — *iyace — *3ayace ) ’дерево’ (чув. jivms, сев. -зап. juzb ), *iapaqe (- *iepeke -

s

*3apaqe) ’подбородок, челюсть’ (чув. janax), *iekeye ( — *-u ) ’оселок’ (чув. jdgev),

w S w

*k'e’ci ’коза’ (чув. kaja-ga), *kejike ’дикий зверь, птица’ (чув. kajhk > коми kajko ), *k () eli ’ступка’ (чув. kile), *kepeie ’совет’ (чув. kanas), *k'eklik (e) ’куропатка’ (чув.

os о о о ^

kakla-), *kemi ’судно, корабль’ (чув. kime), k'emurcike ’хрящ’ (чув. kbmbrjbk), *k'irp'i

- *ttrp'i ’еж’ (чув. cdrep), *k'irp'ike (- *-i-) ’ресница’ (чув. xbrbbk), *k'ole ’озеро’ (чув.

V ° ft л

kiile ), *kroletki ’тень’ (чув. kdletke ), *kronii ’прямой, правильный’ (чув. kune, kone ),

ft 00 ~ * s ss

*kro’piike ’пена’ (чув. khbhk), *korli ’сосед’ (чув. xiirze), *korse ’глаз’ (чув. kos, koss-'),

ft 0 0 0 v ft ^ —

*ku5eyii ’зять’ (чув. kern, kerev-), *kilkrii ’смех’ (чув. koh), *k'uni ’зависть’, *kiitiiye

о о о

’стадо’ (чув. kedii, kedev-),

*q'a5i ’сосна’ (чув. xirb ), *qa5yu ’горе, беда’ (чув. xojyb ),*q () ajnate ’крыло’

S S os о s О

(чув. sonat, sonatt-i ), *q'ale ’бровь’ (чув. -xa (r) z-i ), *qamc'i ’кнут’ (чув. xemze ),

о о о о о о

*q'amui (d) — *qramil (e) ’камыш, тростник’ (чув. xsmbi, xsmbs), *qranyu ’ответ’ (чув.

^ so

xorav), *q'aric'u ’противоположный’ (чув. xires), *qravuqe ’шелуха, отруби’ (чув. xivmx ), *q () iari ’брюшной жир’ (чув. jor-var), q'iine ’ножны’ (чув. jene), *qrij (y) aqe ’осока’

ч- ^

(чув. xbjax), *qij-luqe ’ость, ошметки’ (чув. xihx), *q () iuqe ’ущербный’ (чув. xbrax), *q'rile ’красный’ (чув. xerle), *q (r) oyuie ’промежуток’ (чув. xuzb), *q () ojte — *q (r) ovie

00w w ’шалаш’ (чув. xiize, xeves), *qrole ’рука’ (чув. xolb ), *q () ujtu ’укрепленное место’ (чув.

s s

xiide), *q (r) urc (r) e ’сталь’ (чув. xorzb),

*-luqd/-Hike соотносительный именной суффикс (чув. -hx, -hk), w °° w *oyr ’вор’ (чув. vmrb, верхов. virb, vurb ), *oje ’долото’ (чув. низов. bjb ), *o’qe

о w

’стрела’ (чув. oyb ), *olaqe (- *ov-, *oy- ) ’желоб’ (чув. верхов. vblak, volak ), *ortraqe ’товарищ’ (чув. vmrdax ), *ote ’трава, сено’ (чув. верхов. vidb, vudb ), *otc',aqe ’очаг’ (чув. низов. vujax, сев. -зап. vojak, верхов. vijax, vujax ), *okii ’прорубь’ (чув. vagb ),

v 00 _

*orlekii ’жердь’ (чув. verlek), *ore ’сам, середина’ (чув. var, varr-i), *ote ’старый’ (чув.

ft ^ Л ° v0 vadb), *ovce — *oce ’гнев, злоба’ (чув. veje),

w о w

*saye ’здоровый’ (чув. sivb), *sa’pe ’рукоять, сустав’ (чув. sibb), *se’ki (- *-u)

о w

’возвышение’ (чув. sagb), *sery[e]ke ’прохладный’ (чув. siirek), *sese ’звук, голос’ (чув.

v 0000^

sazb ), *sivri ’острый’ (чув. sever, sevre ), *siyole ’бородавка’ (чув. bkh, segei, sekie),

_ 00 v w _

*suri ’серый’ (чув. sbrb ), *siili — *suli ’овес’ (чув. siile), *siipyii ( — *-u-) ’копье’ (чув.

о о

sbnb ),

*t'alq'i ’мялка’ (чув. tih), *t'alq'i ’пшеница’ (чув. tolb ), *t'amure ’жила’ (чув.

timar), *t () ansuqe ’скука’ (чув. tonzbx), *t'apri (- *t'pr ) ’бог, небо’ (чув. turn, ton), *t () ev-liike ’сутки’ (чув. tavhk), *tereke ’тополь’ (чув. tirek), *t'erk'i ( — *-u) ’торока’ (чув. targb ), *t'ersii — *t'esrii ’наоборот’ (чув. tires ), *tireke ’подпорка’ (чув. carak ), *toyru ’прямо’ (чув. tura ), *t'one — *t'ope ’одежда’ (чув. tom, tomm-i ), *tro’pe ’мяч’ (чув. tobb), *torte ’четыре’ (чув. tmvattb), *tulki ’лиса’ (чув. tile), *t (') uie ’зерно’ (чув.

О О

te (r) ze), *ture ’ровный, прямой’ (чув. tiire),

W» ОО

*uvlaqe ’мелкий’ (чув. bzbx ), *uyu — *uvu ’трут’, *u8qu ’сон’ (чув. низов. ijyb,

w» 0

верхов. bjbx ), *ulaye ’вьючное животное’ (чув. lav ), *uraqe ’долгий’ (чув. vsrax ),

*ujrepyii- *iurepyii ’стремя’ (чув. jhrana ),

S ^ s s ^ s s ^

*3ayire ’каштановый’ (чув. sirs), *3ayluqe ’платок’ (чув. suhx), *3a’q-tu ’свет’

s s s s ^ s

(чув. sudb), *3aryaqe ’пленка, оболочка’ (чув. soryax), *3arluqe ’повеление’ (чув. sirlax),

S ^ s s ^ So о s so

*3avluqe ’грех’ (чув. sihx), *3avru ’детеныш’ (чув. ssvsr, surb ), *3avuqe ’близкий’ (чув.

У» S S S

sivsx ), *3eyrmi — *3eyriimi ’двадцать’ (чув. sirem ), *3ermeke (- *c- ) ’мальчик,

s s^, s s s _ s

молодой’ (чув. sarmak), *3e’t (t) i ’семь’ (чув. sijd, sicce), *3iijle ’гнев’ (чув. siid).

1. 20. Особый интерес представляет группа основ, где чувашским заднеязычным не соответствует велярный или увулярный в других тюркских языках. Важно отметить, что, во-первых, в данной группе чувашский конечный соответствует пратюркскому

сингармонистическому ряду (это доказывает архаичность этих согласных), а, во-вторых, в односложных словах заднеязычный никогда не исчезает в чувашском даже находясь в

° м °

абсолютном конце, например, hk ’корень’ < пратюрк. *kro’k, чув. kbvak ’синий,

_ о w

голубой’ < пратюрк. *kok., чув. pbx ’кал’ < пратюрк. *boq и т. д. То же самое можно сказать и про случаи, когда единственный слог закрывается сочетанием сонанта с велярным или увулярным глухим смычным. В этих словах по чувашскому

фонотактическому правилу, запрещающему конечные сочетания такого типа, происходит вставка редуцированного гласного внутри, однако конечный заднеязычный сохраняется: чув. iek ’воля’ < пратюрк. *er’k ’сила, воля’ — монг. *erke ’право’,

00 v

чув. kerek ’шуба’ < пратюрк. *krur’k id., чув. xerox ’сорок’ < пратюрк. *qir’q id.,

чув. sonx ’овца’ < пратюрк. *sar’q id. (кыпч. *sariq, тоф. sarhadak ’двухгодовалая телка марала’) — монг. *serke ’кастрированный козел’,

о о w

чув. hrbx ’окрестности; вдоль’ < пратюрк. *tur’q ’длина, размер, форма’,

00>ч. чув. terek, tordk ’тюрк’ < пратюрк. *trur’k этноним (в основном карлукский),

’простак’ (огузское),

чув. eJdk ’раньше, прежде’ < пратюрк. *il’k id., (МК ilk, тур., азер. ilk, тат., баш. elek, вторичная контаминация с суффиксом -ki для прилагательного в туркм. ilki, каз. elko).

По материалу видно, что в стандартных тюркских языках допустимо лишь сочетание *rK#. Существующий единственный пример сочетания *-1К лишь в наречии/ прилагательном *hk. Данное сочетание в языках потомках частью разбивается, а если и сохраняется, то в некоторых языках присутствует узкий конечный гласный. Таким образом редкое конечное сочетание переводится в интервокал где сочетания *-1К- довольно часты. Устранение этого сочетания не случайно.

В чувашском в группу слов с «добавочным» заднеязычным входят слова вида

S

(T) VLK# и (T) VNK# (где соответствуют пратюркским *1, % а N — *n, *n и j), т. е. с сонантами перед заднеязычными. Эти слова не были суффигированными в собственно чувашском развитии вопреки Г. И. Рамстедту и А. М. Щербаку, а просто односложными словами с сочетанием в абсолютном конце. После отпадения булгарской ветви в стандартно-тюркских произошло упрощение конечных сочетаний с сонантами в односложных словах, и только сочетание *rK# не попало под действие этого закона. Надо

отметить, что в тувинско-тофаларской и якутской подгруппах закон избавления от сочетаний сонантов с заднеязычными в ауслауте продействовал еще шире и там *-rK# > «--rt. # чередуясь с «rK- в интервокале. В кыпчакских языках также избавлялись от единственного сочетания с заднеязычным в ауслауте *rK# путем вставки узкого гласного между согласными. Однако сочетания вида *-rT#, *-lT#, *-NT# нигде не разбивались и не упрощались. Внешний алтайский материал хорошо соответствует чувашским данным, и в параллелях с «добавочным» заднеязычным в чувашском там представлены сочетания согласных:

чув. xeJex ’конский волос’ — пратюрк. *q'l’q id., станд. -тюрк. *qil — монг. *kilga-

S s

su id., тунг. -маньч. *xinpakta (- *-Jp-), кор. *kar (h) -, яп. *kai;

s s

чув. ojhx ’луна, месяц’ — пратюрк. *anq id., станд. -тюрк. *an — монг. *oj

s

’годовщина, год’, тунг. -манч. *anpa ’возраст, год’;

чув. pildk ’поясница’ — пратюрк. *belk id., станд. -тюрк. *bel — монг. *belkehii-su, *belkemji id., тунг. -маньч. *belge- ’передняя часть бедер в сидячем положении’;

S О о s

чув. sbnbx ’мука’ — пратюрк. *3unq — *iunq id., станд. -тюрк. *un (туркм. uvin) — монг. *op ’обильный, богатый (сезон, место) ’, тунг. -маньч. *opka ’корм (чаще

S S

подножный) ’, яп. *enke-r- ’жить в роскоши, изобилии’;

s w w

чув. tiya ’жеребенок’ — пратюрк. *t’aj’q (-aq) id., станд. -тюрк. *taj — монг. *tajiga-n ’скопец, кастрат’, *tajiga ’быстрый в беге’;

о о w w

чув. hhx ’сирота’ — *tul’q ’одинокий, вдовец’, станд. -тюрк. *dul ’вдова, вдовец’, но с сохранением сочетания при словообразовании тув. dulgu-jak (с аффиксом

«родственников» как тоф. asi-jak ’муж’, тув. ku’ru-jak, тоф. korhi-jak ’женщина, старуха’)

- монг. письм. tulgui ’одинокая женщина’;

о о _ _ _ _ _

чув. tdldk ’сон’ — пратюрк. *tiiik, *tiilk id., станд. -тюрк. *diis, *diil (як. till) — монг.

*tolge ’предсказание, гадание’, тунг. -маньч. *tolki-n ’сон’;

чув. ceJex ’язычок, голосовые связки, пищик’, celye ’язык’ — пратюрк. *ttlq (-aq) ’язык’, станд. -тюрк. *dil id., МК tilyaq ’clitoris’ — тунг. -маньч. *dilga-n ’голос, звук’.

Для слова чув. pildk ’пять’ — станд. -тюрк. *bes нет алтайской этимологии, но по

О v

соответствиям здесь должно быть пратюрк. *beik, связь этой основы с пратюрк. *bilek ’запястье’ невозможна по фонетическим причинам, отношения с индо-евр. *penkw- ’пять’ или прачук. *mblhpb-n id. неясны (хотя в последнем случае это может быть отражением того-же сочетания, что и в слове ’волос’).

1. 21. Для реконструкции пратюркского вокализма в большой части случаев неоценимые данные дает консонантное развитие в чувашском языке, и поэтому необходимо рассмотреть так называемые случаи исторической палатализации в чувашском языке. Следы ее до сих пор наблюдаются в морфонологическом чередовании t

о о о о

- с перед притяжательным аффиксом 3 лица -e < *-i (например, pelet ’облако’ — psldj-e

). Соответствия чув, s — станд. -тюрк. s, чув. c — станд. -тюрк. t лежат на поверхности и были подмечены еще с XIX века, т. е. с тех пор как началось систематическое изучение тюркских, и в частности, чувашского языков (см. Ашмарин, Материалы по исследованию чувашского языка, сс. 99-100). Палатализация дентальных смычных и апикального спиранта *s регулярно происходила перед следующими пратюркскими *i и *i, а также перед начальным элементом %- дифтонгов первого слога. Процесс этот произошел довольно рано, на что указывают венгерские заимствования времен контактов венгров с

s

тюрками на пути в Европу в VIII-IX вв. нашей эры типа венг. sar ’грязь’ (в венгерской орфографии s передает [s], а sz — [s]) — чув. sor — станд. тюрк. *saz ’грязь, болото’,

s

венг. sar ’желтый’ — чув. sorb ’белый’ — станд. -тюрк. *sariy ’желтый’, венг. seper- ’подметать’ — чув. §ъЬъг-- станд. -тюрк. *sipur-, венг. serke ’гнида’ — чув. sbrga ’плесень’

гг о о

- станд. -тюрк. *sirke ’гнида, плесень’, венг. soreg ’острый’ — чув. sever — станд. -тюрк. *sivriy (- -k) и др.

Тюркские рунические памятники появляются примерно то же время и в них также

отражены случаи палатализации спиранта *s. В памятнике Кюль-Тегину регулярно через

/■ /■ знак для переднерядного мягкого s запизывается s перед i в заднерядных словах: acs[i]q

(S 8), b[a]s[i]qdi (N 8), b[a]ts[i]qipa (S 2), jils[i]y (E 26), bus[i]ta (NE). В этом памятнике

только в заднерядных словах s записывается через специфический знак для s: s[a]d (E 17,

27), s[a]ntup (E 17, S 13), [ajsa (E 21, 13), isb[a]ra (E 33), t[a]s[i]q- (N 8, E 11), j[a]s[a]- (N

2, 2), b[a]sl[i]y (E 2, 15, 18), qis- (E 32, 34), t[a]rdus (E 17), t[a]s (S 12), t[a]sra (E 11, 26),

s

jis (S 6). В переднем ряду s обычно записывается через s, т. е. через тот же самый знак,

что и s-i-, s-i- (!) : bisiik (S 6), bis[i]nc (N 7), isgiti (S 5), [e]s[i]l[i]k (E 7), bis (E 31) [но в

этом же слове через s перед следующим заднерядным словом: bis-ot[u]z (E 18), bis-joli (N /■ /■ /■

4) ], kiim[ii]s (SW) наряду с kiimiis (S 5, N 12), siirj[ii]s (E 15) наряду с siirj[ii]s (E 40, N 2),

t[e]gis- (N 15), tus- (N 4), iikiis (S 6), j[e]tm[i]s (E 12), [e]sid (S 2, 1, 10); исключения

л

kips[ii]r- (E 6), kisi (S 7), хотя отмечено и kisig (S 6). В памятнике Бильге-Кагану в целом та же самая картина распределения знаков, только в переднерядных словах s

л

записывается через s, а не s немного чаще.

л

В памятнике Тоньюкуку другая орфография, в ем знак s также используется для *s

S' S' s

перед i, как, например, \c[a]b[a]si (I W 7), q[a]b[a]s[i]l[i]m (I E 3), ol[u]rs[i]q[i]m (I E 5),

s s s

uds[i]q[i]m (I E 5), bols[i]r (I S 6), jor[u]m[a]s[i]r (I N 5). Но кроме того данный знак используется для обозначения *s перед историческим пратюркским дифтонгом (!), т. е. в тех словах, где в чувашском отмечается палатализация, а в стандартно-тюркских языках

S S

задний гласный: s[a]q[i]nt[i]m (I W 6) — чув. §оуъ§ ’дума, мысль’, sub — чув. siv ’вода’ и

S S

s[a]b[i]n (I N 5), s[a]l[i]y (I S 5). Случаев передачи основ с чувашским s < *s через знак для обычного s не отмечается. Для обозначения s в заднерядных словах, наоборот, используется только s (!), хотя в титуле sad как вариант есть s : s[a]d (I N 7, II W 6) и s[a]d (I W 5), s[a]ntup (I E 1, 2), [ajsa (II W 2), t[a]b[i]sy[a]n (I S 1), t[a]s[i]q- (I N 6, 6, 9, 9),

[a]s- (I N 2, 11), b[a]s (I N 7), b[a]sl[i]y (II S 2), c[a]b[i]s (I W 7), q[a]b[i]s- (I E 3, 4, S 5), qis- (I E 4, S 4, W 4, 5, 6), t[a]rdus (I N 7, II W 6), t[a]s ’наружу’ (I S 6), j[a]r[i]s (I N 9, II W

s

1), jis (I E 3, N 4, 7, 8, 8, 9, 11, II W 2). В переднерядных словах для s используется знак s : [e]s[i]m (I S 2), tiis[u]r- (I N 3), kiim[ii]s (II S 4), ogl[e]s- (I E 3, 3), tus- (I N 6, S 9), iik[ii]s (I W 7, II W 4, 5). Судя по орфографии рунических памятников s произносился перед i почти также как s в переднерядных словах. Графические системы памятников Кюль- Тегину и Тоньюкуку в сравнении с чувашским можно представить следующим образом (для станд. -тюрк. *s < пратюрк. % в чувашском берутся только превокальные позиции, см. 1. 8.) :

Таблица 2. Развитие глухих спирантов в языках рунических памятников и чувашском.

станд. -тюрк.

*sA

*siA

*sE

*si

*sA

*sE

Кюль-Тегин

sA

sA

sE

S'

si

sA

sE

Тоньюкук

sA

sA

sE

s

si

sA

sE

чувашский

sA

sA

sE, si

si

sA

sE

Ниже приводятся случаи чувашской палатализации дентальных и *s- перед *i, *i в анлауте:

чув. саг- ’останавливать, перекравать движение, мешать’ < пратюрк. *ti8-

’удерживать, унимать’;

чув. carak ’подпорка’ < пратюрк. *tire-ke id., *tire- ’подпирать’; чув. cavza ’локоть’ < пратюрк. *tirsyek ’локтевой сустав’; чув. cik- ’колоть, вонзать’ < пратюрк. *t’i’k- ’колоть, шить’;

чув. cigen ’колики в боку’ < пратюрк. *ti’ken ’колючка, шип’, дериват от предыдущего корня;

чув. cige ’крутой, отвесный’ < пратюрк. *ti’k ’крутой, вертикальный’; чув. cix- ’набиваь, наполнять’ < пратюрк. *t'i’q (i) — id.; чув. съпЫ- ’слушать’ < пратюрк. *tpla- id.;

чув. сэ1- ’щепать, лучить’ < пратюрк. *til- ’резать дольками, лущить’; чув. ceidx ’пищик, увула’, celye ’язык, речь’ < пратюрк. *tHq (+ *-aq) ’язык’;

о

чув. cem ’дыхание, жизнь’ < пратюрк. *tin id.;

о

чув. cem ’шум, звук’ < пратюрк. *tipmi id.;

чув. cen- ’заговорить, промолвить, звать, приглашать’ < пратюрк. *tin— *tin-

’заговорить, отвечать’;

чув. cen ’привязь, ремень’ < пратюрк. *tin — *ttn ’веревка, нить для привязи,

поводья и т. д. ’;

чув. cdr- (guss-i) ’колено (глаз колена) ’ < пратюрк. *tire id; чув. cere ’живой’ < пратюрк. *trny id.;

чув. cermele-, cmmala- ’скрести, царапать’ < пратюрк. *tirma- ’царапать, грабли, борона’ (туркм. dirma-, тур. tirmik ’грабли’, каз. tirma ’борона’, tirna- ’царапать,

боронить’, -n- в результате контаминации с tirnaq ’ноготь’, MK tirmal- ’царапать’ (дважды), tarmal- id. по контаминации с tara- ’расчесывать волосы’, тув. dirba- ’чесать, царапать, скоблить, скрести’, як. tara-, tarba- ’царапать’ с контаминацией с tarax

’гребень’);

чув. cerne ’ноготь’ < пратюрк. *tirpaq id. (туркм. dirnaq, азер. dirnaG ’ноготь, копыто’, тур. tirnak, хорезм. dbnnaq, уйг. tirmaq, tirnaq, др. -уйг. (будд.) tirpaq, (админ.) tipraq, МК tirpaq, тув. dirgak, тоф. diryak, як. tipirax, tiyirax); чув. cedere-, cetre- ’дрожать’ < пратюрк. *t'i’tire- id.

чув. sarak (с метатезой) ’острый на вкус, горький, чрезмерно соленый; вкус содовой воды с опущенным в нее хреном и солью’ < пратюрк. *sirke ’уксус’; чув. ъъг- ’царапать, сдирать’ < пратюрк. *si5ir- id.;

чув. bk ’моча’ < пратюрк. *sik id. (як. Ik) — монг. *sihe-sii id., тунг. -маньч. *sike-n

id.;

чув. bkh, segdi, sekle ’бородавка’ < пратюрк. siyole id. (в чув. экспрессивный

переход второго согласного в смычный, ср. также экспрессивные нерегулярности в туркм. sippil, азер. zijil, чагат. Pav. C. siikul);

чув. sbl ’зуб’ < пратюрк. *sii ’вертел, зуб’;

чув. bl- ’вытирать, мазать’ < пратюрк. *stl (a) — ’тереть, массировать, мазать’;

v ° ° ^ v Л

чув. sbmb, верхов. курмыш. sbnb ’кость’ < пратюрк. *sipok — *sipoq id. (як. upox

);

чув. bna ’муха’ < пратюрк. *sipek ’комар, муха’; чув. Ьпъг ’сухожилие, жила’ < пратюрк. *sipir id.;

^ ч-

чув. sbn-bs- ’впитываться’ < пратюрк. *sip- ’погружаться, впитываться’ (чув. из

*sip-il-i- с показателями пассивного залога и взаимного);

° ° S' v

чув. sbbbr ’веник, метелка’ < пратюрк. *sipiiryi id., *sipiir- ’мести’; чув. §ъг- ’мочиться (to urinate) ’ < пратюрк. *si5- id.; чув. br-an- ’топиться (о масле, жире) ’ < пратюрк. *sir- ’таять’; чув. br-an- ’плавиться (о металле), пылать, тлеть’, br-at- ’плавить металл’ < пратюрк. *sir- ( — *-i-, *-r- ) — монг. *sire- ’накаляться (о металле) ’, *sirem ’чугун’, в

5 ’ * Ч'«

остальных тюркских языках, по-видимому, рано слился с глаголом таять и *str- ’ сочиться, просачиваться’;

чув. brga ’гнида, плесень на пиве’ (> венг. serke) < пратюрк. *sir’ke ’гнида’; чув. br ’щетина, грива’ (> венг. serte) < пратюрк. *sir’t (алт. (ойрот.) sirt ’кожа

на хребте’, MK sir ’толстый грубый волос, щетина’, др. -уйг. VIII sirtiy ’ (гребень), волос’)

- монг. *sirkeg ’щетина’, *sirkej- ’щетиниться’, тунг. -маньч. *sirpAkta ’конский волос, щетина’;

чув. brt ’гребень’ < пратюрк. *sir’t ’хребет, спина’ (уйг. sir ’позвоночник’, алт. sir ’хребет’ (из-за этого и контаминированное значение ’кожи на хребте’), тур. sir ’спина’, чагат. XV в. sir ’плечо, лопатка’, тув. si’rt ’хребет, спина’) — монг. *sertep ’позвоночный отросток’. употребление в чувашском br в значении ’гребень горы’, по- видимому, связано с поздним кыпчакским воздействием, где для sir значение ’спина, хребет’ не типично. В языках кыпчакского ареала — каз. sir ’геогр. возвышенность’ (анатомического значения нет), тат. sir ’горный хребет, кряж’ (значение ’хребет, спина’ дается в словосочетаниях и только с пометой «диалектное», ТатРС, с. 497), и даже кирг. sir ’высокогорное плато, высокогорная долина’ (анатамического значения нет). В древних собственно кыпчакских (по терминологи Дж. Клосона) памятниках sir с XV в. (команский, кыпчакский) значит ’холм’ и только в этом прямом значении. Это последнее слово восходит к другому праалтайскому корню и имеет параллели монг. *siroj ’одиноко стоящая гора’, *sirug ’скала, мыс’, тунг. -маньч. *sirk1- ’холмик, кучка, мыс’.

о о о о ^

чув. sever, sevre ’острый, остроконечный’ < пратюрк. *sivri id.

К представленым примерам примыкает чув. cerep ’еж’ < пратюрк. *t'ir’pi id. > башк. terpe архаичный альтернат *k'ir’pi. Внутри слова также рошло аналогичное развитие дентальных и спиранта *s в чувашском языке, что подтверждается морфонологическим чередованием t — c, упоминавшимся выше. Вот показательные примеры части основ:

о о

чув. perje ’зернышко’ < пратюрк. *biirtik id.;

S s s ^

чув. sije, sicce ’семь’ < пратюрк. *3e’t (t) i id.;

чув. sivje ’острый’ < пратюрк. *3i’tiy/*3i’tiy id.;

чув. vicken, vijegen ’острый’ < пратюрк. *otikiin id. (туркм. otgun, тат. utken ) старое производное от *o’t- ’проникать’ > чув. vit-;

о

чув. vblja ’икра’ < пратюрк. *uv (u) ldi-q id. (ног., тат. uwildiq, башк. iwildiriq, каз. uwildirq, туркм. oyildirq);

чув. pirzb ’кишки’ < пратюрк. *bayirsiq id. (тув. barzik, тоф. barsik, но в огузских с расширением гласного туркм. bayirsaq, азер. bayirsaG, тур. bayirsak);

чув. pons ’барсук’ < пратюрк. *borsiq ( — *-sp-) id. (кызыл. morsix (!) с шипящим спирантом);

° W ° V V

яув. bzb ’теплый’ < пратюрк. *issiy/ *issiy id.;

чув. -ze показатель 3 лица в терминах родства и слове ’теленок’ < пратюрк. *si/ *si показатель 3 лица после основ на гласный.

В случаях, когда в современных языках в непервых слогах после *t (), *s следует i/ i, а в чувашском отсутствует историческая палатализация, следует реконструировать *u/

*u, т. к. ни один из современных языков не различает *u/ *u и *i/ *i в непервых слогах, исключая разве что уйгурский при позиции закрытого слога после сочетаний согласных и некоторые огузские диалекты.

1. 22. Процесс палатализации затронул не только спирант *s и дентальные смычные *t, *t' но также и палатальные шумные в чувашском языке. И при нейтральном

s

отражении аффрикат как s в основной массе случаев, в позиции перед пратюркскими гласными *i, *i, перед начальным %- дифтонгов и перед *e нормальным отражением является аффриката с (кроме этих случаев с в чувашском возникает при упрощении сочетаний с аффрикатой) :

чув. cige ’локоть (мера длины) ’ < пратюрк. *ri’qa-naq/ *crike-nek ’локоть

(анатомический) ’, передний вариант также в тув. ^enek, тоф. sehenek;

S

чув. cige ’граница, рубеж’ < пратюрк. *creke id.;

s

чув. cir, сев. -зап. сег ’болезнь’ < пратюрк. *crer ’болезнь, печаль’;

S S S

чув. cages ’ласточка’ < пратюрк. *cri (’) keci — монг. *-ciga (j), монгор. xaran-cige, дунсян. qaran-ca;

s

чув. calbdr ’поводок’ < пратюрк. *crilvur id.;

s

чув. cender ’кружева’ < пратюрк. *crilter id. (кыпч.);

О О S S S

чув. cebe ’птенец’ < пратюрк. *cripi-c, *c'ipe- ’птенец’ (тат. cebi, cebec, башк.

sebes, ног. sipej, МК cibekqiryuj ’ястреб-перепелятник’, где qiryuj ’ястреб’;

О О О О S S S S

чув. cebdt- ’щипать’, ceptem ’щепоть’ < пратюрк. *crimic-/ *crimci- id. (в части

S S S

языков из-за выравнивания по виду типичных глагольных основ *c'imic- > *crimit-, тур., азер. cemdik ’щепоть’, уйг. cimdi- ’щипать’, тат. cemet-, башк. semet-, ног. simit-, каз. simsi-, алт. cimci-, тув. simci- ). Деназализация *-m- в чувашском из-за форм с выпадающим вторым узким гласным.

чув. сэг- ’чертить’ < пратюрк. *c'tr— *sir- id. (туркм. ciz-, тур., азер. ciz-, тат. siz-, башк. hiS-, тув. ciz-;

чув. сэг- ’рвать что-либо’ < пратюрк. *c’ir (p) — id. (туркм. drt-с перестройкой под каузативный глагол, тур. cirp-, азер. cir-);

о s S

чув. cev-en instr. ’на дыбы’ < пратюрк. *c'iv- *c'iy id. (башк. iirep sew).

В середине основы:

чув. kaja ’мизинец’ < пратюрк. *k () eciy id. (др. -уйг. kecig) — монг. *kuci id.; чув. kaj-aga ’коза’ < пратюрк. *k'e’ci id,;

о о os

чув. kbjbrmak ’хрящ’ < пратюрк. *k () ecir- ’хрящ’ (MK kecir ’хрящ’, хак. kijer,

s

шор. kecirke, алт. ke3ir, кир. kecir, тоф. kejir);

о s s

чув. erje- ’плодиться’ < пратюрк. *urci- — *orci- id. (тат. iirc-, башк. iirse-, кирг. orc-), чувашский отражает первый вариант, — монг. *iireji- id.;

Историческая палатализация аффрикаты в чувашском также отмечена для

диминутивного суффикса -cbk/-cok < пратюрк. *-cike id. (например, чув. anjbk ’щенок’

S w s

< пратюрк. *en-cik id., kimorjok ’хрящ’ < пратюрк. *k'emiir-cike etc.) и в суффиксе -can/-

о _ s

cen в некоторых названиях животных (чув. kbvagarjbn ’голубь’ < пратюрк. *kokiircin,

ООО S

чув. bvbbljen ’глист’ < пратюрк. *siv[u]lcin ’червь, глист’).

Следует отметить случаи с чувашским c, возникшим из упрощения сочетаний с аффрикатой:

_ S S

чув. vaja ’мерлушка’ < пратюрк. *oj-cek id. (башк. (диал.) ojsok, алт. ojok ),

аффиксальное образование от того же корня, что и *oj-ek id. > тат. iijek ’кусок шкурки с живота’, тур. (диал.), туркм. (диал.) ojek, кирг. ok, хак. ok, тув. ojek при башк. ojom. Второй вариант также был в чувашском, из него заимствование в мар. луг. vaja, горн. veje с тем же значением.

о о

чув. vejo ’подвздошная область’ (чув. имеет рефлекс гласного закрытого слога в

OS О S О s

сочетании с *-v, *-y иначе ожидалось бы «ьгь — «eze ) < пратюрк. *uvca ’крестец, бедро’: туркм. uja < «uvja, алт. uca, саг. uca (!) ’спина, поясница’ (в сагайском диалекте хакасского, т. н. «секающем», интервокальная аффриката должна давать только -z-, в качинском может быть рефлекс аффрикаты, но все равно он должен быть звонким, т. е. -j-, а здесь следы геминированной аффрикаты из упрощенного сочетания), тув. uza ’курдюк,

s

задняя часть туши’, тоф. usa (!) ’крестец’ (нормальным рефлексом пратюрк. *-’с-

S S

является -h-, а пратюрк. *-с- > -j-, см. 1. 6., тоф. -s- может браться только из сочетаний, отражая геминированную аффрикату), як. ujupax (!) ’крестец’ (нормальным рефлексом интервокальной аффрикаты является -s-, позднее перешедший в -h- а -j- может браться только из сочетаний) — монг. *uhuca/ *uwca ’крестец’, тунг. -маньч. *oci-ka ’пах, подбрюшный плавник’.

о о

чув. vejo ’злоба’ (чув. имеет рефлекс краткого гласного закрытого слога в

s

сочетании с *-v, *-y при долгом гласном без сочетания ожидалось бы «vazb, а при кратком — «vize) < пратюрк. *ovce/ *oce ’месть, злоба’: на краткостный вариант указывает як. os, долготный вариант как и в случае для слова ’крестец’ в туркм. oc, тоф. отражает также долгий гласный os/ oj- Двойственную интерпретацию имеет др. -уйг. бос согдийским письмом, с одной стороны это можно трактовать как отражение долготы, хотя для др. -уйг. языка отражение долгот вообще не типично, с другой стороны это может быть записью «owc, кстати такой принцип записи губного был потом и перенят в монгольскую орфографию на той же основе.

чув. низов. vujax, сев. -зап. vocak (!) (с глухим согласным, что может быть только

s w S

из геминаты), верхов. *vijax, vujax ’очаг’ < пратюрк. *ot-caqo — *ot-caqe id., традиционно считается дериватом от *ot ’огонь’, долготный вариант отмечен в туркм. ojaq, тув. ozuk, тоф. ojuk, низовом и северо-западном диалектах чувашского языка, а краткостный — в як. osox и верховом диалекте чувашского языка, варианты с сочетанием согласных отмечаются в памятниках др. -уйг. Suv. otcuq и некоторых современных языках

- хак. ocix (!) ’треножник’ с глухим интервокальным -с- во всех диалектах, включая сагайский, и тоф. otcu- ’разгораться об огне’ с дублетом для слова ’треножник’ occuk.

чув. pdjdk ’маленький’ < пратюрк. *bicci- id., тув. bice (с глухой интервокальной аффрикатой из-за геминации), тоф. bicce, як. bicik (с аффрикатой из-за геминации).

1. 23. Пратюркские согласные имеют сильные ограничения на встречаемость:

1) В анлауте возможны только глухие смычные (как сильные, так и слабые) и спирант *s.

2) В ауслауте многосложных основ возможны сонанты (наверное, за исключением

л

*-n, встречающегося лишь в редких случаях основ с выпадающим гласным, такие основы общие для тюркских языков различных подгруп скорее следует реконструировать в виде *TVTTe, см. 1. 16.), глухие спиранты, только слабые смычные и *-у (в памятниках отмечен еще отглагольный именной аффикс с размытым значением *-S, невычленяемый по материалам современных языков). Кроме того, после непервых гласных даже в интервокальной позиции не встречаются сильные смычные, — возможны только слабые, а из звонких спирантов фактически представлен только *-y-, а в словоизменительных аффиксах — *-S-. Нет ни одного аффикса, начинающегося на *-v-, по-видимому, этот согласный довольно рано совпал с *y в этих позициях, и, например, вполне допустимо сравнивать с яп. *-be, монг. *- (h) i, тунг. -маньч. *-ba, показатель пратюркского

винительного падежа *-ey (в нем гласный не такой как в показателе 3 лица -i по рефлексам в языках, но узкий по рефлексам современных языков и непалатализирующий, возможно это *-uy, но ряд туркестанских памятников отражают этот гласный как -a-, такой же гласный в показателе прошедшего времени представлен в 1 и 2 лицах ед. и мн. и в современных уйгурских диалекиах Синьцзяна выступает в виде чередующегося -a-, т. е. -am, -ap, -imiz, -ipiz, не вызывая перегласовок).

Набор сочетаний согласных внутри корневой основы, или основы с архаичным непродуктивным аффиксом представлен ниже, в таблице 3:

Таблица 3

XX

-p

-t

r

-c

-k

-v

-S

-Y

-m

-n

r

-n

 

p-

[pp]

 (p+t) ?

c)

+

pk -kp

-

-

py

 (p+m)

 (p+n)

-

 

t-

-

[tt]

-

-

-

-

ty

 (t+m)

 (t+n)

-

 

г

с-

-

-

[cc]

-

-

-

cY

 (c +m)

n)

+

(c

-

 

k-

kp -pk

 (k+t) ?

-

[kk]

 (kv)

 (kd)

-

km

kn

-

 

v-

-

vt

r

vc

vk — jk

-

 (vd)

vY

-

 (von)

-

 

S-

-

-

-

-

-

-

 (Sy)

 (S+m)

 (Sen)

^ d

Ю

 

j-

jp

Get)

e

4^

jk

-

-

 (jy)

jm

jn

 (jen)

jt

Y-

-

 (Yet)

Yc

-

-

 (Yd)

-

ym

Yn

-

 (

m-

mp

mt

r

mc

mok

 (mv) ?

 (m+d)

my

[mm]

men

-

 

n-

-

nt

-

 (nk)

-

nd

nY

 (n+m)

[nn]

-

 

г

n -

 (np)

-

c

n

nk

-

-

 (ny)

-

-

-

r

n

0-

-

 (D+t)

 (p+c)

pk

-

 (pd)

py

-

-

-

[

s-

-

 (st)

-

 (s+k)

-

-

 (sy)

sm

sn

-

 (

i-

-

 (iet)

ic

ik

-

-

iY

im

 (ion)

-

 (i

1-

lp

it

lc

lk

lv

ld

iy

lm

 (len)

 (1эп)

 

r-

l-p

rt

r

rc

rk

 (rv)

 (rd)

rY

rm

rn

-

 

r-

-

 (It)

-

 (rk)

-

-

ry

 (r+m)

 (ron)

-

 (

В данной таблице с помощью знака «+» между согласными обозначены сочетания на стыках словообразовательных морфем, а знаком «в» — сочетания с узким гласным, который выпадает при словоизменении, но восстанавливается при конечнослоговой позиции второго согласного. Слитно написаны сочетания, допустимые без вставочного узкого гласного верхнего подъема, или встречающиеся только в интервокале неразложимых основ.

Геминированными могут быть многие согласные. Отчасти это след развития других сочетаний, отчасти — экспрессивная, или лексически связанная геминация, как то в терминах родства и в счетных числительных. При аттрибутивной (адъективной) позиции числительного геминация может исчезать, как показывает чувашская норма для числительных. Из всех современных тюркских языков только чувашский имеет синхронное морфологическое чередование негеминированных и геминированных согласных. Проявляется оно при словоизменении имен, конечный согласный которых удваивается (а шумный и оглушается) перед аффиксом, начинающимся на гласный. Это происходит не во всех случаях, и по синхронному облику основы в номинативе бывает часто непредсказуемо появление или отсутствие удвоения при словоизменении. Традиционно это списывалось на финно-угорский субстрат без объяснения позиций возникновения данного феномена в чувашском. Однако, чередования в прибалтийско- финских и саамском происходят совсем в других фонетических позициях, и кроме наличия собственно чередования между этими процессами нет ничего общего. В чувашском в настоящий период основы, имеющие морфонологический редуцированный в ауслауте типа « (T) VTe, требуют удвоения последнего согласного перед суффиксом, начинающимся на гласный, т. е. (T) VTT-. Нужно учитывать, что ауслаутный редуцированный исчезает перед аффиксом с согласным началом, нередко по диалектам он не фиксируется и в номинативе. Данное развитие объясняется исчезновением на определенном этапе конечного «-h, промежуточной стадии развития конечных

пратюркских *-q, *-k, *-y. Следы существования гортанной смычки или ларингала прослеживаются по данным венгерских заимствований и по субстратному влиянию на некоторые прикамские диалекты татарского языка, где конечный кыпчакский заднеязычный переходит в гортанную смычку -? (см. выше. 1. 19.). В чувашском, как и в остальных тюркских языках, непервые гласные верхнего подъема *-i-, *-i-, *-u-, *-u- выполняли функцию морфонологического -e- (автоматического гласного при разбивании сочетаний в определенных позициях), а также выпадали между согласными при образовании допустимых сочетаний в позиции перед гласным следующего слога. Т. е. основы вида TVTeT при присоединении суффикса на гласный получали вид TVTT-V. Однотипное чередование происходило и происходит в чувашском, и раннечувашские основы вида «TVTeh имели морфонологический вариант «TVTh-V, например, ран. чув.

/■ /■ л л

«3uriih/ «3iirh- ’кольцо’, «eliih/»elh- ’кисть руки’, «etiih/»eth- ’сапог’, «xisuh/ «xish- ’пах’, «tiruh/ «tirh- ’ зерно’ и многие др. На определенном этапе конечный «-h исчез бесследно, но после согласных *-h- исчезая давал удвоение предшествующего согласного (соответственно, шумные, произносящиеся в полузвонком варианте в интервокале, на месте такого сочетания становятся геминированными глухими). Таким образом из ран. чув. чередования новое TVTe/ TVTT-V, в которое по анологии также включились этимологические ран. чув. основы «TVTe без конечного «-h, которых было гораздо меньше. Показательны случаи перед аффиксом принадлежности 3 лица *-i/ *-i. В случаях основ с конечным дентальным -t происходит регулярная палатализация с переходом -t >

-j-. Однако -te > -tt- без палатализации (!), которой препятствовал исторический раннечувашский «-h-, т. е. adbatt-i ’сапог’ < «etiih/ «eth-i при xut/xuj-e ’слой, пласт’ < «xoht/ «xjhti

Показательны следующие запрещения сочетаемостей:

запрещены сочетания двух шумных смычных внутри основы (нетривиальноу сочетание *pk — *kp в слове *opke ’легкое’, по всей видимости, результат выпадения серединнго слога, что и показывает внешний материал (монг. *awuski, тунг. -маньч. *upkte id.);

не бывает геминированных звонких спирантов;

из сочетаний со вторым звонким согласным наибольшая вариативнось для *-y-, случаи с *-v- встречеются в единичных случаях и упрощаются с утерей второго согласного или замещаются аналогичным сочетанием с *-у-;

s

ограничена встречаемость *-n- и *-p- в качестве второго компонента сочетаний;

существенно ограничено участие *-г- в сочетаниях с согласными (см. выше п.

1. 15.), и также запрещена его геминация;

запрещены сочетания *-1-, *-n- с последующими *-г- и *-г-, чередования типа

У» w Л, S

*3uldur ’звезда’ — *3uldur-a- ’блестеть (о звездах) ’ аналогичны чередованиям перед

другими одиночными согласными и предусматривают отсутствие второго гласного перед

-г- в случае глагола. На раннем пратюркском уровне поздние пратюркские *-1ёэг и *-1ёэг представляли из себя сочетания *-lr-, *-lr~-, где потом вторично из-за диссимиляции появился звонкий дентальный. В тюркских каузативных основах есть различие двух типов аффиксов *-tur и *-ur после большинства согласных, а после сонантов *-1-, *-n- в МК они последовательно различаются как -tur и -dur, а в чув. и як. как «-tar и «-ar соответственно (кроме того аффикс *-er~ после этих сонантов также регулярно в МК дает -duz). Рефлексы второго аффикса без дентального начала в языках однотипны развитию комплексов *lder/r~ в именных основах и доказывают трактовку этих комплексов как исторических сочетаний двух плавных с позднейшим появлением эпентезы.

По данным ограничениям видно, что сильной позицией для согласных является позиция после первого гласного, где могут встречаться все смычные. Возможно, такая комбинаторика связана со старым силовым ударением на первом слог, вызвавшим редукцию смыслоразличительных признаков смычных согласных в позиции после безударного гласного. Результатом редукции стало исчезновение противопоставления сильных, слабых и отчасти звонких смычных после непервых гласных. Также ясно, что ударение на первом слоге напрямую связано с сингармонизмом гласных.

Внешние алтайские соответствия и анализ системы согласных пратюркского языка накануне распада пратюркской общности позволяют для ранне-пратюркского уровня реинтерпретировать ряд звонких спирантов как ряд звонких смычных. Распределенные ряды увулярных и велярных смычных сводятся в один, что подтверждается отсутствием звонкого спиранта и носового сонанта в увулярном ряду. Если исключить противопоставление для серединных согласных по силе — слабости и считать это вторичным развитием, связанным с долготой предшествующего гласного, а начальное противопоставление считать противопоставлением по звонкости. то в результате система смычных для ранне-пратюркского предстает в следующем виде:

Таблица 4

 

лабиальные

дентальные

апикальные

палатальные

латеральные

заднеязычные

глухие

смычные

-p-

t

 

с

 

k

звонкие

смычные

b

d

 

з-

 

g

глухие

спиранты

 

 

s

 

t

 

носовые

m

n

 

n

 

О

сонанты

 

 

 

 

 

 

плавные

сонанты

 

 

r

j

1

 

дрожащие

сонанты

 

 

r

 

 

 

2. На основании разбора систем вокализма в современных языках потомках и установления регулярных соответствий между гласными реконструируется пратюркская система гласных фонем. В большинстве тюркских языков система не подвергалась кардинальной перестройке в целом, и там сохранились основные элементы, присущие пратюркскому языку, это, например, — сингармонистические ряды гласных, и закон уподобления гласных служебных постпозитивных морфем сингармонистическому ряду основы. В случае разнорядных основ, т. е. основ с нарушением правила сингармонизма, то, как показывают современные языки, уподобление происходило по последнему гласному основы, тому, который находился непосредственно перед аффиксом. В некотрых современных языках произошло или происходит разрушение системы сингармонистических рядов для гласных (в карлукских языках, например, про узбекский уже говорят об утере сингармонизма, что немного неточно, на уровне многосложной основы, нечленимой синхронно, часть правил продолжает действовать и после -e- первого слога недопустим следующий -э- а только -e-). Реально же следы различавшихся сингармонистичных рядов продолжают оставаться на согласных (различение велярных и увулярных рядов), и выбор варианта аффикса с велярным и увулярным зависит от наличия велярного или увулярного в основе, или закреплен словарно, т. е. узусом без конкретных синхронных фонетических мотивировок. В уйгурском языке таким образом различаются односложные основы с корневым гласным -i-, который то требует, а то и не требует переднего ряда аффикса. Синхронное морфонологическое различение в уйгурском -i- и -i- совпадает с пратюркским за редкими исключениями. Сложнее случай с чувашским языком, где система сингармонизма существует и поныне, однако со времени распада пратюркской языковой общности произошла его системная перестройка и основа, имеющая передний сингармонистический ряд в современном языке, с равным успехом может происходить, как из переднерядной, так и из заднерядной пратюркской основы. То же самое верно и для современных чувашских заднерядных основ. Связано это было с конкретной исторической судьбой данного языка, в частности с ограничением в ранний период контактов с остальными тюркскими языками, и, соответственно, с неучастием в общих для остальных тюркских языков инновативных процессах, но с активными

собственными инновациями, которые могли возникать под воздействием соседних языков других языковых семей. Многие архаичные пратюркские различия, утеряные при общих инновациях в большинстве языков, продолжают в переосмысленном виде сохраняться в чувашском.

Наибольшее количество фонем было представлено в первом корневом слоге слова, это — сильная позиция. Для нее характерны следующие гласные:

Таблица 5

Палатальный (передний) и непалатальный (задний) сингармонистические ряды гласных

ряд подъем

передний

передне- средний

 

средне-задний

задний

верхний

i

и

 

i

u

средний

e

о

 

a

o

нижний

e

e

 

a

a

Таблица 6

Палатальный (передний) и непалатальный (задний) сингармонистические ряды дифтонгов

ряд подъем

передний

передне- средний

 

средне-задний

задний

верхний

-

 (и)

 

ii

iu

средний

-

io

 

-

io

нижний

ie

-

 

ia

-

Традиционно в тюркской реконструкции присутствуют только гласные *a, % *o, *u, *e, *i, *o, %, они распределены по двум сингармонистическим рядам (о проблеме %, других закрытых и огубленных гласных и дифтонгах см. п. 2. 3. и далее).

Немаркированным является задний сингармонистический ряд, основ с первым гласным этого ряда значительно больше, чем переднего. Кроме того, при присоединении некоторых маркированных переднерядных аффиксов, таким, например, был в древних письменных тюркских и продолжает быть в современном чувашском аффикс 3 лица *-i, в памятниках — иногда, а в чувашском регулярно последующий наращиваемый аффикс получает маркированный сингармонизм, то есть переднерядный. Существующие пратюркские маркированные по рядности аффиксы имеют только передний ряд (ср. *-Sei ’одинаковый по какому-либо признаку’ > тур. -des ), но ни одного неизменямого заднерядного пратюркского аффикса не существовало.

Особенностью пратюркской тюркской системы гласных является наличие противопоставления по долготе -краткости, присущее всем гласным и реконструируемое по данным огузских языков (долгота в туркменском а, ё ё о, о, t, 1, и, uj (= й) и отчасти гагаузском, озвончение смычных шумных после исконно долгих гласных во всех языках), якутского (долгота гласного для гласных верхнего и нижнего подъемов в якутском языке t 1 и, й а, для гласных среднего подъема в первом слоге дифтогизация в e [ie], o [uo], о [uo], в непервых слогах — дифтонгизация в неразложимых основах и чистая долгота в

служебных аффиксах, например, отыменной глагольный аффикс -1а-, -1ё-, -1о-, -1о- и др., в первом слоге якутские a [ia], ё О о берутся только при стяжении после выпадения исторических звонких спирантов, и части сонантов), тувинского и тофаларского (отражение кратких гласных как фарингализованных в первом слоге перед шумными). Подробно разбор системы межтюркских соответствий для традиционно реконструируемых гласных см. в работах М. Рясянена (МИФТЯ, сс. 47-95) и А. М. Щербака (СФТЯ, сс. 26-76, 143-158). Следует остановиться на регулярных соответствиях «обычным» (традиционно реконструируемым) пратюркским гласным в чувашском языке.

2. 1. Пратюркский *a развивается практически одинаково во всех подгруппах, только в карлукских уйгурском и узбекском языках существуют специфические переходы гласного первого слога. В уйгурском в открытом слоге *a > e перед *i следуещего слога и *a > o перед *u следующего слога; в непервых слогах *a > a в закрытом и i в открытом неконечном слоге, а при первом огубленном гласном корня в закрытом слоге — — a-, в открытом — -u- причем такой «новый» -i- не вызывает перегласовки предыдущего согласного. В узбекском в открытом слоге *a > e перед *i следующего слога; в односложных основах, кончающихся на согласный и синхронные сочетания -rt, -lt, в открытом слоге многосложных основ перед следующими *a, *u рефлексом пратюркского *a является э; в закрытом первом слоге многосложных основ (за исключением случаев перед -rt-, -lt-, -ld-, где представлен э ) пратюркский *a > e; в непервых слогах рефлексы e в открытом и э в закрытом слогах. Основным и наиболее частотным соответствием пратюркскому *a в первом слоге вне зависимости от исконной долготы является чувашский o [*a > o ]. Примеров на это соответствие настолько много, что нет нужды приводить их в данной работе (см. МИФТЯ, сс. 60, 72-74). Особые рефлексы наблюдаются

s

в основах, где в чувашском присутствуют j, s, с. В этих основах вместо o появляется u (сев. -зап. о — с последующим переходом основы в передний ряд сингармонизма, что является вторичным процессом, вызванным палатальным характером данных согласных. Такой же процесс прошел и в татарском языке рядом с j, s, с, j и башкирском рядом с j, s,

S s s

s (< *c), это — поздний региональный поволжский переход, ср. чув. siis, тат. сес, башк. ses

s

’волосы’, тат., башк. jes ’слеза’, омоним ’год’, тат., башк. jesel ’зеленый’, чув. jiize, тат. ece, башк. ese ’кислый, горький’ и т. д. [* (T) a > > (Т) э > (Т) о/ Tu (- о) рядом с палатальными].

2. 1. 1. По особому пратюркский *a вел себя в сочетаниях с раннечувашским «w < пратюрк. *v, *y . В закрытом слоге сочетания стягивались и давали -u- в чувашском (не -

s^, S

о- !), на историческом морфологическом шве *3a ’q-tu ’свет, светло’ > чув. sudb с развитием конечнослогового *-’q перед смычным глухим как *y > «w и т. д. Если же

о

после «w следовал гласный, то сочетания давали *bv- (в анлауте трехсложных основ «#bVbTb > #vbTb и по диалектам «#bVbTb > «#bvTb > #uTb. [*av-, *ay- > «ow- > u-T/bv-V ]:

чув. su ’масло, жир’ < пратюрк. *3<зу як. sa, тув. cay, огуз. %ay etc.;

S so S ^

чув. su- (sbv-) ’дождить’ < пратюрк. *3ay-, тув. cay-, кирг. ja-, кыпч. *jaw-, огуз. %ag- etc.;

s s s^, w

чув. suhx, suhk ’платок’ < пратюрк. *3aluqe, огуз. *jayliq, кыпч. *jawliq и т. д.

s

(из чув. > рус. вологод. сулок ’платок (этнограф.) ’);

s s s^

чув. somm, верхов. (курмыш., красноарм.) summ ’дождь’ < пратюрк. *3aymur, огуз. *jaymir.; хак. napmir, МК jaymur, jamyur etc.;

s s s

чув. summ, sonm ’спина’ < пратюрк. *3ayrun ’лопатка (анатом.) ’ > огуз. *jayrn >

s ^

туркм. jayirni, кирг. jorun, кыпч. *jawrn ’заплечье’, пратюрк. вариант *3arun > як. sarin

s

’плечо’, алт. 3arn, тув. carin;

чув. tu ’гора’ < пратюрк. *tay, як. ta ’тайга, лес’, тув. day, огуз. *day etc.; чув. низов. tub ’Бог’ < пратюрк. *tapri, як. tapara, огуз. *tapr. В кыпчакских и карлукских языках данное слово имеет передний ряд. В чувашском произошла нерегулярная деназализация *-p- перед согласным и позже сочетание развивалось как *- Уг-

Два односложных слова с конечным *-j * развиваются так, будто они имели *-у:

s S^, S

чув. su ’лето’ < пратюрк. *3aj, як. saj, тув. caj, хак. caj алт. 3aj, огуз. %aj-la

’летнее пастбище’ и т. д.;

S S S

чув. su в ok-su ’лук’ (буквально ’стрела-лук’) < пратюрк. *30 ’лук’, як. sa, тув.

S

ca, алт. 3a, кирг. ja, огуз. *jaj etc.;

Случаи открытых слогов:

° w» w»

чув. xsva ’ива’ < пратюрк. *qravaq, тув. xak, огуз. *qavaq ’ива, тополь’, кыпч. *quwaq > тат. quwaq, башк. *qiwaq etc.;

00 s w

чув. ssvbr- ’веять’, булг. > венг. szor- < пратюрк. *savur-, тув. sar-, огуз. *savur-, кыпч. *suwir-, шор. sabir-, хак. sobir- (sic.), etc.;

s о о s s^

чув. sbvsr, sub ’детеныш’ < пратюрк. *3avru, огуз. *javru, чагат. javri . В

S’ s о о

чувашском форма sub < «ssvrb, на что указывает морфонология, — при прибавлении

S

суффикса 3л. в чув. sur-i. Если бы здесь не было сочетания согласных, то -г- удвоилось

S

бы в данной позиции перед аффиксом > «sur-i, однако удвоения не бывает при сочетании согласных перед конечным редуцированным.

О О w» w»

чув. tbvbl (у Золотницкого tul) ’буря’ < пратюрк. *tavul id., як. tal, огуз. *davul,

туркм. dovul ’паника’, кыпч. *dawil;

о о

чув. bvss ’воск’ < пратюрк. *avurs id., МК avus (с пометой «булгарское»), тат. awiz, балк. bal-auz (где bal ’мед’ ), башк. bal-awi5 etc. В данном слове пратюркское сочетание *rs (см. выше п. 1. 15.);

о о

чув. bvss ’осина’ < пратюрк. *av (u) s (-aq) > сев. -алт (шор.) (Ивановский ГАЯ, Вербицкий) apsak, второй общетюркский вариант: чув. верхов. (вурнар.) viza, vuza, сев. - зап. малокарач. vus ’осина’ < пратюрк. *os (-aq) > хак. os, кыпч. *osaq > тат. usaq,

башк. u&aq;

О О О W» л'

чув. vbb (чаще с суффиксом 3 л. vsrr-i ) ’устье’ < пратюрк. *ayre ’рот’, тув. as, хак. as (axs-), алт. os, кирг. oz, огуз. *ayiz, уйг. eyiz, кыпч. *awiz . Традиционное

^ о

сравнение тюркского слова с чув. ssvar не проходит по фонетическим причинам, чувашское слово происходит из пратюрк. *3iir ~ *3ог ’лицо, морда, нос’;

ООО w Л/ w Л/

чув. vbb-lb sb, urb-lb bl ’коренной зуб’ (bl ’зуб’) < пратюрк. *avur, *avurt ’ротовая полость’, як. os ’губы’, алт. Urt, кирг. Urt,, огуз. *avurt, кыпч. *uwirt . В чувашском буквальное значение ’зуб внутри рта’, чув. слово не соответствует пратюрк.

*ariy ’коренной зуб’ (як. asi, тув., тоф. aziy, кирг. azU, огуз. *azi) по фонетическим

о о

причинам, с другой стороны если бы первоначальным значением vbb было ’коренной

зуб’, то довольно трудно объяснить зачем основа осложнена суффиксом -lb (< *-luy) со

значением обладания чем-либо. В последних двух словах в чувашском уже

упоминавшееся вторичное упрощение трехсложной структуры.

/■

Пратюркские сочетания с *-’q-t- на морфологическом шве есть в слове чув. sudb

s^, s^ w

’свет’ < *3a’q-tu от глагола *3a’q- ’гореть, светить’, огуз. *jaqti, кыпч. *jaqti.

2. 1. 2. Необходимо также отметить особый чувашский рефлекс на месте

пратюркского краткого *a перед глухими смычными в односложных словах. В верховом

диалекте, различающем -o- и -u- наблюдается рефлекс с u перед t, аналогичный развитию

сочетаний *ay, *av в закрытом слоге, а в курмышском и моргашском говорах этого же

/■ /■ /■

диалекта отмечается и перед s (< *с' *с). Эти случаи полностью анологичны появлению тувинско-тофаларской фарингализации (см. 1. 1.) и отражают развитие преаспированного смычного, начальное придыхание которого начинает трактоваться как исторический *-y- [*a’t, *a’c > «aht, «ahc > 'Owt, 'Owc > ut, us]:

чув. ut ’конь’ < пратюрк. *a’t ’конь’, як. at, огуз. *at, тув., тоф. at, с. -юг. at, hat; чув. xut ’слой, ряд, бумага’ < пратюрк. *qa’t, як. xat, огуз. *qat, тув., тоф. ka’t., с. - юг. qa’t;

S' w s w s

чув. us- ’открывать’ < пратюрк. *a’c-, як. as-, огуз. *ac-, тув. a’s-, тоф. a’s-/ah-V,

с. -юг. has-/ hac-V;

s w s w

чув. pus (моргауш.) ’голова’ < пратюрк. *ba}’c, як. bas, огуз. *bas, тув. ba’s, тоф.

s

ba’s/bah-V, с. -юг. pa’§/pa’c-V.

2. 1. 3. Пратюркский *a в сочетании с последующим ранне-чувашским «j ( < j *4

s

*n ) развивается в bj в закрытом слоге (через ступень совпадения с рефлексом *a, см.

2. 6.), т. е. в неразложимой, неизменяемой основе; этот же контекст перед следующим гласным, в том числе и чередующимся с нулем дает oj [ *aJ > «aj-T/ «qj-V> bj-T/oj-V] :

s

чув. xyma ’сливки, сметана’ < пратюрк. *q (') ajmaq (~ -nm-), огуз. *qajmaq, кыпч.

*qajmaq;

s w w

чув. xbjra, верхов. (курмыш.) xra ’оселок’ < пратюрк. *q'ajraq id., q'ajra- ’точить’,

огуз. *qajraq, qajra- кыпч. *qajraq, qajra-, узб. qejre-, пратюрк. вариант *qajir- ’точить’ >

хак. xajir-, тув. xajirga ’оселок’;

чув. bjbr, верхов. (вурнар.) уъг, bjb ( < «ъ/ъг фонотактически), верхов. (курмыш.)

S w

in ’жеребец’ < пратюрк. *a5yir id., як. at,, хак. asxir, с. -юг. azyir, огуз. *ajyir etc.

s

чув. xb- основа вопросительного слова, xb-zb (< «xbj-b ) ’какой’, xb-zan (< «xbj-

s s s

san) ’когда’, (x) bs-ta ’где’ (с вторичным вычленением основы «xss- как производящей,

w S S S

д. б. «xbj-da') < пратюрк. *qran-i, -si (с другим показателем 3 лица) ’какой’, *q'an-ca equ.

s

’когда’, *q'an-da ’где’, огуз. *qea (n) -, тоф. kaj-si, тув. kaj-i-zi (двойной показатель), хак.

s

xaj-zi, алт. ka-zi, кирг. kaj-si ’какой, который’, тоф. ka-’Hin, тув. ka-zan, як. xa-san, хак. xajan (< «xaj-can с сохранением аффрикаты, а не переходом в -z- ), алт., кирг. ka-can ’когда’, тоф., тув. kaj-da, як. xan-na, хак. xaj-da, алт., кирг. kaj-da ’где’ etc.

Примеров без сокращения гласного в чувашском больше, это чув. верхов. xojbx, низов. xujyb ’горе, беда’ < пратюрк. *qa5qu, чув. xojhr ’кора’ < пратюрк. *qa5ir, *qa5riq,

w S л/

чув. ojar ’ведро, хорошая погода’ < пратюрк. *anar id., ojbr- ’разделять’ < пратюрк. *a5ir- и др.

2. 2. Пратюркский *e отражался в якутском как e/ e, в огузских как *ё/ *ё/ *ё (с распределением по следующему огузскому согласному, требующему закрытый долгий *ё перед шипящими, *-n, *-1 и огуз. *-z (!), см. п. 2. 4.). В уйгурском присутствуют рефлексы e/ e/i/ о/ u с распределением полностью аналогичным *a, зависящим от второго гласного основы и от слоговой структуры; в узбекском в первом слоге e, в непервых слогах e. Передвижение в верхний подъем -i- в первом слоге отмечается в кыпчакских татарском и башкирском и в хакасском (качинском, сагайском). В непервых слогах в тат., башк. — e, а в хакасском e. В чувашском языке для пратюркского *e основным рефлексом является a (не очень давние марийские заимствования из чувашского имеют e ). Как и в случаях с

S S

развитием пратюркского *a в основах рядом с палатальными согласными s, j, реже n происходило вторичное упереднение гласного и чув. a переходил в e . Например, чув.

S S S S S S S S ^, S

serzi ’воробей’ < пратюрк. *serce-, ses (в сложении ses-pel) ’цветок’ < пратюрк. *cre’c-ek

S S

и др. В чувашском наблюдается особое развитие после пратюрк. *3- > s-, здесь пратюркский *-e- в предке чувашского произносился довольно узко и дал «-er, закономерно перешедший в -i- в современном языке. Старого сужения гласного не происходило, если после него следовали звонкие губные -m- или -v- (< «-w- < *-v-, *-y-

s s s

). [ *e > «e > a, *3e (T) — > '3e (T) — > si- (T), T — любой согласный кроме огубленных w, m в раннем чувашском]. Ср. случаи на собственно чувашское сужение гласного:

s s

чув. si- ’есть, кушать’ < пратюрк. *3ё- як. sie-, огуз. *ё- азер. je-, туркм. ij- (< 'ji--

etc.;

s

чув. sij-el ’вверху’ < пратюрк. *jey-, чув. отражает форму типа «jej-;

s S ^ Л W

чув. si ’ветер’ < пратюрк. *3ё1, як. sel, огуз. *jel, азер. jel, туркм. jel etc.;

чув. sice ’семь’ < пратюрк. *3et (t) i, як. sette, огуз. *jeddi, азер. jeddi, туркм. jedi

etc.;

Но рядом с губными звонкими:

/■ /■ чув. samga ’лоб’ < пратюрк. *3emyek ’темя’, огуз. *Q) emgek, азер. emgek, алт. /■ /■

3omok, туба nome и т. д.;

S s ^ Л

чув. sa (v) nb ’рукав’ < пратюрк. *3ey (i) p id., як. sex (с долготой из-за упрощенного сочетания), огуз. *jep, туркм. jep, азер. jen. В этом слове в огузских произошло развитие

s

сочетания *yp > -p аналогично развитию в слове *3eyin- ’победить’ (дословно «быть выше»);

s S ^ Л

чув. savb- ’вести’ < пратюрк. *3ey (i) t-, як. set-, туркм. it- (< огуз. *jet-, что

нерегулярно для отражения открытого гласного, или *jey (i) t- ). В якутском и огузском компенсаторная долгота, возникшая после упрощения пратюркского сочетания с *-y-, закономерно давшего в чувашском -v-.

Пратюркский *e восстанавливается в следующих словах, имеющих чувашские

s

параллели (сюда же включены и контексты с 'j < *n, *5, т. к. они не влияли на

развитие гласного) :

чув. aj ’низ, под’ < пратюрк. *ej (~ тунг. -маньч. eje ’низовье реки’, чув. ak- ’сеять’ < пратюрк. *e’k- id., чув. agar ’борзая’ < пратюрк. *e (’) ker id., чув. alia- ’просеять’ < пратюрк. *elye- id., чув. alt- ’грести’ < пратюрк. *el-t-, огуз. *ё§- id.,

чув. alb ’кисть руки’ < пратюрк. *el (iy) id., як. eli и вторичное ill под влиянием следующего долгого i,

чув. ahk, algb ’дверь’ < пратюрк. *el (i) ke, огуз. *ёsik id., чув. amak ’болезнь’ < пратюрк. *emyeke ’тягота’, чув. an ’ширина’ < пратюрк. *ёn id., як. en, огуз. *ёn,

чув. an- ’спускаться’ < пратюрк. *ep- id., як. epi-, огуз. *ep-> туркм. ep-, но туркм. in- с похожим значением сюда не относится,

чув. ana ’челюсть’ < пратюрк. *ёp-ek id., огуз. *ёp (-ek), тур. enek, туркм. ep, азер. eng, вторично в як. ip, это может быть сагайским заимствованием, чув. anas ’зевота’ < пратюрк. *esne- ’зевать’,

w w s

чув. an-jhk ’щенок’ < пратюрк. *eniik, *en-cik id., як. oniiges (< «eniik-ec), огуз.

*enik, *en-jik,

чув. anb ’спуск, склон’ < пратюрк. *ёn- ’спускаться’, як. ene ’спуск, склон’ (с утерей долготы после аффиксации или ее переносом на второй слог, огуз. *ёn-, туркм. in-, чув. ar ’мужчина’ < пратюрк. *ёг id., як. er (без долготы ?), огуз. *ёг, чув. arlan ’хомяк’ < пратюрк. *erlen id., кыпч. *erlen,

чув. anm (вторично erem) ’полынь’ < пратюрк. *erm-en id., кыпч., карлук.

*ermen, хак. irben ’богородская трава’,

чув. as ’память’ < пратюрк. *es id., *es- ’помнить’, чув. abk ’рогожа’ < пратюрк. *efiike id., МК esiik, чув. adb ’сапог’ < пратюрк. *ёtuk id., огуз. *ёdik, чув. adb ’большая река, Волга’ < пратюрк. < *ёП1, кыпч. *edil, чув. kaj ’задний’ < пратюрк. *ke5 ’зад’, в современных языках обычно с -in instr., чув. kajt- ’уходить’ < пратюрк. *kejt- id., огуз. *gёd-, туркм. gid-, азер. ged-, тур. ged-, огузский хотя и имеет краткость, но по соответствиям согласных (озвончение при аффиксации) и гласных (азер. -e-, туркм. -i-) отражает долгий закрытый гласный, который стал вторично закрытым из-за поглощения гласным серединного *-j-,

чув. kajbk ’птица’ < пратюрк. *k () ) jike ’дичь, зверь’, огуз. *k/gejik, тур. gejik, туркм. kejik,

чув. kaklat- ’гоготать’ < пратюрк. *k'eklik ’куропатка’, огуз. *keglik., туркм. keklik

чув. kagbr- ’рыгать’ < пратюрк. *k^gir- id., як. kegirt- с сокращением гласного в многосложном слове, огуз. *kegir-, туркм. kegir-,

чув. kala- ’говорить’ < пратюрк. *k'ele-, тур. диал. keleji, др. -уйг. kelecii

’разговор’,

чув. kanas ’совет’ < пратюрк. *kepeie id., чув. kandbr ’конопля’ < пратюрк. *krendiir id.,

s

чув. kanbs ’отдых, покой’ < пратюрк. *k () ep-, КБ keprii ’спокойный, вольный’, чув. сев. -зап. малокарач. kap ’вид, форма’ < пратюрк. *kep id., як. kep, огуз. gep,

туркм. gep,

чув. kaban ’стог’ < пратюрк. *kepen id., тур. geben, кыпч. *keben, чув. kaplaj ’щеголь’, kabar ’ненасытный’ < пратюрк. *kep- (-iir) ’с большим

животом’, як. kebir- ’важничать’, огуз. *gebe ’надутый’, азер. gebiz ’запор’, чув. kar- ’пялить’ < пратюрк. *ker- ’растягивать’, огуз. *ger-, чув. kart- ’рубить’ < пратюрк. *krer’t- id.,

чув. kar-jbk ’старуха’ < пратюрк. *kerii ’назад, сзади; старый’, огуз. *geri ’назад’, MK kerii, хак. kire- ’стареть’,

чув. kas- ’резать’ < пратюрк. *k'es-id., як. kesё-, огуз. *kes-,

S' S Л

чув. kas ’поздно, вечер’ < пратюрк. *kёc id., як. kese, огуз. *gёj, азер. geje, туркм.

gc,

s w s w

чув. kas- ’миновать, перейти в брод’ < пратюрк. *ke’c- id., як. kes-, огуз. *gec-,

чув. katma-k ’мотыга’ < пратюрк. *k'ёtmen id., огуз. *kёtmen,

чув. kaj-aga ’коза’ < пратюрк. *k () eci id., огуз. *kecci, но хор. gecci,

чув. palgb ’знак’ < пратюрк. *belyu, *bel’ku id., як. bele, огуз. *belgi,

чув. par ’железа’ < пратюрк. *ber’c, як. bert/ berg-, туркм. berc, хак. mirt, саг.

mirso (< «merc (i) ),

чув. par- ’дать’ < пратюрк. *ber- id., як. ber-, огуз. *ber- с сокращением долготы в служебном глаголе,

чув. parga ’прочный’ < пратюрк. *ber’k id., як. *bert,

чув. pas ’иней’ < пратюрк. *be’s- ’иней, изморозь’, тур. диал. besim, peseyu, pesen, из чув. > тат. bes, башк. be&, свои основы должны выглядеть «bis и «bi&, чув. pat ’сторона (послелог) ’ < пратюрк. *be’t ’лицо’, чув. sajra ’редкий’ < пратюрк. seSrek id.,

чув. sags ’возвышение’ < пратюрк. *se’ku ’помост, лежанка’, МК seku, як. eye ’бугры на дне’, туркм. seki ’глинобитное возвышение’, чув. sakbr ’восемь’ < пратюрк. *sek (k) ir id.

чув. sal-t- ’развязать’ < пратюрк. *sef-t- id., як. es-,

чув. sambr ’жирный’ < пратюрк. *semir id.,

чув. sap- ’сыпать’ < пратюрк. *se’p- id.,

чув. sapla ’прибавка, заплата’ < пратюрк. *se’p- ’прибавлять’, як. ep-, огуз. *sepJi ’ прибавка’,

чув. sar- ’натянуть, стелить’ < пратюрк. *ser- id.,

чув. sazb ’голос’ < пратюрк. *sese id.,

/■ /■

чув. serem (< «sajrbm с переходом в палатальный ряд из-за соседства s- и -j- )

S w Л

’трава-мурава’ < пратюрк. *crejrem id., огуз. *ceren, як. sirem со вторичным -i- и

долготой второго гласного после упрощения сочетания с --),

S s w

чув. sak- ’взвесить’ < пратюрк. *cre’k- id.,

s s

чув. sarmak ’молодой’, булг. > венг. gyermek ’дитя, ребенок’ < пратюрк. *crermeke (~ -a-), МК carmaq ’мальчик’, чувашский ясно указывает на глухой анлаут как и МК, но ср. также монг. *jermegej ’молодой’;

s s s s w S

чув. serzi (с упереднением из-за соседства двух s) ’воробей’ < пратюрк. *c'er’ce-

id.,

s s w

чув. sart ’нарезка’ < пратюрк. *crer’t- ’нарезать’,

s s w

чув. sarb ’воин’ < пратюрк. *creriy id., як. seri,

s s s s

чув. ses-ke ’цветок’, ses-pel ’медуница’ (с упереднением гласного из-за соседства

s s w S

двух s) < пратюрк. *cre’c-ek ’цветок’,

чув. taga ’козел’ < пратюрк. *t'e’ke id., чув. tagana ’корыто’ < пратюрк. *t'e’k (e) ne id., чув. tagbr ’ровный’ < пратюрк. *tre’kir id., чув. tan ’равный’ < пратюрк. *tep id., як. tep, чув. tap- ’пинать’ < пратюрк. *t'e’p- id., як. tep-, чув. tapran- ’шевелиться’ < пратюрк. *tre’pri- id.,

чув. tar- ’убегать’ < пратюрк. *trёr- id., огуз. *tez- ’убегать’, *tёz ’резвый’, азер.

tez-, туркм. tez-, tiz, як. tesi ’резвый’,

чув. tamn ’глубокий’ < пратюрк. *derip id., огуз. *derip, як. dirip — заимствование, судя по начальному d-), etc.

Материал наглядно доказывает, что пратюркие *ё и *ё давали одинаковые рефлексы перед любыми согласными. Такой полный список дается для сравнения с

о

рефлексами пратюркских *e и *e.

2. 2. 1. Пратюркские *-v, *-y следующие после гласного *e давали -v-, но на гласном этот переход не отражался (за исключением упоминавшихся случаев после

s

пратюркского *3-). В сев. -зап. малокарачинском диалекте -v- впоследствии регулярно исчезал, что иногда встречается и в верховом диалекте перед сонантами. [ *ey *ev > «ew > av ].

чув. av- ’гнуть’ < пратюрк. *ёу- id., як. ex-, огуз. *еу-, чув. av-lan- ’жениться’ < пратюрк. *ev ’дом’,

чув. an (< «avn ) ’плечо’ < пратюрк. *ey (i) n id., тув. egin/ ekt-, хак. ipn-e (3 л.), огуз. *ey (i) n, азер. ejin ’тело’, туркм. in (< «eyn- с таким же развитием как в слове вести

/■ л

см. savbt-), як. en,

чув. avbk ’порывистый’ < пратюрк. *evke, МК evek ’скорый’, чув. avsn ’зерно’ (в устойчивых выражениях) < пратюрк. *evin ’зерно’ чув. avsr ’водоворот’ < пратюрк. *ey (i) r-im id., чув. avsr- ’крутить’ < пратюрк. *eviir- id.,

чув. avsr-ia- ’прясть’ < пратюрк. *eyir- id, огуз. *eyir-, як. ir-, тув. ёг-, кирг. ijir-,

чув. avss- ’дуть’ < пратюрк. *ev (ii) s- id., туркм. oviis-,

чув. avbt- ’петь (о птицах) ’ < пратюрк. *evt- id., як. et- ’сказать’, тув. e’t- ’петь (о птицах) ’, МК о- чагат. (Pav. C.) ot-, тур. ot-), из чув. > тат. etec, башк. etes ’петух’,

S _

чув. kavl-e- ’жевать’ < пратюрк. *kёvi-i ’жвачка’, як. kebi- ’жевать’, туркм. geviis, чув. kavraj- ’тлеть, гнить’ > мар. луг. kavra ’хрупкий’ < пратюрк. *k (r) evre-k id., як. kebiw-, огуз. *k/gevrek, тур. gevrek, азер. kovrek,

S S rr — S'

чув. kavns, kavbiss ’ясень’, булг. > венг. koris [koris] < пратюрк. *kevriic id., тур. kiivriic, (азер. gojriis < кумык.), кыпч. kiijriic, МК kevrek,

чув. xavza- (с вторичным x- вместо k-) ’рассыхаться’ < пратюрк. *kevie- ’слабеть’, чув. > мар. луг. kavsr ’гордый’ < пратюрк. *kever id., чув. > др. -рус. ковьрь ’ковер’ < пратюрк. *k () evir ’войлок, ковер’, чув. savsn- ’радоваться’ < пратюрк. *sev- ’любить’, як. ej- (с долготой из-за

стяжения’, огуз. *sev-,

s s w

чув. savsr- ’крутить’ < пратюрк. *creviir- id.,

чув. tahk, tav-hk ’сутки’ < пратюрк. *t () ev ’время’, шор. tep, кыпч. *tew-lik, чув.

> тат., башк. tew-lek,

чув. tavsr- ’крутить, опрокинуть, вернуть’ < пратюрк. *devur- id.

2. 3. Соответствия для пратюркских гласных *о и *о установлены уже давно и хорошо поданы еще М. Рясяненом (МИФТЯ, сс. 76-77, 82-83) и А. М. Щербаком (СФТЯ, с. 148-151, 154-155). В них устанавливается различие по долготе ~ краткости по

якутскому, огузскому и тувинско-тофаларскому материалу. Кроме того отмечаются и различные рефлексации кратких и долгих гласных (!) в чувашском. К сожалению, в предложенных реконструкциях нет четкого распределения чувашских соответствий, авторы ограничиваются лишь их перечислением.

2. 3. 1. Регулярным соответствием для пратюркского долгого *o в чувашском языке является -о-после согласного и *vo- в анлауте [*To- > «T (u) o- (~ «Tua) > «To- > To-, *#o-

> «uo- (~ «ua-) > «wo- > vo- ]. Ниже показаны такие случаи, из подгрупп приведены данные, отражающие долготы или специфическую фонетику.

чув. pol- ’стать’ < пратюрк. *bol- id., як. bol-, однако огуз. *bol-, туркм. bol-

(сокращение в служебном глаголе ?).

чув. pom ’мел’ < пратюрк. *bore ’мел, глина’, як. bor ’глина’, огуз. *bor, туркм.

диал. bor ’мел’,

чув. pozbx- ’портиться, гнить’ < пратюрк. *bdrsu- id., уйг. porsu-, як. boraj-, кыпч. *boz-, огуз. *boz-, туркм. boz-,

чув. soyan ’лук (растение) ’ < пратюрк. *soqan id., кыпч. *soyan, кирг. soyon, с. -уйг. sojan, огуз. *soyan, туркм. soyan в туркменском краткостный рефлекс, однако он может быть вызван а ффиксом как в toz ~ tozan ’пыль’ и туркм. tojun ’глина’ при як. toj. наэ при як. Кроме того, чувашское, кыпчакское и сарыг-югурское развитие указывают на серединный *-q-, а не *-y-, так как в данном случае в чувашском ожидался бы -v-, в кыпчакских — -w-.

чув. solayaj ’левый’ < пратюрк. *sol- id., огуз. *sol, туркм. sol,

S s

чув. sok (вторичный k из «-x ) ’нету’, soyal- ’пропадать, исчезать’ < пратюрк.

S Л

*3oq id., як. sox, тув. cok, огуз. *joq, азер. jox, туркм. joq,

S S Л

чув. sol ’путь, дорога’ < пратюрк. *301 id., як. sol, огуз. *jol, туркм. jol,

S S Л

чув. son- ’тесать’, < пратюрк. *3on- id., як. sor- (с вторичным переосмаслением конечного -n- основы как показателя возвратности и звмены его на каузативный -г- ), огуз. *jon-, туркм. jon-,

чув. tom (tomm-i < «tomb ) ’одежда’ < пратюрк. *t () dpb/ *t () onb, с. -юг. t'op, второй вариант огуз. *don, туркм. don, др. уйг. toon и др..

чув. tors ’гнедой’ < пратюрк. *t5ruy id., огуз. *dor id., MK toruy, огуз. *dor, туркм. dor, як. turayas (с сокращением в многосложном слове),

чув. сев. -зап. малокарач. vulak (< «volax, в этом диалекте регулярно «-x > -k ) ’желоб’ < пратюрк. *oiaqo id, як. oluk ’водопойная колода, желоб’, в части диалектов чувашского языка отмечаеятся форма valak, которая восходит к пратюрк. варианту *oleke

чув. von (n) b ’десять’ < пратюрк. *onb id., як. on, огуз. *on, туркм. on, чув. vobbr ’злой дух, оборотень’ < пратюрк. *opur ’злой дух, ведьма’, огуз. *obur, тур. obur, кыпч. *obur, уйг. obur,

чув. vop-kbn (с новой аффиксацией) ’прожорливый’ < пратюрк. *op- ’сосать’, як.

jp-,

чув. vot ’огонь’ < пратюрк. *ot id., як. ot, огуз. *od, туркм. ot, др. уйг. oot, чув. vodbn ’дрова’ < пратюрк. *ot (u) n id., огуз. *odun, туркм. odun, як. вторично otun/ ot- V

S

чув. низов. vojax ’очаг’, сев. -зап. vocak< пратюрк. *ot-caqo id. (о согласных см. выше 1. 19., 1. 22.), огуз. *ojaq, туркм. ojaq, тоф. otcuk, occukс сочетанием согласных, но без фарингализации. Краткостный пратюркский вариант представлен в як. osox и чув. верхов. vijax, vujax (ср. ниже п. 2. 3. 2. 1.).

2. 3. 1. 1. На пратюркском уровне не обнаруживается последовательностей *-ov-, *- ov- (!), по-видимому они были запрещены по фонотактике. Перед следующим *j пратюркский *-o- в закрытом слоге давал -u-, который в некоторых контекстах достаточно поздно преходил в -u- это касается контекста «put-, где «-u- любого

S

происхождения сдвинулся назад по ряду [ *Toj-T > «Tuoj-T > Tii-T, «piit-E > put-E ], и получились слова с внутриосновной разнорядностью такого типа, как

s

чув. pude-k ’козленок, ягненок’ < пратюрк. *bojtaq id., туркм. bojdaq, кыпч. *bojdaq etc. и

На сочетание с серединным контекстом *-oj- претендует также

s л

чув. сев. -зап. siile-, верхов. sula- ’дышать’ < пратюрк. *sojlu- id., як. oluj-, огуз. *solu-, тур. solu-, кыпч. *soli-, Pav. C solu-, но алт. (ойр.) solu- с долготой и чув. низов. sivla- указывают на пратюркский вариант *soylu-. Внешние соответствия монг. *suji (le) — id., тунг. -маньч. *sug-du-, *sugi- ’дыхание; дышать’, кор. *sui- ’дышать’, позволяют считать оба вариант допустимыми. В абсолютном начале отмечены контексты *#oj- не перед следующим согласным, и в них отмечается чув. #oj- без начального v-, последовательностей «voj- не существует ни в каких словах в чувашском языке. [ *#oj-V > « (u) oj- >oj-V].

чув. oj ’поле’ < пратюрк. *oj ’поле, ложбин’, огуз. *oj, туркм. oj,

о о

чув. ojb (вторичны Ьъ, ije) ’долото’ < пратюрк. *oje id., туркм. oj.

2. 3. 2. Развитие краткого пратюркского *о проще рассматривать по позициям,

выделяя такие позиции — а) нейтральную, б) перед следующим сильным *-’q и носовыми, в) перед сочетанием согласных, г) перед *v, *y, д) перед ранне чувашским

«- < *, *5, n.

2. 3. 2. 1. а) *o в нейтральной позиции переходил в -о- после согласного, а в анлауте давал vi- (в сев. -зап. малокарачинском диалекте и говорах верхового диалекта — vu-) [To

> To-, *#о > «ua- > «wi- > vi- (~ vu-) ].

чув. xoh, ’рука’, сев. -зап. малокарач. xoh ’ветвь, рука’ < пратюрк. *qrole ’рука’, як. xol, огуз. *qol, туркм. qol, тув. xol etc.,

чув. xor- ’ставить, класть’ < пратюрк. *q () o5 (o) — id., МК qoS-, огуз. *qoj-, туркм. qoj- etc.,

чув. xos- ’добавить’ < пратюрк. *qoiu- id., як. xosuj-, тув. ko’s-, огуз. *qos-, туркм. *qos- и т. д.,

чув. xos- ’велеть’ < пратюрк. *q () oi (o) — id., кыпч. qos- id.,

чув. poms ’барсук’ < пратюрк. *borsiq (-rsm-) id., огуз. *porsuq, тоф. borsuq etc., чув. pozb ’свободный’ < пратюрк. *boio ’пустой, свободный’, як. bosxo, огуз. bos, туркм. bos etc.,

чув. tobb ’мяч’ < пратюрк. *tro’pe id., огуз. *top, туркм. top и т. д., чув. vir-, верхов., сев. -зап. малокарач. vur- ’жать злаки’ < пратюрк. *or- id., як. or-, огуз. *ог-, туркм. or- etc.,

чув. vinn, верхов., сев. -зап. малокарач. umn ’место’ < пратюрк. *or (u) n id., огуз. *or (u) n, туркм. or (u) n etc.,

чув. vims, верхов. ums ’русский’ развитие как будто из *orus с кратким гласным, в других тюркских языках такая же рефлексация: тув. orus, туркм. orus, тат. uris и т. д.,

чув. верхов. vidb, vudb (в низов. вторично udb ) ’сено’ < пратюрк. *o,te ’трава,

сено’, як. ot, огуз. *ot, туркм. ot etc.,

чув. верхов. vijax, vujax ’очаг’ < пратюрк. вариант *ot-caqe id. > як. osox (см.

выше 2. 3. 1.). По всей видимости, с пратюркского уровня существовали дублетные варианты с *o- и *о- перед сочетанием шумных согласных. Долготный рефлекс отражается в чувашском низовом и малокарачинском диалектах и в огузских языках, а краткостный — в верховом диалекте чувашского и якутском языке.

2. 3. 2. 2. б) В прикрытом слоге перед носовыми и *’q происходило сокращение

W» °

гласного в предке чувашского и пратюркский *-о- > *-ь-, а в начальной позиции рефлексы в чувашском не имеют v-протезы и перед носовыми дают огубленный

w о w о

редуцированный заднего ряда, а перед увулярным ’q — о- [ *ToN > TbN; *To ’q > Tbx; *#oN> « (u) oN->bN-; *#o’q> «uox> ox]:

о о w w

чув. xbmbr ’бурый’ < пратюрк. *q (') opur id., як. xopur, xopor, огуз. *qopur, туркм.

qopur и т. д.,

О О ~ w< ~ ^ w»

чув. xsmbr-duri ’шмель’ < пратюрк. *q () opur, *q (') opurt-ya-c ’жук’, огуз. *qopuz, туркм. qopuz, кыпч. *qopuz, як. xopurdos, xomurdos и т. д.,

° w»

чув. xsna ’гость’ < пратюрк. *qron-aq id., як. xon- ’ночевать’, огуз. *qonaq ’гость’, туркм. qonaq etc.,

о w w

чув. pbx ’кал’ < пратюрк. *bo’q id., як. box, огуз. *boq, туркм. boq, азер. pox etc.,

О w w» w»

чув. ssx- ’колоть’ < пратюрк. *soq- id., як. uk-, oyus-/oxs-, огуз. soq-, туркм. soq-

etc.,

So S' s ^ s

чув. верхов. (красноарм.) sbm, литературн. som ’сорняк’ < пратюрк. *3om ~ *3om

s s s

’дерн’, алт. (ойр.) 30m наряду с вариантом *3op > туба., телеут. 3op, туба (по Радлову)

s

nop. Первая чувашская форма отражает краткостную праформу, а низовая и литературная

- долготную.

о

чув. hm ’иней’ < пратюрк. *t () om ’мороз’, MK tom, др. уйг. tom,

s w

чув. оуь ’стрела, лук (сев. -зап.) ’, ok-su ’лук’ < пратюрк. *o’qo ’стрела’, як. ox, ox-

sa, тоф. ok, огуз. *oq и т. д.,

чув. низов. bn- ’удаваться, спориться’ < пратюрк. *op (u) — id., огуз. *op-, туркм. op, як. opuj- ’совершать’, etc.,

ОО W» Л' W» Л'

чув. smbr ’грудь’ < *omur ’плечо, ключица, грудина’, *opurtya ’позвоночник, плечо’, др. уйг. opury, туркм. omuz ’плечо’, opurya ’позвоночник’щЬгкпф\ як. orya

’хребет’ со стяжением комплекса *-opu-

2. 3. 2. 3. в) Перед пратюркским сочетанием согласных *-о- также сокращается и

о

переходит в редуцированный n-, в абсолютном начале, в отличие от позиций перед

° W» ° W»

носовыми, рефлекс vs- с ожидаемой v-протезой и сокращением [*ToTT-> TbTT-; *#oTT-

> ШjTT> vnTT-]:

° w» w»

чув. xbp- ’оторваться’ < пратюрк. *q () oppл- id., як. xoppoj-, огуз. *qop-, туркм.

qop-,

о w w

чув. xbra- ’бояться’ < пратюрк. *qor’q (o) — id., як. xort-/xory-, огуз. *qorq-, туркм. qorq- etc.,

о w

чув. pbda ’каша’ < пратюрк. < *botya id., ст. -кыпч. (At. -Tuhf.) botya, кыпч. *botqa, уйг. botqa etc.,

0 _ ^ чув. pbljav ’уговор’ < ранний монголизм предполагающий *boi’caye < монг. *boljaha- id. > як. boljox, тув. boljay,

So S W _

чув. sbrya ’иноходец’ < пратюрк. *3orya id., огуз. *jorya, туркм. jorya etc.,

So S W _

чув. sbrtan ’щука’ < пратюрк. *cror’tan id., огуз. *cortan, туркм. cortan, кыпч.

*cortan etc.,

° w» w»

чув. hya ’пряжка, застежка’ < пратюрк. *troqqa id, огуз. *toGGa, туркм. toka, азер. toGGa etc.,

чув. hxta- ’остановиться’ < пратюрк. ^t'o’q-ta- id., як. toxta-, огуз. *toqta-, туркм. toqta- и т. д.,

О О w» л' w»

чув. bxsr ’девять’ < пратюрк. *toqqur id., огуз. *doGGuz, туркм. dokuz, азер. doGGuz, як. toyus etc.,

о w w

чув. tbia, hla ’обмотки’ < пратюрк. *tolya- ’обматывать’, МК tolya-, огуз. *dola-, туркм. dola-, як. tul-,

° w» w»

чув. hpra ’земля, почва’ < пратюрк. < *tropraq id., як. toburax., огуз. *topraq,

туркм. topraq, кыпч. *topraq etc.,

O w» w»

чув. br-at/n- ’накормить, наесться’ < пратюрк. *to5-yot/r-, *to5-yon- ’накормить, наесться’ id., МК toSyor-, oSyon- ’наесться’, огуз. *dojan- ’наесться’, туркм. dojan-, як. totor- ’ накормить’,

О w» w»

чув. tbr, hri ’жаворонок’ < пратюрк. *t'oryaj id., огуз. *toryaj, туркм. toryaj etc.,

О w» w»

чув. vblda ’удочка’ < пратюрк. *ol’ta id., огуз. *olta, туркм. olta etc.,

O w» w»

чув. vsr-an- ’пробуждаться’ < пратюрк. *o5-yot/r-, *oS-yon- ’будить, просыпаться’, МК oSyor-, oSyon-, огуз. *ojan-, туркм. ojan- etc.,

° w»

чув. vsrman ’лес’ < пратюрк. *orman id., кыпч. *orman и т. д.,

° w чув. vsrdax ’близкий, старший родственник’ < пратюрк. *or’taq ’товарищ, друг, соучастник’, як. orduk, огуз. *ortaq, туркм. ortaq ’общий’,

О w» w»

чув. vbda ’середина’ < пратюрк. *or’ta id., як. orto, огуз. *orta, туркм. orta и т. д. В чувашском языке произошло выпадение к в сочетании уже после (!) сокращения гласного.

О О w» Л' w»

чув. vsdbr ’тридцать’ < пратюрк. *ottur (-It- ?) id., MK ottuz, як. otut, огуз. *otuz (- dd-?), туркм. otuz, уйг. ottuz, кирг. oltuz (!), etc.

Особый рефлекс в глаголе, часто выполняющим вспомогательные функции, чув.

° w»

lar- (< «v (b) lar-') ’сесть’ < пратюрк. *ol (t) ur- id., МК oltur-, орхон. рун. olur-, як. olor-, огуз.

w» °

*otur- < *o (l) tur-, туркм. otur- и т. д. Здесь закономерная форма типа «vblar- подверглась вторичной редукции в связи с активным использованием этого глагола в вспомогательных функциях.

В местоимении 3 лица, также часто употребительном, пратюркский *о развился

° w»

как перед сочетанием согласных с сокращением гласного, чув. vbl ’он’ < пратюрк. *oi id., огуз. *о1, туркм. ol, но як. oi с вторичным удлинением (?). Редкая чувашская форма

о о

vbbbr ’оборотень, упырь’, наряду с вариантом vobbr, соответствующим пратюрк. *dpur, может также отражать старую экспрессивную или табуированную форму, восходящую к пратюрк. *oppur или *jvpur.

2. 3. 2. 4. г) После согласных пратюркские сочетания *ov, *оу в закрытом слоге

о

давали в чувашском *-u- (но -i- после губных), а перед гласным -bv- (но -bj- после губных, в вурнарском говоре верхового диалекта удлиненный вариант -ij-) [ *Tov-T, *Tjy- T > «Tow-T > Tu-T; *Tov-V, *Tjy-V> «Tow-V> Tsv-V; *Poy-T > «Paw-T > «Piw-T >

Pi (w) -T>Pi-T; *Poy-V> «Paw-V> «Piw-V> «Pi (w) -V>Py-V (~Pij-V) ]. Начальные *#ov-

w» °

, *#oy- переходили в vs- в закрытом слоге и в iv- (< «viv-, запрещенной

последовательности в современном чувашском) перед узким гласным. В сев. -зап.

о

малокарачинском диалекте общечувашские (-bv-, ivb- вторично развиваются в (-) u-, а

° ** W» ° w<

vs- (< *#ov-, *#oy-) дает vu-, но vs- < *oTT- всегда сохраняется как vs-в этом диалекте. [*#ov-T, *#jy-T > « (uJow-T > «sv-T- > vs-T (~u-T), *#оу-и > « (u) awb- > iwb > ivb- (~u) ]:

° w»

чув. xsv-/xu- ’гнать’ < пратюрк. *q'ov-id., MK qov-, огуз. *q’ov-, туркм. kov-,

о о

чув. верхов. xsvbx, сев. -зап. малокарач. xuk, низов. xivsx (со вторичным

о

удлинением первого гласного или рефлексом пратюрк. *-a-, см. ниже 2. 13.) ’высевки,

W» W» Л' ° W» W»

шелуха’ < пратюрк. *qrov-aq, *q'ovur (~ *-a-), огуз. *qavaq, *qavuz (= *qov-), азер. qov ’трут’, qovaG ’перхоть’, диал. qaviz ’шелуха’, туркм. qov, qovaq ’чешуя змеи’, тур. kavuz ’шелуха’, kavza ’твердая скорлупа’, хак. xox (< *-ov- ) ’шелуха’, МК qavuq ’отруби’, qovuz ’соринки в вине’, тув. xo-tara (< *-ov-) ’просо с густой метелкой’,

о о w

чув. xbvbl ’дупло’ < пратюрк. *q (') ovui ’пустой, полый’, кыпч. *qowus, хак. xos, xol, туркм. qovalc ’пустой’,

чув. pimak (со вторичным -k из -x) ’перехват, сужение’, образование от глагола

О w» w»

pbv- ’сдавить, душить’ < пратюрк. *boy- id., огуз. *boy-, туркм. boy-, як. boyus-/boks-, хак. poyir- (caus.), уйг. boy-. В чувашском старая фонетика сохранилась в омертвелом образовании, а в глаголе произошло выравнивание по морфонологическому чередованию

о

-u-/ -bv-, типичному для глаголов, произошедших от основ вида *Tav/y-, *Tov/y-. В

о

результате той же морфонологической унификации появилась такая форма — чув. bv- ’толочь, тереть’ < пратюрк. *оу- ’крошить. толочь’, туркм. ov-. Эта форма

распространилась на всю парадигму. При отсутствии данного морфонологического

о о

выравнивания ожидалось бы чередование vs- (перед согласным) / iv, bv- (перед гласным).

о о

Чувашское bv- < «vsv-, аналогично iv- < «viv-.

чув. pir (< «pin ~ «pbjbr), в говорах верхового диалекта есть вторичная форма pur ’горло’ < пратюрк. *bjY (u) r id., огуз. *boyaz, туркм. boyaz, тоф. bos/boks-, як. bosax (<

«boys-ax).

чув. psjav, верхов. (вурнар.) pijav, сев. -зап. малокарач. psju ’короткая толстая веревка’ < пратюрк. *bo,qayu ’оковы’, МК boqayu, кирг. bogo. Чувашская форма выводится из пратюрк. *bjyayu. В этом слове присутствовали ассимилятивно

диссимилятивные процессы и контаминация с глаголом *boy- ’сдавить, душить’;

чув. tura ’прямо’ < пратюрк. *1оут ’по направлению к; правильно’, огуз. *doyri, туркм. doyri,

О w» w»

чув. hv-/tu- ’нести яйца; созидать’ < пратюрк. *toy- ’рождать’, огуз. *doy-, туркм. doy-, уйг. tuy-, хак. tuy-. В этом слове хакасский и уйгурский имеют отличные рефлексы от *boy- (см. выше, в предыдущем разделе, pimak), отражая праформу *tuy-.

чув. hvan, сев. -зап. малокарач. tun ’родня’ < пратюрк. *tuy-yan id., исторически причастие на *-yan от предыдущего глагольного корня.

° w»

чув. byar- ’распрягать’ < пратюрк. *t (') oyar- id., кыпч. *toyar- id., тат. tuwar-, башк. tuyar-, каз. toyar-.

° w» w»

чув. ivbl, сев. -зап. малокарач. ul ’сын’ < пратюрк. *oy (u) l id., огуз. *oy (u) l, туркм.

л о о

oy (u) l, як. ol, тув. oi/oyi-. Чувашское слово vbljb ’рыбья икра’, хотя и связывается В. Г. Егоровым со словом ’сын’, к нему не относится, а является особой основой с начальным *uv- и только контаминируется со словом ’сын’. Подробней см. ниже, в следующем разделе.

о

чув. верхов. vblak наряду с volak ’желоб’ может отражать праформу *oylaq (~ *ov- ), ср. чагат. oyluq id. Более вероятным кажется наличие альтернации типа *oi— *ovl-* в пратюркском в данном случае.

о о о

чув. vsn, верхов. (вурнар.) vin, vun, сев. -зап. малокарач. un ’вор’ < пратюрк. *oyri (~ *u) id., МК oyr, огуз. *oyri, туркм. oyri, як. or- (из стяжения) ’воровать’, кирг. Uu, тув. or.

2. 3. 2. 5. д) Для пратюркского сочетания *-oJ- (J соответствует соответствует

s

пратюркским *S, *n) в закрытом слоге нормальным рефлексом в чувашском является -

u-, в открытом слоге перед узким гласным — -iv- (синхронно это автоматическая ударная

о

позиция), а перед широким гласным — -ev- (в сев. -зап. малокарач. стяжение в -u-,

синхронно это безударная позиция, т. к. ударение падает на последний широкий гласный). После губного m- (< пратюрк. *b- перед носовым конца слога или начала следующего

о о

слога) и в анлауте сочетание дает ms/'- vbj- (в вурнарском говоре верхового диалекта удлиненный рефлекс -ij- ), которые стягивались в mi-, vi- перед согласным. Стяжение происходило в том случае, если дальше следовал дентальный согласный, способный смягчаться. Для низового диалекта и литературного языка это t, n, l, а для верхового и северозападного малокарачинского диалектов еще и г. [*ToJ-T> Tii-T; *ToJ-U> «Tii (w) e

> Tive, *ToJ-A > «Tii (w) e > Teve; *bon- > «moj- > msj- (- mij-) /mi-T; *#oJ> «uoj- > vsj- (~vij-) /vi-T\.

чув. xii ’пазуха’ < пратюрк. *qroj (u) n id., огуз. *qoj (u) n, туркм. qoj (u) n, як. xdj-/

S' s

xonn- со вторичным удлинением в номинативе из-за старого упрощенного сочетания, этимологический *o должен давать о (о такого типа сочетаниях см. п. 1. 16.).

О w» w»

чув. pu (pov-) ’тело’ < пратюрк. *boS id., огуз. *boj, туркм. boj ’стать, рост’,

О w» w»

чув. peve-, сев. -зап. малокарач. pie-, ’красить’ < пратюрк. boS-a- id., огуз. *boja-, туркм. boja-,

чув. sive, сев. -зап. малокарач. si ’холодный’ < пратюрк. *sojuq, *soyuq id., на первую форму указывает также азер. sojuq,

чув. su- (sav-) ’сдирать’ < пратюрк. *soj- id., огуз. *soj-, туркм. soj-,

о

чув. mb, верхов. вурнар. mij, muj, сев. -зап. малокарач. my ’шея’ < пратюрк.

*boj (u) n id., огуз. *boj (u) n, туркм. boj (u) n, як. moj/monn- со вторичным удлинением перед конечным сочетанием, *о должно давать о,

S S s

чув. низов. mb-aga, верхов. вурнар. mir-aga, mu-aga, сев. -зап. малокарач. mir-aya

w S л, ^ S л, ^ л/л

’рог’ < пратюрк. ареальн. *bonor < *bunpor id., огуз. *bojnuz, туркм. bojnuz, як. mojos,

s s s

чув. низов. mbjbr, верхов. вурнар. mirs, mms, сев. -зап. малокарач. min ’орех’,

s s w s s

булг. > венг. mogyoro, monyoro < пратюрк. *bon (u) r/i ’орешник’, як. mojnoyon (<

s

«monlayan ) ’вид кустарника’ со вторичным удлинением, а не дифтонгом перед сочетанием, кирг. mojil, каз. mojil ’орешник’,

S О о s

чув. vila-, vbjb, верхов. также vula- ’играть’, вурнар. vijb, vujb ’игра’, < пратюрк.

w s w s w s w

*ojn-a-, вторично по популярной модели *oj (u) n+la- ’играть’, *oj (u) n ’игра’, огуз. *ojna-, *оЛ) п, туркм. ojna-, oj (u) n, як. ojnU-, ojnU- с появлением вторичного удлинения перед сочетанием,

s S w w

чув. vilhx, верхов. вурнар. ubx ’скот’ < пратюрк. *oS-iuqo/ *uS-iuqe собирательная форма от основы ’бык’, начальный о-оговаривается в чаг. XV в. oj (Vel., 122), осм. od (Red., 242), oz (Red., 249).

2. 4. В развитии пратюркских *о и о одной из наиболее характерных черт является большое количество основ, перешедших в чувашском в задний сингармонистический ряд.

_ о

Слова с пратюркским *о почти все перешли сначала в дифтонг, давший сочетания vanva- заднего сингармонистического ряда, лишь в случаях, если после гласного следовали *l, *n такого перехода не происходило (в случаях после начального k- возможны колебания с задним рядом). Произношение l,n как палатальных в переднем сингармонистическом ряду в современном чувашском и огузских не является поздней чертой, — такая ситуация была характерна и для пратюркского, по крайней мере в части диалектов, где фактически

S

не встречается палатального *-n- в переднерядных основах. Такая же ситуация была в раннем чувашском, что и воспрепятствовало вторичному переходу в дифтонг перед этими смягченными согласными. О кратком *о еще М. Рясянен писал, что переход в задний сингармонистический ряд был «в соседстве с k p « (МИФТЯ, с. 83). Однако, материал показывает, что *p сам по себе не вызывал такого перехода. Кроме того, если после гласного были *1, *n, то и пратюркские k 'о-, ko- не давали заднерядного рефлекса.

2. 4. 1. Сначала следует разобрать соответствия пратюркского долгого *о. После

_ о

согласного *о развивался в *nva-, сев. -зап. малокарач. ua- (как показывают марийские заимствования через ступень «we ), но перед *1, *n пратюркский *о давал -u- (~ ko-), сев. -зап. малокарач. -о- В начальной позиции *о- переходил в va-. [ *T6T- > «TueT- > TsvaT- (~ TuaT-); *T6l/n- > «T (u) oil/n- > Tiil/n- (~ Tol/n-); *#6T> «rnT- > vaT- ].

чув. kiilo, сев. -зап. малокарач. kol ’озеро’ < пратюрк. *k6le id., як. kol, огуз. *kol, туркм. kol,

чув. kul- ’запрягать’ < пратюрк. *k () ol- id., огуз. *gol-, туркм. диал. golek

’повозка’, gole ’упряжное животное’, тур. goliik, як. koliij- ’запрягать’, др. -уйг. рун. kol-, тув. xol ’упряжное животное’,

чув. kune, kone ’тихий, спокойный’ < пратюрк. konii ’прямой, правильный, оступчивый’, як. kono, туркм. goni, чувашский указывает на долгий гласный, при

о о

кратком было бы «bns,

о _

чув. ksvajth) ’топливо, костер’ < пратюрк. *kojtii ’очаг’ > с. -юг. koto,

о _

чув. kbvak, сев. -зап. малокарач. kuak ’синий, зеленый’ < пратюрк. *kok id., як. kox, огуз. *kog, туркм. kok,

о _ _ _

чув. ksvaba ’пуп’ < пратюрк. kopek id., огуз. *gobek., туркм. gobek,

О _ _

чув. ksvar ’горящие угли’ < пратюрк. *k6r ’угли’, огуз. *koz, туркм. koz, чув. piil-, сев. -зап. малокарач. pol- ’загораживать, перегораживать’ < пратюрк. *bol- ’делить; перегораживать’, огуз. *bol-, туркм. bol-,

чув. sun-, сев. -зап. малокарач. sun- (вторично из «son- ) ’гаснуть, тухнуть’ <

пратюрк. *s6n- id., огуз. *s6n-, туркм. son-, son- (Алиев-Бориев, РТСл.),

чув. tiin-der- caus. ’опрокинуть’ < пратюрк. *ton- ’опрокинуться’, огуз. *don-,

туркм. don-,

О _ л

чув. bvats, сев. -зап. малокарач. tuat (b) ’четыре’ < пратюрк. *torte id., як. tort, огуз. *dord, туркм. dor,

_ _ У»

чув. > мар. vaja ’мерлушка’, чув. vaja ’мерлушка’ < пратюрк. *oj-ek, *oj-cek id., кыпч. *oj-ek, тат. iijek ’кусок шкурки с живота’, башк. ojom, etc., (кыпч. > тур. диал., туркм. диал. ojek ), кирг. ok, хак. ok, тув. ojek, аффиксальное образование от того же

л

корня, башк. (диал.) ojsok, алт. ojok (см. 1. 22.),

чув. vagb ’прорубь’ > мар. луг. vakb, мар. горн. vek, тат. beke, башк. meke <

пратюрк. *oku ’прорубь’, огуз. *6gu, тур. ogii,

чув. > мар. луг. vap-, мар. горн. veng- ’подкараулить, стеречь’ < пратюрк. *6p- id.,

як. op-,

чув. vara ’после’ < пратюрк. *orye ’другой, иной’, огуз. *ozge, туркм. ozge. Данное слово не может быть формой датива судя по огузским данным (в том случае ожидалось бы «oze в туркм.), сокращение гласного в огузском обусловлено невозможностью долготы перед сочетанием двух шумных,

чув. > мар. vara ’палка, кол’ < пратюрк. *orek, кыпч. *ozek ’кол, свая’, чув. van ’середина, сердцевина’ < пратюрк. *6re ’сам’, огуз. *oz, туркм. oz, як. os ’сердцевина’,

чув. vazan ’ложбина, долина’ < пратюрк. *6rsen ’река, русло реки’, *6rs- ’течь’, огуз. *ozen, *oz-, туркм. ozen с вторичным сокращением перед аффиксом как в словах soyan ’лук’, toz-tozan ’пыль’, tojun ’глина’, аз. oz-,

чув. vat ’желчь’ < пратюрк. *6t id., огуз. *6d, туркм. 6t, як. ot, др. уйг. dot, etc., чув. vadb ’старый’ < пратюрк. *6te, орхон. рун. otiiken ’прародина’ (~ монг.

*dtegu ’старик’).

л

Рефлекс пратюркского долгого гласного наблюдается в чув. kune, диал. kone ’тихий, спокойный’ < пратюрк. konii ~ konii ’прямой, правильный, уступчивый’, як. kono, огуз. *goni, туркм. goni, при исконном кратком ожидалась бы чувашская форма

о о

«ksnb.

2. 4. 2. При развитии пратюркского краткого *o в чувашском следует учитывать

такие же позиции как и для случаев с *о : а) нейтральную позицию, б) позицию перед

следующим сильным смычным *’k и носовыми, в) перед сочетанием согласных, г) перед

пратюркскими *v, *y и *j.

2. 4. 2. 1. а) После согласных обычным рефлексом пратюркского *o является *-о-/ -

u-. На месте -u- в сев. -зап. малокарачинском диалекте встречается -d-. Рефлекс -о- после

смычного велярного. При анализе чувашского развития не следует говорить о чувашском

историческом повышении подъема пратюркского гласного. И заднерядный рефлекс -о-, и

переднерядный рефлекс, как показывает малокарачинский диалект, -u- < -o- являются

гласными среднего (верхнесреднего) подъемов. Ото показывает даже довольно поздний

/■ /■ переход гласного в задний ряд в слове podene ’перепелка’, а не «pudene, что ожидалось

бы, если бы первоначально в чувашском произошел сдвиг гласного в верхний подъем. В

анлауте нормальным соответствием является vi-. Любопытно отметить, что как в

нейтральной позиции развиваются односложные основы вида *or’t, в то время как перед

сочетанием в неодносложных основах — особое развитие. [ *ToT- > TuT- (~ ToT), *KoT >

KoT, *#oT> «eT- > viT-].

чув. kor- ’смотреть’ < пратюрк. *kor- id., огуз. *gor-, туркм. gor-, тув. kor-, кыпч.

*kor-, тат. kiir- etc.,

/■ /■ чув. kos (в сложениях koss-i, < «koss с вторичным переходом «s > s ) ’глаз’ <

пратюрк. *korse id., огуз. *goz, туркм. goz, тур. goz, кыпч. *koz ’глаз’, kose-t- ’показывать’, чув. kos- ’переселяться’ < пратюрк. ko’c- ’перекочевывать,

переселяться’, як. kos-, огуз. *goc-, туркм. goc-, азер. koc-, кыпч. *koc- etc., чув. kot ’задница’ < пратюрк. *kot id., огуз. *got, тур. got (got-u ~ 3 л.), чув. kodana ’прямая кишка’ < пратюрк. *kotene id., кыпч. *kotene, образование от предыдущего корня,

^ ^ >ч- чув. sube ’сор’ < пратюрк. *cro’pe ’сор, очески’,

чув. sure-, сев. -зап. малокарач. sore- ’ходить, ездить’ < пратюрк. *3orii- id., огуз. *joru-, туркм. jore-, тур. jiirii-, кыпч. *jiirii-, уйг. jorii-, узб. jur- etc.,

чув. tiil-e- ’умножиться’ < пратюрк. *tol ’приплод’, огуз. *dol, туркм. dol etc., чув. tire ’судья’ < пратюрк. *t'ore ’закон, строй’, огуз. *tore, туркм. tore и т. д., чув. vil- ’умирать’ < пратюрк. *ol- id., огуз. *ol-, туркм. oi-, як. oi- etc., чув. vil ’влага, сырость’ < пратюрк. *ol~ *61 id., як. oi, огуз. *61, туркм. 61. В этом

слове чувашский отражает краткий *o-, что может указывать на пратюркские варианты

*o- ~ *6- в данной основе.

чув. vir ’верх’ < пратюрк. < *or (ii) id., кирг. or, тув. oru, як. drii-t, iirii-t, огуз.

*6r (u), тур. drii, туркм. or со вторичной (?) долготой судя по якутскому соответствию.

чув. vir ’пал, лесной пожар’ < пратюрк. *or’t id., тув. d’rt, як. drt/drd-, огуз. *ort, туркм. or,

чув. vis- ’мерить’ < пратюрк. *bi’c (i) -, огуз. *о1сл-, азер. ole-, тур. ole-, туркм.

olce-, уйг. olci- etc.,

чув. vit- ’проникать’ < пратюрк. *d’t- id., як. ot-, огуз. *dt-, ot-,

чув. vit- (< «vir-) ’покрывать’ < пратюрк. *br,t- id., огуз. *drt-, азер. drt-, туркм.

drt- etc.,

чув. vide ’хлев’ < пратюрк. *d’tek, тув. d’dek ’окрестности жилья, хлев’,туркм. чув. vidon- ’просить’ < пратюрк. *Ь %п- id., огуз. *ьПп-, туркм. dtiin-, чув. vijo-gen, vic-ken (part.) ’острый’ < пратюрк. *d’ti-ken аналог *b,t-kur id. образованию от глагола ’проникать’.

2. 4. 2. 2. б) В позиции перед носовыми и *-’k происходит сокращение гласного (ср.

_ >ч- о о

развитие *о в аналогичной позиции). Рефлексами *-o- после согласного являются n-/-e- с заднерядным отражением рядом с велярными смычными. Начальный пратюркский *d- дает vs- перед *’k и e- перед носовыми. [*TdN- >TeN-; *KoN-> «KoN- > KbN-; *TdK-

> «ToK- > TnK-; #dN- > « (u) dN- > oN-; *dK- > 'udK- > «woK- > vnK- ].

О у у

чув. hk ’корень’ < пратюрк. kok id., огуз. *kok, туркм. kdk,

° х

чув. kbgar- ’привязать’ < пратюрк. *ko’ker- id., огуз. *kdker-, туркм. kdker-,

00 х ~

чув. kbgbr ’грудь’ < пратюрк. kok (u) r id., тув. ko’ks-u, kd’sk-ii (3 л.), хак. kogos (kdks-e ), як. kdyi's ’поясница, середина спины’, огуз. *goyiis вторичное восстановление из аффиксальной формы «gdgs— «gdks- < *gdkz-, тур. gdyi's, туркм. gdvi's, азер. koks,

00 v >ч,

чув. ksmrnk ’уголь’ < пратюрк. *komur id., як. kdmdr, огуз. *komur, туркм.

kdmiir,

00 . ч- _

чув. ksmbi ’настроение, желание’ < пратюрк. k'opiil ’душа’, як. kopiil, тоф. xol, огуз. kdpiii (~ *g- ?), азер. konul, туркм. kopiil, тур. goniil,

чув. низов. kbn-dar- ’вытягивать’ < пратюрк. k () on-tiir- id., кыпч. *kon-diir-,

00 v s’

чув. mbgbl ’шишка, желвак, опухоль’ < *bonyul, як. mogd1-edk ’шар’,

00 * чув. pbgb ’пробка’ < пратюрк. *bo’ke id., кыпч. *boke,

so s v s-^ ^ v

чув. sbga ’липа’ < пратюрк. *croke ~ *3oke id., огуз. *coke, азер. coke, кыпч.

*jdke, каз. zdke, тат. juke,

S О о s v ^ v

чув. sbgbn- ’преклонить колени’ < пратюрк. *crok- id., огуз. *cok-, туркм. cdk-

etc.,

s о о s’ v s ^ ^ v

чув. sbgbr ’хлеб’ < пратюрк. *crokur, *cro’kr-ek, огуз. *coyrek ’лепешка’ с

вторичным развитием сочетания согласных,

S О о S >ч,

чув. somol ’небольшая копна’ < пратюрк. *c'om-, кыпч., карлук. *eomele ’копна’, огуз. туркм. commek ’верхушка’,

^ ^ у

чув. hk- ’лить’ < пратюрк. *to’k- ’лить, сыпать’, як. tox-, тув. to’k-, огуз. *dok-, туркм. dok-,

О О ft ft

чув. tsm, tdme ’кочка’ < пратюрк. *top, *top-mek ’холм, возвышенность’, туркм. ddmmek,

О О v ~

чув. vbgbr, (сев. -зап. малокарач. вторично mbybr) ’бык’ < пратюрк. *o’kur id., як.

oyus, огуз. *dkuz.; туркм. dkuz,

° ft чув. on- ’хорошо уродиться (о хлебах), размножаться’ < пратюрк. *on-

’прорастать’, МК on-, огуз. *dn-, туркм. on-, кирг. on- etc.,

чув. низов. oner- ’настроить инструмент, наладить’ < пратюрк. *b>pe5-

’поправиться, выздороветь’, др. -уйг. oped- (TT 1/77, TT VII 28/48).

00 *

Также в заимствованиях чув. emor ’век, жизнь’ ~ тюрк. «omiir < араб. 'umur id., туркм. omiir, кирг. dmiir; чув. oner ’ремесло’ ~ тюрк.» (Ь) опег < перс. honer id., башк.

л

iiner, кирг. dnor, каз. oner. В случае чув. sage ’стерлядь’ чувашский отражает вариант с пратюрк. *-u-, при обычной праформе для других языков пратюрк. *c'oke ’вид рыбы’, огуз. *co) ke, туркм. coke, поэтому в чувашском и сохраняется переднерядный вокализм.

2. 4. 2. 3. в) В прикрытом слоге перед пратюркским сочетанием согласных

V о о

пратюркский *-o- > -e-/ n-, т. е. имеет такой же сокращенный рефлекс, распределение заднерядного и переднерядного зависит от наличия ~ отсутствия *k () рядом с гласным.

V о о

Начальный *o- имеет сокращенный вариант ve- (также ожидается и vs- с задним рядом — перед сочетанием с первым велярным смычным, однако таких примеров не

v °

засвидетельствовано по причине ограниченности таких сочетаний). [*ToTT- > TeTT-; *KoTT- > «KoTT- > KnTT-; #oTT- > uoTT- > voTT-; ? *oKT- > «uoKT- > «woKT- > vnKT- ].

0000

чув. kbbbk (< «kbppbkb) ’пена’ < пратюрк. *ko’p (p) uke id., огуз. kopiik, туркм. kdpiik etc. Чувашский в данном случае по соответствию гласных отражает геминированный согласный, в этом его поддерживает тофаларское соответствие kd’piik со смычным интервокальным вариантом согласного, при негеминированном сильном согласном ожидалась бы форма со спирантизацией «kofuk.

00 х ~

чув. kbdart- (< «kb (r) tart- ) ’показывать’ < пратюрк. *kor+tiir-, др. -уйг. kortgiir-, хорезм. korgiir/z-, узб. kukez- (< «kurt-gez-, не из «kur-gez- ) каузативная основа от глагола ’видеть’ kor- < пратюрк. *gor-,

о о

чув. tonol ’ось’ < пратюрк. *top (y) Ai ’колесо’, кыпч. *ddpgelek,

00 ft ft

чув. voler- (< «voller- ) ’убить’ < пратюрк. *ol+ (t) ur-, огуз. *ol-tur-, туркм. dl-tur-,

МК ol-diir- (< «di+iir-, не из «ol-tiir-, при котором сохраняется глухой согласный), як. ol-or- etc., каузативная основа от глагола vil- ’умереть’ < пратюрк. *dl-,

О О О

чув. voltren, сев. зап. малокарач. votren (< «vortol-en) ’крапива’ < пратюрк. *or’te-i-

’жечься’, уйг. ortelgen ’жженый’. В чувашском метатеза -г-и -1-;

О О >ч,

чув. voren (< «verren ) ’веревка’ < пратюрк. *ork (en) ’веревка, привязь’, огуз.

*drk (en), азер. orken ’шерстяная веревка’, туркм. drk ’привязь’,

00 *

чув. vorlok ’шест’ < пратюрк. *orlAke id., кыпч. *orlek, конец основы контаминируется с продуктивными аффиксами, но, по-видимому, это вторично, т. к. нет производящей основы.

Возможно регулярное соответствие гласного представлено в слове ’легкие’: чув. iipke, сев. -зап. малокарач. dpken < пратюрк. *d’pke ( >*dvke) ~ *dkpe id. В этом слове нетривиальное развитие уникального серединного сочетания согласных *-pk-. В виде opke форма фиксируется в др. -уйг., МК и сохраняется в большинстве кыпчакских языков тат., башк. iipke, ног., кум., к. -балк. opke и карлукских узб. upke, уйг. opke, а также в чувашском, с метатезой согласных эта основа отмечена в восточном ареале — тув., тоф. o’kpe, хак., шор., с. -юг. dkpe, чул. okvs (с вторичным регулярным развитием как aq-vos ’белый’ < «aq-boz ’белый-серый’, qaqvaq ’крышка’ < «qaqpaq < *qapyaq ), алт. (ойр.) dkpd и в граничащем каз. okpe, к. -калп. dkpe. С диссимилятивной спирантизацией первого согласного в сочетании эта основа представлена в огузских *d) vke (n) > тур. djken ’легкое’, (dvke ’гнев’), гаг. uke, азер. dfge, туркм. ojken (< «dvken с развитием -v- > -j-

как в слове oj ’дом’ < «ev ), салар. oxxen (< «ofxen), впервые она отмечена в КБ dvke и

о

Sangl. opke, dvke. При развитии гласного в чувашском ожидалось бы «vopke (n), однако такая начальная последовательность недопустима, аналогично ожидаемые последовательности «viv- развиваются в iv- (ivb ’сын’) с утерей шумной лабиальной «протезы».

2. 4. 2. 4. г) После согласных пратюркский *-о- перед следующими *v, *y * дает -

о о v

ii-, -ev- в закрытом слоге и -ev- (сев. зап. малокарач. -u-) перед гласным. Начальные *ov-,

« (• ^ Г гт~] М /71 «ь/71 М /71 — //n~s М /71 — /71 • • / гт~1 гт~] М 7—г

*оу-переходят ve- в закрытом слоге. [*1ь^1-, *ToyT- > «TowT- > lu/evT-; *Tovb-, *ToyE-, TojE- > «Towe- > Teve- (~ Tie-); *#ovT-, *#oyT- > « (u) owT- > «ewT- > veT- ].

00

чув. kove ’мелодия, напев’ < пратюрк. *kdye ’мелодия, веселье’, алт. kii ’звук, голос’, кирг. kii ’мотив, мелодия’, кыпч. kiij, хак. kdg, тув. xdy (в чувашском не произошло перехода краткого гласного в задний сингармонистический ряд после согласного k- из-за сочетания с «-w-),

чув. piire ’почка (анатомич.) ’ < пратюрк. *bd) yrek, *Ьь>уш id., др. уйг., МК bdyiir, як. bdr, огуз. *Ьь>уш, *boyrek ~ *bdvrek,, азер. bojiir, bdjrek (азер. -j- < огуз. *-y-, *-g--, туркм. bdvrek, тур. bdjrek, bdbrek, кыпч. *biijrek, хак. purek, саг. pugurek, шор. piigrek, алт. (ойр.) pdrok, кирг. bdjrdk,

0 v

чув. pove, сев. зап. малокарач. pue ’пруд, запруда’ < пратюрк. *boye id., Pav. C. bdgen, кирг. bogd, каз. boge, туркм. bdvet,

0 v

чув. sure-, sovre-, сев. зап. малокарач. sore- ’боронить’ < пратюрк. *soSre- ’тащить, волочить, боронить’, огуз. *siijrii- (с вторичным переходом в верхний подъем из-за -j-),

туркм. siijre-, тур. suru-, кыпч. *siijre-, уйг. sore-, алт. (ойр.) sire-, хак. sdzor-, тув. sddiirt-,

00 . ч-

чув. siit-, ssvdt- ’распускать, разматывать’ < пратюрк. *sovt— *sdyt- id., кыпч. *sot-, тат. siit-, башк. hut-, каз. sot- etc. В этом слове в пратюркском было сочетание как

о о

показывает чувашский материал (sovot- ), судя по ассимиляции соседним огубленным гласным в кыпчакских, скорее всего это был губной спирант.

° V

чув. sovem ’нитка длиной около 1 м. ’ < пратюрк. *soyem (— *-v-) ’мера длины, пядь’, тув., тоф. som, (як. som < монг.), саг. sim, алт., кирг. som,

чув. tii-/tev- ’толочь’ < пратюрк. *toy- id., уйг. tog-, tug-, кыпч. *tiij-, огуз. *doy-, азер. doj-, туркм. ddv-,

0 х

чув. tiile-, tovle-, сев. -зап. малокарач. tiile- ’платить’ < пратюрк. *tro (v) le- id., огуз. *tole-, туркм. tdle-. Чувашское соответствие указывает на возможный звонкий спирант перед *-l- при огузском кратком гласном;

чув. voren- ’учиться’ < пратюрк. *oyren- id., як. drdn-, огуз. *oyren-, азер. ojren-, туркм. dvren-, хак. iigren- etc.,

0^0 ^ s _ л _ ^ ^

чув. vejo ’злоба, месть’ < пратюрк. *ovce — *6ce id., огуз. *6j, туркм. 6с, як. os, др. уйг. doc, хак. us. В чувашском представлен рефлекс краткого гласного (при долгом

л

ожидалось бы «vazs ), кроме того чув. с берется из аффрикат только при их палатализации перед *i *-i и из упрощенных сочетаний (см. п. 1. 22.). В якутском также краткий гласный, а в хакасском гласный более высокого подъема. В пратюркском, по

л

всей видимости, было сочетание *-vc-, определившее чувашское, якутское и хакасское развитие. Данное сочетание упростилось в якутском и хакасском, причем в последнем вызвало переход гласного в верхний подъем. В древнеуйгурском и туркменском произошла ассимиляция *-v- предыдущим огубленным гласным, что и вызвало компенсаторную долготу: *ovce > *ouce > *6ce.

В целом распределение чувашских соответствий пратюркским *о, *о образует сложную, но довольно стройную систему. Главными ее характеристиками является различение долготных и краткостных рефлексов пратюркских гласных. Долгие гласные в большинстве позиций дифтонгизировались (после согласного раннечувашский рефлекс пратюркского долгого *To > «Tuo- довольно скоро совпал с «To- < *To- из краткого гласного в нейтральных позициях). Краткие гласные давали рефлекс в виде редуцированного перед носовыми согласными, а также историческими велярными, увулярными смычными и сочетаниями согласных. Довольно поздно дифтонгоидный

_ О

рефлекс *6 перешел в задний ряд «ue > (b) va- одновременно с переходом рефлекса пратюрк. *e > e > a уже после начала марийско-чувашских контактов. Переход рефлексов *ь в задний сингармонистический ряд рядом с велярным смычным, наоборот,

предшествовал сокращению гласных перед носовыми и сочетаниями согласных.

2. 5. Соответствия пратюркским *u *u не имеют столь широкого разброса рефлексов в чувашском, как для пратюркских *о, *о. Обычно и долгие, и краткие гласные дают однотипные рефлексы (как все пратюркские гласные кроме *о, *о).

о

После согласного пратюркский *u переходит в -ь- (здесь не учитываются позиции

^ о

перед *v, *У и раннечувашским 'j < *j, *5, *n ). Анлаутный *u- развивается в п с

л/ О

возможной последующей редукцией до нуля, но перед -г- < пратюрк. *-г-, *-г- дает vs-, а

^ о

перед -s- исторической аффрикатой — ve- (эти случаи соответствуют развитию комплексов *#uv- и *#uj- перед согласным, и поэтому примеры на них будут также даны в соответствующей группе). [*TuT- > TbT-; *#uT- > bT-, *#uR- > «uwr- > vsr-, *#u (’) c- >

S О S

«uic- > ves- ]. В говорах верхового диалекта (наиболее последовательно в говорах Красноармейского района) прошло вторичное удлинение гласного перед пратюркскими сочетаниями с заднеязычным согласным *-i’q-, *-ly-. Это собственно внутричувашское развитие в четко определенной позиции, приведшее к совпадению по результату с рефлексами долгого пратюркского *о перед сочетаниями, хотя долгота *u ни в одном из

о

случаев не отмечена. Начальный редуцированный ь- исчезал, если за ним следовали контексты -va-, -la-, т. е. с исконным широким гласным. Судя по современным описаниям чувашской фонетики и по развитию (например, в -v- в некоторых сочетаниях) чув. «1 в заднем ряду имел два фокуса образования (типа современного русского твердого [л]) и действовал на гласные аналогично «w.

чув. xba ’саврасый’ < пратюрк. *qula id., тув. kula, кыпч. *qula etc.,

os _ ^

чув. xbias ’сажень’ < пратюрк. *qulac id.,

о w

чув. xblya, верхов. красноарм. xolya ’ухо’ < пратюрк. *qul (q') aq id., як. kulgax, огуз. *qulaq, туркм. qulaq etc.,

о w

чув. xbm ’жеребенок’ < пратюрк. *q'ul (u) m, *q'ul (u) n id., як. kulun, кыпч. *qul (u) n, с. -юг. qrulum etc. (в чувашском регулярное развитие в однослог основы на конечный сонант с выпадающим гласным),

о

чув. xbmla ’хмель’ < пратюрк. *q (r) umlaq id., кыпч. *qumlaq,

О О W» Л'

чув. xbndbr ’бобер’ < пратюрк. *q'undur (~ *-md-),

о

чув. xbr- ’сохнуть’ < пратюрк. *quri- id., як. kur-, огуз. *quru-, туркм. qura-,

о о w w

чув. xbnm ’сажа’ < пратюрк. *q () urum id., огуз. *qurum, туркм. qurum,

о w

чув. xb ’удобство’ < пратюрк. *qu’t ’счастье’, тув. ku’t,

чув. xsda ’сват’ < пратюрк. *quta id., огуз. *quda, туркм. quda (с сокращением гласного, но с отражением звонкости смычного),

о

чув. pbian ’олень’ < пратюрк. *bulan ’лось’,

о

чув. pblyan-, верхов. красноарм. polyan- ’стать мутным, волноваться’ < пратюрк.

*bulya- ’смешивать’,

о s»

чув. pbr ’лед’ < пратюрк. *bunr id., як. mus, огуз. *buz, туркм. buz, уйг. muz,

кыпч. *buz, *muz (G распределениеммпо языкам),

° w»

чув. pm- ’повернуть’ < пратюрк. *bur- ’вертеть, поворачивать’, отглагольное

образование туркм. burav ’сверло’,

о s _ ^ _

чув. pbrza ’горох’ < пратюрк. *bur’caq id., уйг. purcaq, огуз. *burcaq, туркм. burcaq,

О ^ ^ ^ S

чув. prnza ’блоха’ < пратюрк. *bur-ca — *bir-ce id., кыпч. *burca, *biirce,

заднерядный вариант представлен в тат. borca и каз. (диал.) borsa, от переднерядного варианта с другим аффиксом есть образование *biir-ye, МК burge, огуз. bure (p-), туркм. biire, уйг. burge,

О w

чув. pbru ’теленок’ < пратюрк. *burayu id., огуз. *buza (v), туркм. buzav,

о

чув. pbs ’пар, испарения’ < пратюрк. *bus id., кыпч. *bus, тур. pus, тув., тоф. bus (без фарингализации),

о w

чув. pbda, сев. зап. малокарач. pbdu ’гвоздь’ < пратюрк. *bu’t-uq, -aq ’ветка, сук’, тув. bu’duk, як. butuk, туркм. pudaq (в туркменском вторичная долгота, на что может указывать начальное оглушение согласного перед старым этимологическим сильным),

о w

чув. sbmza ’нос, клюв’ < пратюрк. *dumiuq id., тув. dumcuk, хак. tumzux, алт. tumcuk, кирг. tumsuk, як. tumus. В чувашском прошел нерегулярный диссимилятивно-

о о

ассимилятивный процесс «bmsa > sbmza;

чув. sman ’кожа крупного рогатого скота’ < пратюрк. *suran (- монг. *suru ’ ремень’),

о о

чув. sms ’серый’ < пратюрк. *sure id., тат. sori, огуз. *sur, туркм. srn, як. sur, чув. sbzar ’куница’ < пратюрк. *susar/ *suvsar id.,

so s

чув. sbi ’ключ, родник’ < пратюрк. *3ul id., МК jul, хак. cui, чул. cui ’река’, алт.

s

(ойр.) u,

so s

чув. sbl- ’спасать’ < пратюрк. *3ul- id., кыпч. *jul-,

so s s s

чув. shi-, верхов. красноарм. sol- (< «solx-) ’дергать’ < пратюрк. *3ulq- id., кыпч.

*jolq-,

So о s ^ ~ v _

чув. sbldbr ’звезда’ < пратюрк. *3uldur id., як. sulus, огуз. *jtldiz, *julduz, туркм. jildiz, кыпч. *juldiz,

so s

чув. sbhx- ’спутываться’ < пратюрк. *c'ulya- ’обертывать’,

so S w s ^ s

чув. sbm ’шерсть’ < пратюрк. *3um/ *3up ’шерсть, пух’, алт. 3um, шор. cum, як. sup . В части языков отражен преднерядный вокализм *3un, огуз. *jup, туркм. jiip, кыпч. *jun etc.,

So S W _

чув. sbmarda ’яйцо’ < пратюрк. *3umurtya id., огуз. *jumurt (y) a, азер., тур. jumurta, туркм. jumurtGa, кыпч. *jumurtqa, як. simit (с утерей огубленности рядом с -m-) etc.,

so s

чув. sbmya ’клубок’ < пратюрк. *3umyaq ’клубок, шар’,

S О о S W _

чув. ssmbi ’повод, предлог’ < пратюрк. *3umui ’поручение, задание’, огуз. *jumus,

туркм. jumus,

чув. tbs ’путы’ < пратюрк. *tuf-aq id., хак. tus, огуз. *dusaq, туркм. dusaq,

о о w w

чув. nhx ’сирота’ < пратюрк. *tul’q id., огуз. *dul, туркм. dul, тув. dulgujak,

о о w

чув. nhp ’тулуп’ < пратюрк. *t'ulum/p ’шкура, бурдюк, тулуп’,

О w» w»

чув. Пг- ’стоять’ < пратюрк. *tur- id., огуз. *dur-, туркм. dur-,

о о s w

чув. tbrna, верхов. terne, верхов. курмыш. hrna ’журавль’ < пратюрк. *durunja id. (о развити согласных этой основы см. 1. 16.), як. turuja, огуз. *duma, туркм. durna. В чувашском вторичный переход в передний ряд в верховом диалекте из-за развития сочетания *-nj-.

чув. Пп ’отстоявшийся, чистый’ < пратюрк. *turuy id., огуз. *duri, туркм. duri,

о о w w

чув. bnx ’пролет забора; вдоль’ < пратюрк. *tur’q ’длина’, огуз. *durq, туркм. durq ’форма’,

чув. hns- ’стараться’ < пратюрк. *t () uus- ’бороться за, стараться’,

чув. ndas ’непрерывный, постоянно’ < пратюрк. *t'u’t (a) ie id. (см. 1. 8.),

Развитие *u- в анлауте:

чув. laza ’лошадь’ < пратюрк. *ula}a id. Судя по соответствиям,

немногочисленные слова с начальным *l- получали протезу a- или i- в части тюркских языков, а в чувашском в качестве протезы был *u- (*i- дал бы «j. ь- ). То, что протеза действительно была, показывает развитие непервых гласных, ведь *-a- непервых слогов переходит в чувашский -a-, а пратюркский гласный *a первого слога дает о.

S S

чув. низов. lazb ’лачуга’ < пратюрк. *ulacuq id.,

s w

чув. lav ’подвода’, булг. > венг. 1о ’лошадь’ < пратюрк. *ulaye ’подвода; вьючное животное’, MK ulay, туркм. ulay,

О w

чув. vsrax ’долго’ < пратюрк. *uraqe ’далеко, дальше’, огуз. *uzaq, туркм. uzaq,

о о w

чув. vsn ’семя’ < пратюрк. *uruy ’семя, потомство’, як. uni,

о о ^ w

чув. vsnm ’длинный’ < пратюрк. *urun id., огуз. *uzin, туркм. uzrn,

os s

чув. ves ’конец’ < пратюрк. *uc id., огуз. *uj, туркм. uc,

OS _ ^ _

чув. ves- ’летать, порхать’ < пратюрк. *u’c- id., огуз. *ue-, туркм. uc-, тув. u’s-,

о w

чув. ss- ’черпать’ < пратюрк. * (s) us- id., тув., тоф. u’s-, но хак. sus-, алт. sus-, туркм. sus-; в данной основе диссимилятивное выпадение начального *s- перед следующим *-s- не только в чувашском, но и в других диалектах пратюркского. Якутский usajax ’ковш’ может соответствовать как *us-, так и *sus-

о

чув. ssta ’мастер’, общетюрк. «usta id., азер. usta, туркм. ussa, каз. usta, кирг. usta

и т. д., слово проникло из перс. usta5 с тем же самым значением;

о

чув. bt- ’выиграть; перенять’ < пратюрк. *ut- ’выиграть’, тув. ut- (без

фарингализации), огуз. *ud-, азер. ud-, туркм. вторично ut-,

о о

чув. bdbr ’выдра’, интересно отметить як. iti с тем же самым значением. Если сопоставление верно, то пратюркская форма может быть типа *й’И (г). Возможно, этот

корень представлен в сложении *qum-dur ’бобер’. Косвенно на старую членимость может указывать хакасская форма xam-nos ’бобер’, в хакасском — нетипичная фонетическая структура с -o-, который обычно не встречается в непервом слоге. Первая часть этого

о о

сложения *q () am (a) ’бобер, куница’, чув. xsma.

2. 5. 1. По особому отражается пратюркский *u перед звонкими спирантами *v, *y. После согласного в односложных чередующихся основах *-uv-, *-uy- дают -u- а в

о о

открытом слоге — -bv-. Перед согласным внутри основы отмечен вариант -ь-, т. е. как обычный *-u- без последующих *v *y. В анлауте сочетания *u с пратюркскими *v *У

о о

переходят в vs- в закрытом слоге (а перед старой аффрикатой в *ve-, ср. выше

о

аналогичное развитие начального *u- вне сочетаний), а в открытом слоге дают bv- перед узким гласным и v- перед -a- (ср. выше развитие *u- перед *-1- ). В огузских языках комплексы *uy в глагольных односложных основах совпадают с рефлексами *oy и различение поддерживают только восточные сибирские языки и карлукские. [ *Tuv-, *Tuy-

> Tu/Tsv-V; *TuvT-, *TuyT> TbT-; *#uvT- > «swT- >vsT-/vec-; *#uv-V, *#uy-V> « (n) v- V> bv-п/v-A ].

° w» w»

чув. pu (psv-') ’пар, испарения’ < пратюрк. *buy id., огуз. *buy, туркм. buy, кыпч.

*buw., шор. puy,

о

чув. pbri ’полба’ < пратюрк. *buy5aj ’пшеница’ (в большинстве тюркских языков потомков рефлексы buydaj с развитием в сочетании *-5- как в показателе прошедшего времени на *-5i и локатива на *-5a),

ООО

чув. pbvsrh, сев. зап. малокарач. purls ’чалый’ < пратюрк. *buv (u) rule id., тув. burul, алт. burul, кирг. burul,

чув. sbzar ’куница’ < пратюрк. *susar/ *suvsar id.,

о о

чув. ssvbr ’сурок’ < пратюрк. *suyur id., уйг. suyur, кыпч. *suwir.; кирг. sur,

о о w

чув. ssv- (brt-) ’тратить (ся), вытягивать (ся) ’ < пратюрк. *suy-ur- id., хак. sur-, узб. suyur-, огуз. *sjyur-, *sovur-, азер. sov- ’выскальзывать’, туркм. soyur-, sovur- caus.,

S' S' О s

чув. su-/ssv- ’мыть, стирать’ < пратюрк. *ju (v) — id., узб. juv-, огуз.:lju (v) -, туркм. juv-, азер. ju (v) -, як. suj-, тув. cuy-, хак. cuy-. Первоначально эта основа имела вид TV-, но уже с ранних времен тюркские языки избавляются от такого типа глагольных основ. В кыпчакских языках рефлексы восходят к *juw~. Кроме ранних памятников не имеют «расширения» якутский — suj- (-j- в якутском является оформителем всех основ на узкий

S

гласный), тофаларский — cu- (хотя тув. cuy- < *3uv/y- ), а в форме возвратного залога -

S

тув. cu-n-, алт. 3u-n-, хак. cu-n-;

So SW _

чув. sbr- ’месить’ < пратюрк. *3uyr (u) — id., огуз. *ju/oyur-, туркм. juyur-, азер. joyur-, кирг. jur-, хак. cura-, шор. cur-,

So S W

чув. sst-’глотать’ < пратюрк. *3uvt- id., огуз. *juv (u) t-, туркм. juvut-, CC jout-, кыпч. *jut-,

чув. tu-/bv- ’нести яйца, созидать’ < пратюрк. *tuy- ’рождать’, кыпч. *tuw-, хак.

tuy-, кирг. tu-, уйг. tuy-, огуз. *doy-, туркм. doy-,

чув. va-n- ’разрушаться’ < пратюрк. *uva-l/n- id., як. ubax ’мелкий’,

о

чув. vblja ’рыбья икра’ < пратюрк. *uvuldi (ri) q. Параллель чувашскому есть в части кыпчакских языков — тат. uwildirq, башк. iwildiriq, каз. uwildirq. Вопреки В. Г. Егорову (ЭСЧЯ, с. 48), семантически довольно странно считать это образованием от слова *оуи1 ’сын (человеческий !) ’, тем более, ’сын’ в тат., башк. — ul Интерес представляет туркм. oyuldiriq ’икра’, но похоже, что это — позднейшая контаминация кыпчакского заимствования с основой *oyul. У Радлова отмечены формы тобол. (сиб. тат.) ultiq, ultir (1700), кир. (казахский) ulduruq (1701) явно указывающие на начальный *u-. В якутском также есть слово ulluruk ’мужское и женское семя’. Все эти формы указывают на пратюрк. *u (vu) ldi-, значащее ’семя, икра’, ср. монг. *iihiilder ’порода (скота) ’. Якутский и чувашский могут указывать на начало типа *uvl-, не давшее в як. долготы.

О w» w»

чув. vsdan- ’стыдиться’ < пратюрк. *uvtan- id., *uvut ’стыд’, орхон. рун. ubut (Тон. 37), МК uwut, Ибн-Муханна uvut ’стыд’, огуз. *utan- ’стыдиться’, туркм. utan-, азер. utan-, тур. utan-. Морфологически структура данного глагола ясна, — это отыменной глагол от *uvut ’стыд’. В кыпчакских, карлукских языках и в языках Сибири данная основа вытеснена похожей *ujat- ’стыд; стыдиться’. Иногда в результате контаминации двух основ появляются формы типа уйг. ubat ’стыд’ (Jarring, с. 321), где -b- вместо -j- под влиянием первой основы.

о s _ ^

чув. vsrs- ’ругаться, драться’ < пратюрк. *uv (u) ruic- ’биться, воевать’, огуз.

*vurus-, тур., азер. vunis-,

О w

чув. vsrax ’долго’ < пратюрк. *uraqe ’далеко, дальше’, огуз. *uzaq, туркм. uzaq,

о о w

чув. vsn ’семя’ < пратюрк. *uruy ’семя, потомство’, як. uni,

о о ^ w

чув. vsnm ’длинный’ < пратюрк. *urun id., огуз. *uzin, туркм. uzrn,

os s

чув. ves ’конец’ < пратюрк. *uc id., огуз. *uj, туркм. uc,

OS _ ^ _

чув. ves- ’летать, порхать’ < пратюрк. *u’c- id., огуз. Шe-, туркм. uc-, тув. u’s-,

о о s s

чув. vejd ’подвздошная область’ < пратюрк. *uvca — *uca ’крестец’, огуз. *uja, туркм. uja, як. usa и ujupax, саг. uca, тоф. usa. В пратюркском было сочетание с *-v-,

s

повлиявшее на переход аффрикаты в чув. -с-, а не -s-, а также давшее саг. -с- вместо -z-, тоф. -s- вместо -j- и як. вариант ujupax с аффрикатой из сочетания (см. 1. 22). В туркменском в результате ассимиляции появилась долгота на *u- (— монг. uwca

’ крестец’).

о о

чув. ьп ’трут’ < пратюрк. *uvu (K) (— монг. *uhula id.).

2. 5. 2. Пратюркский *-u- после согласных в закрытом слоге стягивался со

S

следующим 'j из пратюк. *5, *n и переходил в -u-, а в открытом слоге давал -iv-

о

перед узким, или, скорее в ударной позиции, и -ev- (сев. зап. малокарач. -u- ) перед

широким гласным, или в безударной позиции (ср. аналогичное развитие для *-oj- ). В начальной позиции в закрытом слоге происходило развитие в ij- (< «vij-, запрещенного сочетания, ср. чув. iv- < «viv- < *oy-), а в открытом слоге происходила метатеза «-j-, и комплекс «uj- переходил в jbv-. [*TuJT- > TiiT-; *TuJ-V > «Tbjw- > Tiv-/ Teve — Tue-); *#uJT- > «bjT- >ijT-, *#uJ-V> «bjw-V>. v-V].

чув. xiv- ’лить, выливать’ < пратюрк. *qu5- id., огуз. *quj-, туркм. quj-, тув. kud-,

S

чув. xume, сев. зап. малокарач. xume ’забор, изгородь’ < пратюрк. *q () ujma (-5-, -n- ) id., кыпч. *qujma,

чув. xiire ’хвост’ < пратюрк. *qu5ruq id., огуз. *qujruq, як. kuturuk,

s

чув. xiidd ’укрепленное место’ < пратюрк. *q () uju (-n-) id. > тур. kujtu,

O w S Л,

чув. xevel, сев. зап. малокарач. xiiel ’солнце’ < пратюрк. *qunai id., як. kujas ’жаркий день’, огуз. *gunes ’солнце’, туркм. giines с переходом в передний ряд из «qujnas.

чув. pur-, сев. зап. малокарач. piir- ’приказать’ < пратюрк. *buj (u) r- id., *bujruq ’приказ’, огуз. *bujur-, *bujruq, туркм. bujur-, bujruq,

s S sw s^

чув. siiye, сев. зап. малокарач. siiye ’тонкий’ < пратюрк. *3uvqa — *3ujqa id., тоф. cuya, огуз. *juvqa, туркм. juqa (< «juvqa), азер. juxa, тур. juka, кыпч. *juqa, уйг. zupqa, хак. cuya, но орхон. рун. jujqa (Тон. 13) с отражением варианта праформы общей с чувашским.

Начальная позиция:

чув. ijys, сев. -зап. малокарач. iye ’сон’ < пратюрк. традиционно *u5-qu id. отглагольное имя от *u8 (u) — ’спать’, уйг. ujqu, алт., кирг. ujku, кыпч. *ujqi, *juqi, огуз. * (j) uqu, туркм. uqi (из стяжения), при хак. uzi-, тув. udu-, як. utuj- ’спать’ трудно считать заимствованиями тув. u’jgu и хак. ujyi ’сон’, в памятниках и нигде в современных рефлексов -5- в слове ’сон’ не отмечается. Вполне возможно, что это другой корень вида пратюрк. *uj’qu,

о

чув. jbva ’гнездо’ < пратюрк. *uja id., як. uja, кирг. uja, тув. uja, в огузских как в

чувашском метатеза *juva, тур. juva, туркм. juva,

о

чув. jbvas ’тихий, кроткий, спокойный’ — хотя в пратюркском представлено

S S

*3uva} (d) с тем же значением, в чувашском рефлекс j-, а не s- указывает на метатезированный пратюркский *-- Действительно, в тюркских языках можно найти основы с подобным значением и с интервокальным *-j-: кирг. ujap, хак. ujap, як. uujan ’слабый, немощный, застенчивый’ и также башк. oji-, ног. uji-, тур. ujus-, азер. ujus-, гаг. ujvas- (sic!) ’онеметь, ослабеть, стать вялым, слабым’. Вполне вероятно, что все эти примеры восходят к одной и той же пратюркской основе с метатезированным вариантом в первом образовании.

о о w

чув. jbvs ’густой, частый’ < пратюрк. *uju- ’густеть, твердеть, заквашиваться’, огуз. *uju-, туркм. uja-, тур. uju-, кирг. uju-, кыпч. *uji-. Сравнение чувашского слова с тюркским *qojuy ’густой’ сомнительно по фонетическим причинам: ожидался бы

чувашский рефлекс «xive или «xivs

2. 5. 3. Особым архаичным отражением пратюркского *-й- в чувашском является -i- в односложной основе tit- ’держать’ < пратюрк. *t'u’t- id, тув. tu’t-, с. -юг. t'u’t-. «Удлиненный» рефлекс перед сильным дентальным полностью аналогичен развитию *-a-

> -u- (вместо -о-) в такой же позиции.

о

2. 6. Пратюркский *u развивается подобным образом и дает -e- после согласного и

о

e- в абсолютном начале слова, но в отличие от *о не происходит перехода в заднерядный гласный рядом со смычными шумными велярными (случаи без огубленного гласного как правило отражают норму низового диалекта, где противопоставление редуцированных по огубленности утеряно). [ *TuT- > TeT-; *#uT> eT-].

° x

чув. kdl ’зола’ < пратюрк. *krui id.,

о O v _

чув. kemel ’серебро’ < пратюрк. *krimui id.,

О _

чув. ker ’осень’ < пратюрк. kiir id., огуз. *giiz, туркм. giijz, чув. keren ’розовый’ < пратюрк. k'urep ’коричневый’, як. kiirep, чув. keres- ’бороться’ < пратюрк. *kures- id., огуз. *gures, туркм., тур. giires, як. kiires ’борьба’,

чув. kereze ’лопата’ < пратюрк. kur (i) — ’сгребать (лопатой) ’, огуз. kure-, туркм. kiirek ’лопата’, як. kurt-/ kurj-V, kiircek ’лопата’,

чув. kerii ’зять’ < пратюрк. ku5eyii id., як. kiito, огуз. *gu/ijev, туркм. gijev,

О О

чув. kere ’нитченка’ < пратюрк. k () iiruk id., кыпч. *kiiziik, алт. kuzug, кирг.

kiiziik,

00 v х

чув. kerek ’шуба’ < пратюрк. *krirk id., огуз. kirk, азер. kiirk,

о _ _

чув. kdt- ’пасти’ < пратюрк. *kiit- ’ждать, пасти’, огуз. *giid-, туркм. giijt-,

О

чув. per- ’свернуть’ < пратюрк. *biir— *biir- id., кыпч. *biir-, кирг. bur-, огуз. *buz- id., азер. buz-, тур. buz-,

0 v 0 x

чув. perje ’косточка, зернышко; частичка чего-либо’ < пратюрк. *bur-tik

г

’зернышко, крупинка’, кыпч. *biirtik, тат. bortek, ног. biirtik etc., як. burduk ’мука’,

о о о о

чув. perex- (< «perek- с переосмыслением конечного согласного основы как аффикса медиального действия, унифицированного в исторически заднерядном варианте — x-) ’брызгать’ < пратюрк. *bur’k-id.,

0 х

чув. pet- ’кончиться’ < пратюрк. *bu’t- id., як. but-, кыпч. *but-, уйг. put-, огуз.

*bit-, туркм. bit-. В огузском вторичный -i- рядом с губным согласным, ср. следующее слово,

00>ч. _ _ чув. pedem ’целый, весь’ < пратюрк. *bi’tiin id., туркм. biitin, bitin, уйг. piitiin etc.,

00 x

чув. sole ’овес’ < пратюрк. *suli id., туркм. suJi, башк. holo, в остальных языках с заднерядным вокализмом *suli,

чув. sdldk ’пиявка’ < пратюрк. *suluke id.,

чув. sar- ’тереть, мазать’ < пратюрк. *sur-t- id., огуз. *sur-t-, туркм. siir-t-, як. iir-, чув. sar- ’цедить’ < пратюрк. *sur- id., огуз. *suz-, туркм. suz-,

о _ _

чув. set ’молоко’ < пратюрк. *siit id., огуз. *siid, туркм. siijt,

so So sv

чув. sek-le- ’нести груз’ (но вторично sbk ’груз’) < пратюрк. *3i’k-le- ’вьючить’,

so ^ _ _ _

чув. ser ’сто’ < пратюрк. *3iir id., як. siis, огуз. *jiiz, туркм. jiiz,

so s _ _

чув. ser- ’гнить’ < пратюрк. *c'iiri- id., огуз. *euri-, туркм. сЩг!-,

so о s ^

чув. sere ’кольцо’ < пратюрк. *3uriik id., огуз. *juziik, туркм. jiiziik,

S О S О s^ s s

чув. seze ’нож’ < пратюрк. *3ul-yuc, -cuy ’бритва’,

° — — — X —

чув. tek ’перья, пух’ < пратюрк. *tiik — tiiy id., як. tii, огуз. *tuk, *tu (y), азер. tiik, тур., туркм. tiij, кыпч. *tiik и в остальных языках со смычным -k,

о

чув. tel ’место, цель, время, случай’ < пратюрк. *tiii, *tiit id., перднерядный

вокализм в языках тур. diis, тат. tos, в остальных языках заднерядный гласный туркм. dus etc.,

о о _ _ _ _

чув. telek ’сон’ < пратюрк. Hk id., огуз. *diis, туркм. diijs, як. tiil (< *tulk) ’сон’,

tuse- ’видеть сон’,

00>ч. чув. tene ’дымоход’ < пратюрк. *t'ip-luk ’дымоход, окно, отверстие юрты’, як.

tunniik,

о _ _

чув. tep ’дно’ < пратюрк. *tiip id., огуз. *diib, туркм. diijp,

о _ _

чув. ter- ’завернуть’ < пратюрк. *tiir- id., як. tiir-,

00>ч. чув. terle ’разный’ < пратюрк. *tur-liy id., огуз., туркм. diir-li,

о

чув. tert- ’толкнуть, ткнуть’ < пратюрк. *tirt- id.,

00>ч. >ч.

чув. tere ’вышивка’ < пратюрк. *tur- ’вышивать’, огуз. *dur-, туркм. diir-,

о

чув. tes ’цвет’ < пратюрк. *t () us ’цвкт, вид’, кыпч. *tus,

00>ч. >ч. _ чув. tedem ’дым’ < пратюрк. *t'i’tun id., огуз. *tutun, туркм. tiitm,

чув. elger ’Плеяды’ < пратюрк. *ul’ker id., огуз. *ulker, азер. iilker, як. iirgel,

чув. elger- ’успевать’ < пратюрк. *iilyer- id., кыпч. *ulger-,

00 s

чув. erje- ’размножаться’ < пратюрк. *iirci- id., кыпч. *urci/e-,

о о

чув. erex- (с вторичным переосмыслением конечного согласного как медиального показателя) ’бояться’ < пратюрк. *ur’k- id.

2. 6. 1. После согласного пратюркский гласный *u перед историческими *v, *y в

о

закрытом слоге дает -u-, а в открытом слоге -ev- (-iv- в односложной глагольной основе

о

(?) ), в абсолютном начале перед согласным этот компдекс развивается в ve- с метатезой. [ *TiivT-, *TuyT- > «TuwT- > TuT- *Tiiv-V, *Tuy-V> «Tuw-V> Tev-V (Tiv-); *#uvT- > «ewT- > veT- ].

о

чув. kiv- ’толочь, катать белье’, kevende ’коромысло’ < пратюрк. *k (') uv (e) -, тат. koje-, kojente,

чув. keve ’моль’ < пратюрк. kuve id., огуз. *guve, туркм. giije, азер. guve, кирг.

kubo,

чув. time ’пуговица’ < пратюрк. *tuy-me ’завязка’,

00>ч. >ч.

чув. tdve ’узел’ < пратюрк. *tuy- ’завязывать’, *tuyiink ’узел’, туркм. diiviin, уйг.

tiigun,

о

чув. ver- ’дуть, веять’ < пратюрк. *iiv (ii) r- id., хак., шор. iibiir-, туркм. iijr-.

2. 6. 2. Сочетаний пратюркского *u со следующим *j не отмечено. Есть особый ряд соответствий, который можно так интерпретировать, о нем см. ниже, в разделе о дифтонгах (п. 2. 18.). Как и в случаях для *a и *u в некоторых односложных основах с кратким *u появляется «удлиненный» рефлекс перед смычным сильным согласным, в

о

прикрытом слоге это — *-И~, а в абсолютном начале — ve-, т. е. рефлексы, аналогичные развитию комплексов с последующими *v *У перед согласными. Это след придыхания сильного согласного, отражаемого как фарингализация в тувинском и тофаларском, как придыхание в сарыг-югурском и как глайдовый призвук в некоторых кыпчакских. [ *Tu’T

> «TawT> TiiT, *#u’T> «awT> vaT].

° x

чув. psk- и piik- ’подгибать’ < пратюрк. *bu’k- id., туркм. biik-, уйг. piik-,

° x

чув. porge- и purge- ’укутывать’ < пратюрк. *bur’ku- id., уйг. piirkii- (в этом

случае на гласный влияет глухой согласный, даже находясь после -г-),

чув. vet- ’опалить’ < пратюрк. *u’t- id., огуз. *ut-, туркм. ut-, як. ut-, каз. iijt-, ног.

ujt-, в других кыпчакских *iit-. В ногайской подгруппе кыпчакских языков -j- появляется после узкого гласного из призвука типа тувинской фарингализации, как и в словах ijt ’собака’, bijt ’вошь’ (см. ниже в соответствиях *i, п. 2. 7. 3.).

Особые отражения огубленных гласных верхнего подъема *u и *u в чувашском наблюдаются в словах:

о о

чув. peldt ’облако, туча’ (чувашский отражает пратюрк. *i, *i или *u ) при пратюрк. *bulut, отразившемся в большинстве тюркских языков огуз. *bulut, кыпч. *bulit etc., но в як. bilit и с. -юг. pilit, что соответствует чувашскому и позволяет предполагать на пратюркском уровне альтернат *bilit или *bilut;

2. 6. 3. Перед собственно чувашским «г < *г, *г, *5 произошел в части основ переход гласных верхнего подъема *u, *u в средний, и дальше они развивались как *о, *o (аналогичный процесс отмечается для *i, *i) :

S' s w s

чув. xorzb ’сталь’ предполагает *q () oreb при пратюрк. *q () Urce id., кыпч. *quw (— *kurca ’острый’);

чув. xort ’червь’ предполагает *qort при пратюрк. *qurt id., огуз. *qurt, туркм. qurt, etc.;

s s s

чув. sort ’дом’ предполагает *3ort при пратюрк. *3urt ’дом, становище’, огуз. *jiirt,

туркм. jurt etc.;

О _л/ л/

чув. hvar ’соль’ предполагает *tor при пратюрк. *tur ’соль’ в большинстве

_л, S

языков як. tus, огуз. *duz, туркм. duz и т. д. и переднерядный (!) вариант *tiir в сал. duz,

s

чул. tus, кызыл. tus, т. е. здесь переход в средний подъем перед -г переднерядного гласного пратюркского варианта;

S О Sл _

чув. ssvar ’рот’ предполагает *3ог при пратюрк. *3iir ’лицо, морда’, як. siis ’лоб’, огуз. *jiiz ’лицо’. Колебание семантики ’лицо, морда’ — ’рот’ типологически вероятно, ср. слав. *pysbkb ’лицо, морда (животного) ’ — ’клюв’ — ’рот’. По двум причинам чувашское

^ о

слово ssvar не может соответствовать станд. тюрк. *ayiz ’рот’, — во-первых, в таком

S

случае не ясен начальный чувашский s-, во-вторых, по развитию гласных ожидалось бы -

о о о

ivb- или -ьп-, но не nva-.

чув. var (в сложении jor-var) ’жир’ предполагает *ог при пратюрк. *iir ’жир’, МК uz, тув., тоф. us ’жидкий жир’, хак. us, алт. us;

чув. tiire, сев. зап. малокарач. tor ’прямой, ровный’ предполагает *tor при пратюрк. *tur id., огуз. *duz, туркм. duz;

Случаи перед другими согласными:

s _

чув. val-e (с показателем 3 л.) ’доля’ предполагает *61 при пратюрк. *iiluy отглагольного имени от *ul- ’делить’, туркм. ulu-s и як. ulii указывают на краткий гласный, причем в як. отмечается дублетная форма olii (!) с гласным среднего подъема. Причины колебания долгот не ясны.

чув. vas- ’дуть о ветре’ предполагает *6tu- при пратюрк. *ii (i) ii- ’быть холодным;

s

зябнуть’, тув. ii’zii-, тоф. iisi- («-’s- должен давать в тофаларском -И-, а глухой вариант — s- берется только из сочетаний), хак. iizu- (с регулярным развитием станд. тюрк. *-s- > -z- ), однако существует диалектный вариант ucu-, где интервокальный рефлекс с глухим -c- берется только из сочетаний, алт. iizu-, туркм. диал. iisi-, МК iisi- etc. Тувинский с помощью фарингализации отражает лишь глухость серединного согласного, а тофаларский показывает, что глухость здесь является следом упрощения сочетания, качество первого согласного этого сочетания неясно.

чув. kon ’день’ (в булгарских эпитафиях kuwan (Юсупов, БТЭ, табл:14, 16, 48) при пратюрк. kun id. Чувашский отражает вариант, восходящий к *kon с долгим гласным. Ср. в этимологически связанной основе:

00 х ~

чув. kbndbr ’полдень’ при пратюрк. *kun-diir id., где чувашский отражает также гласный среднего подъема *kon-diir,

чув. kol- ’смеяться’ при пратюрк. kul- ’улыбаться’, где чувашский отражает *kol-

В чувашском числительном visse ’три’ при пратюрк. *u’ce id., представлен рефлекс краткого пратюркского *o- Объяснений этому может быть несколько, во-первых,

О SS

перед аффрикатой следовало бы ожидать для пратюркского *#u- отражение в виде «vesse

(ср. развитие *#uc > ves- ), во-вторых, еще до развития гласных *#o, *#6 в

раннечувашские дифтонги «ue- «ue- продействовала контаминация по гласному с

_ « S’

последующим числительным *torte ’четыре’, т. е. появилась форма *o’ce. Уподобление следующих друг за другом числительных типологически довольно частый случай (ср. слав. *deveth при и. -е. *neun— *desgtb, рус. семь (*sedmb) — восемь (*osmb) и др.).

2. 7. Основные чувашские соответствия пратюркским *i. *i перечислены у М. Рясянена (МИФТЯ, сс. 75-76, 81-82). Однако он не указывает распределения чувашских рефлексов, хотя в соответствиях все же вырисовывается довольно стройная картина. При их разборе необходимо обратить внимание на то, что в односложных словах вида (T) iT и иногда в двусложных вида (T) iTi (T) в большинстве тюркских языков, особенно в огузской, кыпчакской и карлукской подгруппах происходила нейтрализация *i и *i с последующим переходом *i > i переднего ряда. В туркменском на это наложился еще один процесс: огузские односложные переднерядные основы * (T) iz, * (T) is перешли в задний сингармонистический ряд (T) tz, (T) s: туркм. is ’запах’ — тур, is; туркм. iz ’след’

— тур. iz.; тув. is, хак. as; туркм. dtz ’колено’ — тур. diz, хак. tos, тат. tez и др. Переходам гласных в другой ряд мешало наличие велярных и увулярных в основе. Таким образом архаичными языками в вопросе различения пратюркских *i и *i в односложных словах являются языки Сибири, а особенно якутский и тувинский с тофаларским.

Основными рефлексами пратюркского *i после согласных является чувашский -e-, а после ретрофлексного шипящего s- ( < *s-) заднерядный -ь-. В начальной позиции *#i- дает jb-, перед -s- в чувашском — гласный (ъ) — (с редукцией перед следующим широким

л

гласным), перед носовыми (-n-) — переднерядный гласный e- [ *TiT- > TeT-; *siT- > ssT-; *m- > biT- >jhT-/ss-/eN- ].

чув. xol ’зима’ < пратюрк. *qif id., огуз. *qis, туркм. qis, тув. ki’s, чув. xolox ’толстый, конский волос’ < пратюрк. *q'il’q id., огуз. *qil, туркм. qil, як. kii, тув. xil,

чув. xon ’мучение’ < пратюрк. *q'ij (i) n id., огуз. *qijin, тур. kijin, туркм. qn, як.

/■ /■

kinna- ’мучить’, тув. xijna-,

чув. xor ’девочка, девушка’ < пратюрк. *qr id., огуз. *qiz, туркм. qiz, як. kis, тув.

kr,

чув. xor- ’греться’ < пратюрк. *qn- ’раскаляться’, огуз. *qiz-, туркм. qiz-, як. Ms-,

kis-,

чув. xoryen- ’жалеть’ < пратюрк. *q (') iryan- id., кыпч., карлук. *qizyan-, чув. xoryi ’ястреб’ < пратюрк. *q (') iry-aj id., огуз. *qiryi, туркм. qirgi ’кобчик’, як. kin ’ястреб’,

чув. xorlo ’красный’ < пратюрк. *qnile id., огуз. *qizil, туркм. qizil, як. kisil, тув.

kizil,

чув. xere ’край, грань’ < пратюрк. *qrn id., огуз. *qrn, туркм. qra, кирг. kr, тув.

kin,

чув. xerox ’сорок’ < пратюрк. *q (') ir’q id., огуз. *qirq, туркм. qrq, чув. xos- ’давить, сжимать’ < пратюрк. *qi,se- id., огуз. *qis-, туркм. qis-, як. kisaj-, тув. ki’s-,

чув. xezer ’яловая’ < пратюрк. *qis (i) r id., огуз. *qisir, туркм. qisir, як. kitarax,

тув. ki’zir,

S’ 4 s ч «

чув. xos ’меч’ < пратюрк. *qil (i) c id., огуз. *qilij, туркм. qilic, як. kilis, тув. xilis, чув. polddr ’прошлый год’ < пратюрк. *bildir id., огуз. *tSldir, *bildir, тур. bildir, азер., туркм. bildir, як. bilir, кыпч. *biltir, хак. piltir, чув. пуъг- ’свистеть’ < пратюрк. *sikir- id., чув. sb ’зуб’ < пратюрк. *sii ’вертел, колышек’, чув. sb- ’вытирать’ < пратюрк. *sila- id.,

о о

чув. ПЬъг- (автоматическая огубленность рядом с губным согласным) ’свисток’ < пратюрк. *si’pir id.,

чув. bran- ’топиться, таять’ < пратюрк. *sir- ’таять’,

s

чув. b (r) z-i ’мышь’ < пратюрк. *si’c-qan id.,

чув. smza ’бусы’ < пратюрк. *snc-ya ’стекло’,

чув. bn ’шкура на хребте, щетина’ < пратюрк. *sirt id.,

S^ ч- _ _

чув. solen ’змея’ < пратюрк. *3il (y) an id., огуз. *jilan, туркм. jilan, огубленность гласного в чувашском может быть архаизмом ср. тоф. cul^'Jan ’змея’, что обяснимо из

'v

варианта *3ilvan,

S О о

чув. semert (с автоматической огубленностью рядом с губным согласным)

S

’черемуха’ < пратюрк. *3imirt, кыпч. *jimirt, simirt (sic!), хак. nimirt, тув. cumurt, чув. низов. colbor ’поводок’ старый монголизм, кыпч. *сИbur, чув. colex ’язычок, пищик’, colye ’язык’ < пратюрк. *ttlq ’язык’,

о

чув. com, com ’дыхыние’ < пратюрк. *t'in id., чув. con- ’промолвить’ < пратюрк. *tin-/*tin- id.,

чув. cbnla- ’слушать’ (вторичный переход в задний ряд под влиянием татаризма bnla-) < пратюрк. *tipla- id.,

S' л,

чув. сэг- ’чертить’ < пратюрк. *c'r- (— *s-) id.,

чув. сэг- ’рвать’ < пратюрк. *eir (p) — id.,

чув. corme-le-, cmma-ia- ’царапать’ < пратюрк. *trirma- id.,

чув. cerne ’ноготь’ < пратюрк. *tirpaq id.

Слова с чувашскими начальными s-, c- подробно рассмотрены в первой части (см. 1. 21., 1. 22.).

чув. jbys, jbx ’проказа, золотуха’ < пратюрк. *iqe — *ike ’болезнь’, КБ ig (= ik)

(QBN 24/2), огуз. *ig, туркм. ig-li ’рахитичный’, тур. iy-jil ’болезненный’. Хотя данные памятника и огузских языков указывают на передний ряд, чувашские рефлексы гласного и согласного подтверждают наличие старого альтерната с заднерядным гласным *i- .

чув. jb. jb-mak ’петля’ < пратюрк. *il— *il- ’цеплять’, уйг. ilmaq ’петля’. Практически во всех языках глагол переднего сингармонистического ряда, однако чувашские и уйгурские производные указывают на задний ряд, ср. также МК ilin- ’цепляться’ тоже с задним рядом, хотя там же il- с передним. Это — одна из старых изоглосс между чувашским языком и языками района восточного Туркестана. чув. jhran ’межа’ < пратюрк. *iran id., кыпч. *izan,

чув.. s ’дым, чад, угар’ < пратюрк. *is ’копоть, чад’, огуз. *is, тур. is, туркм. is (с переходом в задний ряд по собственному правилу), як. is, кыпч. *is etc.,

чув. san-, сев. зап. малокарач. zan- (< «szan-) ’верить’ < пратюрк. *tian- id., огуз. *isan-, туркм. isan-, кыпч. *isan- etc.,

° v ° V V

чув. ьгь, szb ’теплый’ < пратюрк. *issiy — *issiy id., первый вариант представлен в огуз. *!ssi, туркм. issi, тур. isi, а в языках Сибири переднерядный вариант — як. iti, хак. ezdg, тув. i’siy,

чув. enen- ’верить’ < пратюрк. *ina-n- id., огуз. *inan-, туркм. inan-, хак. ina-

’желать, хотеть’, inan- ’делать с желанием, рвением’,

чув. oner- ’стонать’ < пратюрк. *ip (y) ira- id., як. ipiran-, кыпч. *ipyiran-.

2. 7. 1. На сочетание пратюркского *i с последующим звонким спирантом претендует только одно слово:

v ° ° v

чув. save ’жидкий’ < пратюрк. *sivuq id., огуз. *sivu (q), *siju (q), осм. XIV в. siwiq, тур. sivi, туркм. suvuq, sujuq, азер. sijiq, хор. suju, уйг. sujuq, каз. sujiq, башк.! sijiq, тат. sijiq, тув. suk. Развитие комплекса в чувашском и по языкам аналогично развитию комплекса *iv (см. ниже п. 2. 8. 1.), кроме того данная основа несомненно этимологически связана с пратюрк. *siuv ’вода’ (см. ниже п. 2. 18.).

2. 7. 2. Отмечены случаи развития сочетаний с пратюркского *i с последующим

S'

раннечувашским «-j- (< *5, *n ). После согласных данная последовательность дает nj-

перед гласным и -i- перед согласным. [ *TiJ- > Tbj-; *TbJT- > TiT-].

s

чув. xhj- ’сметь’ < пратюрк. *q () in- id., кыпч. *qij-, др. уйг. (Suv., Uig II 46/58) qinmaq ’стремление’, qiniy ’ревностный’

чув. xsjax ’осока’ < пратюрк. *qij (y) aqe id.,

чув. x. b ’лучина; клин’ < пратюрк. *qij- ’резать на узкие полоски’, *qijiq ’клин’,

S S

чув. xilsx, xilsx ’ость, ошметки’ < пратюрк. *q () ij-iuqe (— *-n), кыпч. *qij ’сор,

мусор’, *qij-li ’сорняк, сорный’,

чув. m. an ’лебеда’ < пратюрк. *tSna (n) id., огуз. *bijan, *bujan, туркм. bujan, тур.

bojan, азер. bijan, кыпч. *mija ’солодка’,

чув. §пъг- ’царапать’ < пратюрк. *si5ir- id.

2. 7. 3. Пратюркский *i как уже упоминавшиеся *a, *й, *u имеет «удлиненный» рефлекс перед следующими сильными смычными (наиболее выражено перед *’t'), он дает после согласного -ij- перед *-’t,, в остальных случаях (фактически перед чувашскими современными спирантами) — -i-, а в начале слова — ji- перед *-’t . Вполне возможно, что для случаев перед *-’t- можно просто реконструировать сочетание с пратюркским *-j- (по внешним алтайским соответствиям, в них сочетания с носовым, так что это может быть и

*-n-. [ *Ti’T-> «TijT-> TiS/Tijt-; *#i’t- > jit- ].

чув. jidb ’собака’ < пратюрк. *i’te — *ij’td) id., як. it, тув., тоф. i’t, огуз. *it, кыпч. *i () t, ног., каз., к. -калп. ijt, уйг. ist, алт. ijt, с. -уйг. 1st,

чув. pijdb ’вошь’ < пратюрк. *bi,te — *t£j’td) id., як. bit, тув., тоф. bi’t., огуз. bit, кыпч. *bi (j) t, ног., каз., к. -калп. bijt, уйг. pi (s) t, алт. pijt, с. -уйг. pist,

s’ н s’ н ^

чув. xis ’зад, задняя часть’ < пратюрк. *qi’c id., огуз. *qtc, тур. kc,

s н S’

чув. pis- ’зреть, вариться’ < пратюрк. *bif’c- id., як. bus- (со вторичной огубленностью, но задним рядом), тув., тоф. bi’s-, огуз. *bis-, туркм. bis-, кыпч. *bis-,

S'

уйг. pis- etc. В чувашском вторичный переход «--- в -i- под влиянием соседнего -s-.

^ н S’

чув. sis- ’опухать’ < пратюрк. *sif’c- id., др. уйг., МК sis-, в огузских языках долгий в туркм. cis-, при тур., азер. sis-, кыпч. *sis-, шор. sis-, уйг. issi-, тув. i’s-, но тоф. is- с постоянным -s- без фарингализации, берущееся только из сочетаний, як. is- В языках восточного ареала диссимилятивное отпадение начального *s-, в туркм. регулярная диссимиляция первого согласного в с- в такого типа основах (cis ’вертел’ < огуз. *sis-, cas- ’ошарашенный’ < огуз. *sas:), и под их влиянием вторичная долгота. В якутском передний ряд при краткости гласного. Уйгурский, тувинско-тофаларский указывают на сочетание с последующим согласным, при краткости в якутском. В чувашском перехода в

S

передний ряд несмотря на соседство с -s- не происходит из-за влияния предшествующего s- (обычными рефлексами *i является -e- и заднерядный -ь- рядом с s-, см. выше п. 2. 7.).

чув. cix- ’набивать, наполнять’ < пратюрк. *t’i’q (i) — id., огуз. *tiq (a) -, тур. tika-,

азер. tix-, туркм. diq-, тув. ti’gi-.

2. 8. Пратюркский *i после согласных дает в чувашском такие же рефлексы как и *i, т. е. -e-, но после ретрофлексного s- (< *s-) — -ь-. Но в начальной позиции *i- переходит в e-, который отпадает при следующем широком гласном (т. е. в синхронной

s

безударной позиции) и в заднерядный ь- перед чувашским s. [ *TiT- > TeT-; *siT- > ssT-; *#iT- > (e) T-/b§- ].

чув. kdle- ’просить’ < пратюрк. *k () ile- id., хак. kele-,

чув. ker- ’входить’ < пратюрк. *kr- id., огуз. *gir-, туркм. gir-, як. kr-,

чув. kezen- ’ржать’ < пратюрк. *k'i}’cipe- id., огуз. kispe-, туркм. kispe-,

S s

чув. keze ’чесотка’ < пратюрк. kicii- ’чесаться’, огуз. *gji-, туркм. gije-, азер. giji-, тоф. kij-, однако в кыпчакских и хакасском представлен заднерядный вариант кыпч. *qici-, хак. xici-,

чув. kdze-n (с аффиксом instr.) ’младший, моложе’ < пратюрк. *kricii-k, -у ’маленький, мало’, МК kiciig, огуз. *kicii-, тур. kucuk, туркм. kici, як. kuccuguj с экспрессивной геминатой, кыпч. *kici etc.,

о

чув. pel- (с огублением из-за соседства с губным согласным) ’знать’ < пратюрк. *bil- id., огуз. *bii-, туркм. bil-, як. bil- etc.,

° S'

чув. per (с огублением из-за соседства с губным согласным) ’один’ < пратюрк. *bir

— *br id., огуз. *bir, туркм. br, як. br etc.,

чув. set- ’пропадать, исчезать’ < пратюрк. *31’t- (— *3i’t-) id., огуз. *jit-, туркм. jit-

so

, но в як. siit-, для второго случая в верховом чувашском ожидалась бы форма «set-, а в

s

низовом такая же set-, в остальных тюркских языках рефлексы первого варианта, но в уйгурском в качестве дублетного вариантаа к zit- отмечено zut-;

чув. cel- ’щепать, лучить’ < пратюрк. *til- ’резать вдоль, полосками’,

чув. cen ’привязь, ремень’ < пратюрк. *tin id.,

s

чув. cender ’кружева’ < пратюрк. *criiter id.,

о о

чув. cebe (с огублением из-за соседства с губным согласным) ’птенец’ < пратюрк.

C/p id.,

о о

чув. cebet- (с огублением из-за соседства с губным согласным) ’щипать’ < пратюрк. *crim (i) t- id.,

чув. сег- (-guss-i) ’колено’ < пратюрк. *tir id., чув. cere ’живой’ < пратюрк. *trny id.,

чув. cerep ’еж’ < пратюрк. вариант *t'ir’pi наряду с *kir’pi id.,

чув. cedere- ’дрожать’ < пратюрк. *t'i’tre- id.,

чув. nk ’моча’ < пратюрк. *sik id., як. ik,

чув. nkb ’бородавка’ < пратюрк. *siyole~ *si’koie id.,

0 0 S'

чув. sbms (с вторичной огубленностью рядом с -m-) ’кость’ < пратюрк. *sipok id, *sipoq > як. upox, чувашский может также отражать и второй вариант, чув. nna ’муха’ < пратюрк. *sipek ’комар, мошка’, чув. nnm ’жила, сухожилие’ < пратюрк. *sipir id.,

чув. sbnns- ’впитываться’ < пратюрк. *sip- ’погружаться, впитываться’,

о о

чув. mbm (с вторичной огубленностью рядом с губным согласным) ’веник’ <

tk **9 ’ ’ 9 9

пратюрк. *si pur- мести,

чув. пг- ’мочиться (анат.) ’ < пратюрк. *si5- id., чув. nrga ’гнида’ < пратюрк. *sir’ke id.

Случаи с начальными s- и с- подробнее рассмотрены в первой части (см. 1. 21.,

1. 22.).

чув. eJdk ’раньше’ < пратюрк. *il’k (i) ’раньше, впереди’,

чув. one ’корова’ < пратюрк. *in (y) ek id., др. уйг., МК inyek, огуз. *inek., туркм.

inek, алт. (ойр.) ijnek, заднерядный вариант *in (y) aq отражает якутский inax, чувашский тоже может восходить к этому варианту,

чув. oner ’вчера’, enerek ’сумерки’ < пратюрк. *ipir ’вечер, сумерки’, огуз. *ipir, туркм. iprk, азер. ingir-az, кирг. ipir, алт. ipir, хак. ijir,

S s

чув. as ’работа’ < пратюрк. Не id., огуз. *is, туркм. is, чув. as- ’пить’ < пратюрк. *ic- id., огуз. *ic-, туркм. ic-, як. is-, чув. ss ’внутри’, s-al ’внутренняя сторона’ < пратюрк. *i’c id., огуз. туркм.

ic-, як. is-.

2. 8. 1. Пратюркский *i встретился в сочетании с *-v- и после согласного перед

о о

гласным с отражением в чувашском как -ev-. [ *Tiv-V> «Tev-> Tev-V].

о о

чув. sever ’острый, остроконечный’ < пратюрк. *sivri id., огуз. *sivri, тур., азер. sivn, туркм. siijri, кыпч. *sujir, алт. siiru, кирг. siiru, тув. sir, як. orbe (< «sivir-mek ?)

’острый, конусообразный’.

Примечательно, что оба случая с *-iv-, *-iv- представлены после *s- ( > чув. s-), и, хотя простые *-i-, *-i- переходят в -ь- в позиции рядом с s, именно в случаях с сочетаниями со звонким спирантом сохраняется передний сингармонистический ряд слова.

о

чув. coven ’на дыбы’ с архаичным суффиксом творительного падежа < пратюрк.

S

*civ (— *-y), кыпч. *ciw, башк. sew id., кыпчакский *-w может происходить как из пратюркского *-v, так из *-у.

2. 8. 2. Засвидетельствованы начальные сочетания пратюркского *i с *j . Они в чувашском дают регулярный метатезированный вариант je- перед согласным, а перед гласным второго слога j-, простой *i- в анлауте не дает никакой протезы. [ *#ijT- > «ejT- > jeT-].

чув. jdge ’веретено’ < пратюрк. *ijik, *ijk-ek id., огуз. *ik из стяжения, туркм. k, но с сохранением *j: МК ijik, узб. jik, кирг. ijik, к. -калп. ijik, алт. ijik, шор. Tk,

чув. jene ’берлога’ < пратюрк. *ijne ’нора, берлога, пещера’, МК jin, огуз. *h/jin, туркм. hin, гаг. jin, узб. hin, кирг. ijin, як. in, в других языках рано совпадает с *in.

чув. jer (jerr-i < ’/эгэ) ’след’ < пратюрк. *ijre id., огуз. * (j) Tz, туркм. iz с вторичным i вместо i перед -z (см. выше п. 2. 7.), гаг. jiz., караим. jiz., кумык. hiz, hiz в других языках отражение обычного гласного *1-: тув. is, кирг. iz etc. Как можно заметить из примеров *ij- часто отражается как придыхание или j- перед гласным в огузских языках и соседнего ареала, — кумыкском, узбекском, караимском.

2. 8. 3. Как и в случаях с *a, *й, *u, *i пратюркскией *1 дает «удлиненный» рефлекс (рефлекс гласного полного образования или сочетания типа *-ij-) перед сильными смычными, и так же, как для *a, *й, *i перед дентальным особый, еще более выраженный рефлекс -iv-, как сочетание *iy. [ *Ti’T> «TijT> TiT, *Ti’t> Tiyt> TivT],

S S4 4

чув. sip ’нить’ < пратюрк. *3i’p id., огуз. *jip, туркм. jiip с вторичной огубленностью гласного, азер., тур. ip, кыпч. *jip, хак. cep, кирг. jip, як. sippe,

s S’ н

чув. sivje ’острый’ < пратюрк. *3i’tiy id., МК jitig, огуз. *jiti, туркм. jiti, уйг. istik (sic!), тув. ci’diy, як. siti,

чув. cik- ’втыкать’ < пратюрк. *t'1’k- id., огуз. *ttk-, туркм. ttk-, азер. tik-

’строить’, тув. di’k-, як. tik- ’втыкать, шить’,

чув. cige ’крутой, отвесный’ < *tik id., огуз. *dik, туркм., азер. dik, чув. cige ’мера длины с локоть’ < пратюрк. *crike-nek/ *criqa-naq ’локоть (анатом.) ’, тоф. ce’henek, тув. shenek, с. -юг. cikenekиз первого варианта, кыпч. *ciqanaq etc. И, наверное,

s- S- S^ S ^ v

чув. sinze ’тонкий’ < пратюрк. *3in’cye id., др. уйг., МКjincge, огуз. *jince, туркм.

/■ /■

ince (долгота из-за ассимиляции j-, на что показывает глухость согласного), як. sinniges,

S’ s

кыпч. * (ji) nicke, хак. neske, чул. cicke, кирг. icke, тув. cipge.

2. 8. 4. Аналогично вторичному внутричувашскому развитию *u, *u в *о, *o на определенном этапе перед следующим чув. «-г- (< *г, *г, *5 ) в некоторых основах произошел исторический сдвиг пратюрк. *i, *i к среднему подъему, и гласные дали рефлексы -i- и -a-, соответствующие пратюрк. *e и *e. Причем из-за того, что в интервокале рефлексы исторически разнорядных *i и *i в чувашском не различались, то рефлексы как бы гласных исторического переднего сингармонистического ряда появились в исторически заднерядных сингармонистических словах, с новым распределением -i- (рефлекс *e ) — после велярных и увулярных, -a- (рефлекс *e ) в остальных случаях, и даже после вторичного чувашского «j-.

чув. kir-dk ’перхоть’ < пратюрк. *k'1r ’грязь на теле’, огуз. *kir, туркм. kir, як. kir, тув. xir,

чув. xir- ’истреблять’ < пратюрк. *qn- id., огуз. *qn-, туркм. qir-, чув. xir ’поле, степь’ < пратюрк. *q'ir ’поверхность, степь’, огуз. *qir, тур. kir, тув. xir,

чув. xirl-ii ’тетива’ < пратюрк. *q'iri/ *k'1rii id., огуз. *kiris, туркм. kins, як. kiris,

s

kiris, в чув. -ii вторая часть сложения < пратюрк. *3aj ’лук’,

чув. jar- (вместо «ъг-- ’посылать’ < пратюрк. *i5- id., як. it-,

чув. sarak ’горький’ < пратюрк. *sir’ke ’уксус’,

чув. саг- ’остановить’ < пратюрк. *ti5- id., огуз. *dij-, туркм. dij-,

чув. carak ’подпорка’ < пратюрк. *tireke id., огуз. *direk,

чув. cavza (< «cb^ya) ’локоть’ < пратюрк. *t'1rs (y) ek id.

Сюда примыкают пара случаев перед -m-:

/■ /■ чув. samga ’пригорок’ < *crimken ’луг, лужайка’, др. уйг., МК cimgen (= cimken),

S’ /- S’ S’

чув. semze (с переходом -a- > -e- между двух s) ’мягкий’ < пратюрк. *3imifcaq id., орх. рун. jimsaq, як. simna-yas, огуз. *jumsaq etc.

2. 9. Уже В. Томсен в древнетюркском языке подметил разницу между e и e, из которых закрытый e имел в енисейских памятниках специальное обозначение и встречался в словах eki ’два’, el ’племенной союз’, es ’товарищ’, e- ’делать’, bel ’пояс,

г

талия’, bes ’пять’, jeti ’семь’, jetmis ’семьдесят’ (Tomsen V., Une lettre menconnue, JSFOu, 30, с. 9). После этого Н. Н. Поппе (Чувашский язык и его отношения к монгольскому и тюркским языкам, IV, Гласные, ИРАН VI, серия XIX) предположил, что чувашский и азербайджанский языки во многих гомогенных словах демонстрируют первоначальный закрытый e Эту идею принял Д. Немет (К вопросу о закрытом тюркском e, KCsA, Ergsbd. I, 5, 1939, (перевод статьи в сборнике «Исследования венгерских ученых по чувашскому языку», Чебоксары, 1986), но считал, что восстанавливать e надо в основном на материале огузских языков и данных средневековых памятников, хотя, по возможности следует привлекать чувашский и якутский языки. Примерно такой же точки зрения придерживался М. Рясянен (МИФТЯ, с. 79) и К. Томсен (Thomsen K., The closed «e» in Turkish, AOH XXII, ее. 150-153). Полностью отверг закрытый e А. М. Щербак (СФТЯ, сс. 30-33), заявив, что он нашел распределение азербайджанского закрытого и открытого e (e — е), по которому e восходит к долгому, а е к краткому гласному. А. М. Щербак полностью игнорировал данные чувашского и якутского языков, объясняя причину возникновения долгого *ё «в своеобразии его фонетической репрезентации». Распределение, выдвинутое А. М. Щербаком, не подтверждается материалом языков, различающих долготы.

2. 9. 1. Прежде чем рассматривать развитие закрытых гласных необходимо отметить, что между огузскими языками, особенно азербайджанским, хорезмийским и туркменским устанавливаются хорошие соответствия, из которых явствует, что противопоставление открытых и закрытых гласных в основной массе случаев релевантно только для долгих *ё и *ё Закрытый e [е], отмечаемый в азербайджанском и хорезмийском, в большинстве случаев явно вторичен. Сответствия огузских *ё, *ё, *e таковы: огуз. *ё — азер. e; хор. e, ё; туркм. i;

огуз. *ё — азер. основной рефлекс е/ перед -j ( < огуз. *-j < пратюрк. *j, *5, но перехода перед -j < огуз. *-g не происходит), шипящими -j, -s, а также после j — e; хор. основной рефлекс е/ перед -j ( < огуз. *-j < пратюрк. *j, *5, огуз. *-g ), шипящими -c, -j, — s и после j- — e; туркм. е;

огуз. *e — азер. основной рефлекс е/ перед -j ( < огуз. *;/' < пратюрк. *j, *5, но

перехода перед j < огуз. *-g не происходит), шипящими -j, -s и -v (sic!, указание на палатальное произношение этого согласного в переднем ряду), а также после j-, v — e; хор. основной рефлекс е/ перед j ( < огуз. *-j< пратюрк. *j, *5, огуз. *-g), шипящими -с, -j, -s и после j- — e; туркм. e . Нетрудно заметить, что для последних двух случаев в азербайджанском и хорезмийском одинаковые рефлексы вне зависимости от долготы. Ниже даны примеры с закрытыми и открытыми гласными в огузских языках. Единичные туркменские примеры без азербайджанских или хорезмийских соответствий не приведены.

Огузский *ё:

азер. bel, хор. bel, туркм. bil ’пояс’; азер. bez, хор. bez, туркм. biz ’бязь’; азер. de-, хор. de-/dej-, туркм. dj ’говорить’; азер. el, хор. el, туркм. 1 ’народ, племя’; азер. en, туркм. in ’ширина’,

азер. en-, хор. in-, туркм. in- ’спуститься’ (в этом корне можно реконструировать *1-, корень контаминируется с *ep- с похожим значением); азер. er, хор. ёг, туркм. r ’рано’;

азер. es, хор. ё§ ’пара’ (в хорезмийском на месте огуз. открытого *ё не бывает долготы);

азер. es-, хор. es-, туркм. is- ’закрутить’;

азер. je-, хор. je-, туркм. ij- ( < «ji- — ’есть, кушать’;

азер. jedek ’буксир’, туркм. it- ’тянуть’ ( < огуз. *jed-);

азер. jemis, туркм. ijmis ( < «jimis) ’фрукт’;

азер. gej, хор. gec, gёe, туркм. gic ’поздно’;

азер. gen, туркм. gip ’широкий’;

азер. sez- ’почувствовать’ (несмотря на отсутствие туркменского соответствия азербайджанский однозначно указывает на огуз. *sёz-);

азер. tel ’волосок, струна проволока’, туркм. til (с вторичным сокращением гласного, но с сохранением качества); хор. ter-, туркм. ttr- ’собирать’;

азер. tez, хор. tez, tёz, туркм. ttz ’быстро’, возможно в эту группу азер. esik, хор.

esik, туркм. isik ( сокращение из 'fsik ?) ’дверь’.

Огузский *ё:

азер. bes, хор. bes (s), туркм. bes ’пять’;

азер. bez, vez, туркм. mez ’железа, рана’

азер. deli, туркм. deli ’сумасшедший’;

хор. edik, туркм. edik ’сапог’;

азер. ег, хор. ег, туркм. ег ’муж’;

азер. gejir-, туркм. gegir- ’рыгать’;

азер. gemi, хор. geme, туркм. gemi ’корабль’;

азер. kekil, туркм. kekil ’хохол’;

азер. ketmen, хор. getmen, туркм. ketmen ’кетмень’;

азер. tek, туркм. tek ’одинокий’;

азер. temiz, туркм. temiz ’чистый’.

Огузский *ё а) перед j и -v:

азер. bej, хор. bej ’бей, бег’ ( < огуз. *beg);

азер. bejin, хор. mejin, туркм. bejni ’мозг’;

азер. cevir-, (туркм. covur-) ’повернуть’;

азер. dej-, хор. dej-, туркм. deg- ’трогать’;

азер. dejirman, хор. dejirmen, туркм. degirmen ’мельница’;

азер. devir- ’опрокинуть’;

азер. ej-, туркм. eg- ’гнуть’;

азер. ejil-, хор. epil-, туркм. egil- ’нагнуться’ ( < огуз. *egil-/*epi-);

азер. ejin, хор. ejin, ejin, туркм. in ’плечо’, в туркм. вторичное стяжение огуз.

*eg (i) n;

азер. ejir-, хор. egir-, ejir- прясть;

азер. ejle-, хор. ejle-, ejle- ’остановить’ ( < огуз. *egle-);

азер. ejn, хор. ejr/ туркм. egn кривой;

азер. jije ( < «eje), хор. eje ’хозяин’;

азер. jeher ( < «ejher), хор. ejer, туркм. ejer ’седло’ ( < огуз. *ejher < пратюрк.

*eSper), в азер. перед «jh- развитие гласного было как перед огуз. *-g-; азер. ev, (хор. oj, туркм. oj) ’дом’; азер. gej-, хор. gij- ( < «gej--, туркм. gej- ’одеть’;

азер. get-, хор. get-, git-, туркм. git- ’уходить’ ( < огуз. *gejt-, ср. чув. kajt-);

хор. kejik, туркм. kejik ’олень’;

азер. sejrek, туркм. sejrek ’редкий’;

азер. sev-, (хор. sow-, туркм. sov-) ’любить’.

б) перед шипящими: хор. ces- ’раздеться’;

азер. desik, (хор. dosik), туркм. desik ’дыра’; азер. es- ’рыть’, хор. eskek ’лопата’; азер. esek, хор. esek, туркм. esek ’осел’;

азер. esit-, туркм. esit- ’слушать’;

азер. kec-, хор. gec-, туркм. gec- ’перейти’;

азер. kece, туркм. kece ’войлок’;

азер. keci, хор. gecci, туркм. geci ’козел’;

азер. sec- ’выбирать зерна’, туркм. sec- ’разбрасывать’.

в) после j- и азербайджанского v- : азер. jeddi, хор. jeddi, туркм. jedi ’семь’; азер. jel, туркм. jel ’ветер’;

азер. jelin, туркм. jelin ’вымя’; азер. jelke ’челка’;

азер. jene, хор. jene, hem, туркм. jene ’опять’;

азер. jeni, (хор. japa) ’новый’;

азер. jenge, хор. jeppe, туркм. jeppe ’жена брата’;

азер. jer, туркм. jer ’ земля’;

азер. jeri-, ? хор. jer- ’ходить’;

азер. jet-, хор. jet-, туркм. jet- ’достичь’;

хор. jes- ’снимать’;

азер. jezne ’зять’;

азер. ver-, хор. ber-, туркм. ber- ’дать’.

г) в остальных случаях: азер. belek ’пленка’;

азер. belke, хор. belki, туркм. belki ’авось’;

азер. beniz, туркм. mepiz ’лицо’;

азер. berk, туркм. berk ’твердый’;

азер. cek-, туркм. cek- ’тянуть’;

азер. cemen, туркм. cemen ’луг’;

азер. cene ’скула’;

азер. ceten, туркм. ceten ’плетень’;

азер. delik ’дыра’;

азер. demir, хор. demir, туркм. demir ’железо’;

азер. deniz, туркм. depiz ’море’;

хор. derek, туркм. derek ’тополь’;

азер. deri, туркм. deri ’кожа’;

азер. derin, туркм. derip ’глубокий’;

хор. dep-, туркм. dep- ’лягать’;

азер. ek-, хор. ek-, туркм. ek- ’сеять’;

азер. ekiz, хор. ekiz., туркм. ekiz ’двойня’;

азер. el, хор. el, туркм. el ’кисть руки’;

азер. elek, хор. elek, туркм. elek ’сито’;

азер. elli, хор. elli, туркм. elli ’пятьдесят’;

азер. em-, хор. em-, туркм. em- ’сосать’;

азер. emek, хор. emgek, туркм. emgek ’труд’;

азер. eng, хор. epek, epek, туркм. epek ’челюсть’;

азер. eri-, туркм. ere- ’таять’;

азер. erik, хор. enk, туркм. erk ’абрикос’;

азер. erin-, хор. erin-, (туркм. inn- < кыпч.) ’лениться’;

азер. eskik ’неполный’, туркм. eksil- ’не хватать’;

азер. et, хор. et, туркм. et ’мясо’;

азер. etek, туркм. etek ’пола, подол’;

азер. ez-, туркм. ez- ’мять’;

азер. gel-, хор. gel-/gej-, туркм. gel- ’прийти’;

азер. gelin, хор. gelin, туркм. gelin ’невеста’;

азер. gemir-, туркм. gemir- ’грызть’;

азер. genj, хор. genje ’молодой’;

азер. ger-, хор. ger-, туркм. ger- ’пялить’;

азер. gerek, туркм. gerek ’надо’;

азер. getir-, туркм. getir- ’принести’;

азер. gez-, хор. gez-, туркм. gez- ’гулять’;

азер. keke, туркм. kekec ’заика’;

азер. kenzik ’носоглотка’, хор. kepsirik ’переносица’, туркм. kentleviik ’небо’;

хор. kep-, kep-, туркм. kep- ’сушиться’;

азер. kepek, хор. kepek, kepek, туркм. kepek ’отруби’;

азер. kepenek, хор. gewelek ’бабочка’;

азер. kerpij, хор. kerbic, туркм. kerpic ’кирпич’;

азер. kes-, хор. kes-, kes- туркм. kes- ’резать’;

азер. sek-, туркм. sek- ’семенить’;

азер. sekkiz, хор. sekkiz, туркм. sekiz ’восемь’;

азер. sen, хор. sen, туркм. sen ’ты’;

азер. sep-, хор. sep-, туркм. sep- ’брызгать’;

азер. ser-, туркм. ser- ’стелить’;

азер. serce, туркм. serce ’воробей’;

азер. serin, туркм. serin ’прохлада’;

азер. ses, туркм. ses ’голос’;

азер. ttke, хор. ttke, туркм. teke ’козел’;

азер. ttmene, ttbene, хор. ttmen, туркм. temen ’большая игла’; азер. ttn, (хор. dep < туркм.), туркм. dep ’равный’;

хор. ttppe, туркм. teppe ’деньги’;

азер. ttp-, хор. dep-, туркм. dep- ’пинать’;

азер. ttpe, хор. depe, туркм. depe ’темя’;

азер. ttr, хор. ttr, туркм. ter ’молодой’;

азер. ttr, туркм. der ’пот’;

азер. tns, туркм. ters ’наоборот’;

азер. tts, туркм. ders ’помет’.

В четырех словах, приведенных ниже, произошло сокращение долгого закрытого огуз. *ё в туркменском:

азер. bez- ’надоесть’, хор. bez ’бесстыдный’ ( < *bёz- ), туркм. bez- ( < *bez- )

’надоесть’;

хор. enk ( < *ёrik), туркм. erk ( < *n (i) k) ’воля’; азер. erkek ( < *ёrkek), туркм. erkek ( < *erkek) ’самец’;

азер. ed-, хор. et ( < *ёd-), туркм. et- ’делать’ (как бы < *et- ) э\ но туркм. edil- (!) ’быть сделанным’ с озвончением после исконного долгого (ср. также тув. et- без фарингализации). Колебание долгих огуз. *ё — *ё представлено в слове азер. eje, хор.

ejew, туркм. ige ’напильник’ (огуз. *ёge- — *ёge-). Итак, практически без исключений,

регулярные соответствия между азербайджанским, хорезмийским и туркменским позволяют реконструировать для огузской ветви троичное противопоставление *ё — *ё — *e.

2. 9. 2. Фактически кроме огузских, противопоставление на большом языковом материале для пратюркских нейтрального (открытого) *e и закрытого *e обнаруживается только в якутском и чувашском, в них пратюркский *e представлен /'образными рефлексами. Данные памятников, написанных арабицей, отражают различные диалекты и довольно фрагментарны, а кроме того из-за несовершенства арабской графики позволяют двусмысленно трактовать написание через «йод» — то как простой e (отсутствующий в арабском), то как закрытый e Несомненно, материал арабографичных памятников нуждается в дополнительном орфографическом и филологическом изучении. Современный уйгурский язык имеет вторичное противопоставление в открытом слоге e и e, связанное с наличием или отсутствием во втором слоге этимологического *-i-, в непервых слогах e не встречается и зависит от структуры слога — в закрытом -i-, в открытом -е- (см. СФТЯ, с. 30).

Анализ материала в первую очередь чувашского, якутского и огузских языков показывает, что огузское противопоставление *ё и *ё во многих случаях не отражает исходной пратюркской ситуации из-за позднего перераспределения по качеству следующего согласного. При пратюркском открытом *ё, т. е. в тех случаях, когда в чувашском рефлекс — a, а в якутском — e [ie] (иногда с сокращением у в многосложных

основах), в огузских языках представлены *ё и *ё. Закрытый гласный в огузском появляется перед следующими огузскими мягкими шипящими, *n, *1 (которые

произносились палатально в переднем ряду, фактически такая норма и теперь отмечена для туркменского) и *z (!). Перед губными, дентальными, велярными шумными смычными, перед *v *p, *г и др. нормальным соответствием является *ё:

огуз. *ё (Шс ’сапог’ — чув. adb < пратюрк. *ёduk id.;

огуз. *ёp ’челюсть’ — чув. ana, (як. ip вторично ?) < пратюрк. *ёp (-ek) id.; огуз. *ёpet усилительная частица — як. ebit- < *ёpлt-; огуз. *ёг ’муж’ — чув. ar, як. er < пратюрк. *ёг id.;

огуз. *ёv- ’быть расторопным’ — чув. avbk ’порывистый’ < пратюрк. *ёv- (ukэj,

огуз. *geb ’вид, форма’ — чув. kap, як. kep < пратюрк. *kep id.;

огуз. *gebe ’надутый’ — чув. kaplaj ’щеголь’, як. kebir- ’важничать’ < пратюрк.

kep-;

огуз. *ged- ’отломить, отколоть’ — чув. kat- ’колоть, рубить’ < пратюрк. *kёt-;

s

огуз. *gevis ’жвачка’ — чув. kavl-e- ’жевать’, як. kebi- ’жевать’ < пратюрк. *kёvui; огуз. *kegir- ’блевать’ — чув. kagm-, як. kegirt- < пратюрк. *k'ёkir-^; огуз. *keklik ’куропатка’ — чув. kaklat- ’гоготать’ < пратюрк. *k'ё,k1л-^; огуз. kёtmen ’мотыга’ — чув. katmak < пратюрк. *kretmen.

Варианты с закрытым огузским гласным:

огуз. *ёn ’ширина’ — чув. an, як. en < пратюрк *ёn;

огуз. *ёnji ’подарок’ — як. enne < пратюрк. *ёnci^;

огуз. *ёn— *ep- ’спускаться’ — чув. an-, як. epi < пратюрк. *ёn-, *ёpi-;

огуз. *ё§- ’копать’ — чув. alt- ’копать, грести’ < пратюрк. *ei-t-;

огуз. *ёsik ’дверь’ — чув. ahk, algb < пратюрк. *el (i) ke;

/■ Л /■

огуз. *gёj ’поздно’ — чув. kas, як. kese< пратюрк. %гёc;

огуз. *tel ’волосок, струна’ — чув. tal ’пучок нитей’ < пратюрк. *t'ё1;

огуз. *tёz ’быстро’ — чув. tar- ’убегать’, як. tesi ’быстрый’ < пратюрк. *tёr-.

В огузских произошло сужение пратюркского *ё- и в глагольных односложных основах вида *TV- :

S' w

огуз. %ё- ’есть’ — чув. si- (в чув. закономерный переход открытого *-ё- не в из

я S'

сочетаний в -i- после пратюрк. *3- > s-), як. se- < пратюрк. *3ё- id.; огуз. *dё- ’говорить, сказать’ — чув. te-, як. de- < пратюрк. Нё-.

В нескольких словах наблюдается внутриогузское колебание *ё — *ё при упрощении пратюркских сочетаний *ej,*ey :

огуз. *egin — *en (туркм.) ’плечо’ — чув. a (v) n < пратюрк. *ey (i) n; огуз. *get— *g1t- ’уходить’ — чув. kajt- < пратюрк. *kejt-;

S s ^

огуз. *jed- ’вести’ — чув. savb- < пратюрк. *3eyt-;

S Л s

огуз. *jep ’рукав’ — чув. sa (v) ns, як. sex < пратюрк. *3eype.

2. 10. Различение пратюркских *e и *e из современных языков фактически сохраняют только чувашский и якутский, т. е. языки, раньше всех отделившиеся от остальных, и не подвергшиеся общетюркской (кыпчако-карлукско-сибирской и отчасти огузской) инновации, приведшей к совпадению *e и *e в одном гласном. На месте пратюркского *e, как долгого так и краткого, чувашский имеет i (в сев. -зап. малокарач. в таких случаях встречается e, который не бывает в случаях общечувашского i из других гласных), а якутский — 1/1, но рядом с велярным k (из *k, *k') в прикрытой позиции — -e- что является единственной инновацией в якутском. Расширение *e в таких позициях произошло явно под воздействием k, имеющим заднеязычный ряд образования. Огузский материал, как и при пратюркском *ё, имеет дробление рефлексов. На этот раз кроме случаев перед следующими огузскими мягким шипящими, *n, *l, *z огузский имеет закрытый *ё также перед дентальными *d, *г и p (который, возможно трактовался как бифонемное сочетание «-ng- ). Данное распределение подтверждается следующими огузским примерами в *beiciik ’колыбель’, *beik ’поясница’, *ber-

s w w

’испытывать отвращение’, *encik ’голень’, *et- ’делать’, *ёг ’рано’, *erk ’мощь’, *erkek

’самец’, *et- ’делать’, *gep ’широкий’ (при як. kep с регулярным расширением *ё > «ё

после k-), *3ег- ’испытывать отвращение’, *ser- ’чувствовать’. Открытый гласный

отмечен только перед велярными шумными смычными и губным *m (случаи перед *p и

s

*v не обнаружены для пратюркского) см. в словах *ceke ’граница’, *gemi ’корабль’, *sek- ’прыгать (на) ’. Таким образом получается, что пратюркский закрытый *ё

открывался в огузских только перед губными и велярными шумными (ср. в як. *e > e рядом с k) и пратюркское противопоставление *e — *e в чистом виде сохранялось только перед несмягченными огузскими *d, *г и p [*e>i].

чув. ikke, ige ’два’, як. ikki, огуз. *eki, *iki < пратюрк. *e’k (k) i; чув. it-, сев. -зап. (малокарач.) et ’слышать’, як. isit-, огуз. *esit-, но тур. isit- < пратюрк. *ei-it-;

S S Л S

як. innex ’голень’, огуз. *enjik < пратюрк. *encik;

чув. ir ’рано’, (як. erde< монг.). огуз. *ёг < пратюрк. *ёг;

чув. ir- ’мять’, огуз. *ez-< пратюрк. *er-;

як. irgex ’самец’, огуз. *erkek— *erkek < пратюрк. *erkek;

s w

чув. ir-ze ’скорняк’, як. it- ’заквасить’, огуз. *ej- (туркм. ej ’кислое молоко для дубления’, азер. ejme ’бурдюк с простоквашей’ < пратюрк. *ё5- ’квасить, дубить шкуру’;

чув. irt-, сев. -зап. (малокарач.) et ’проходить, миновать’ < пратюрк. *ert-;

чув. iek ’мощь’, огуз. erk— *erk < пратюрк. *erk;

чув. ire- ’таять’, як. ir-, огуз. *ni- < пратюрк. *erii-;

чув. сев. -зап. (малокарач.) et- ’делать’, огуз. *ed-— *ed-< пратюрк. *et-;

чув. kii- ’прийти’, як. kel-, огуз. gel- < пратюрк. *kel-;

чув. kilo ’ступка’, як. keli, ср. сиб. -тат. (тюмен.) kejli (!) < пратюрк. *k () eli (y) — k () ejli (y);

чув. kime ’судно, лодка’, огуз. *gemi < пратюрк. *kemi;

S

чув. kimei- ’убывать’, як. kemni ’скудный’ < пратюрк. kem ’недостаток’ (МК kem ’болезнь’);

Л/ s S w w

чув. kin ’невестка’, як. kijit, kinnit, огуз. *gelin < пратюрк. *kel (i) n; чув. kirle, сев. -зап. (малокарач.) kerle ’нужно, надо’, як. kerex, огуз. *gerek < пратюрк. *keryek, *kerild;

s

чув. kivzen ’долг’, булг. > венг. kolcson, як. kesi ’гостинец, маленький подарок’ (МК kevsep ’подарок на празднике урожая’) < пратюрк. k () evii}c-en;

w s

чув. mine, mime ’мозг’, як. meji, огуз. *bejni < пратюрк. *benpi. В чувашском

s

возможно вторичный рефлекс *е из-за пратюркского сочетания *-np-, однако в любом случае здесь рефлекс закрытого гласного, а не обачного -aj- как в kajt- ’уходить’ < kejt-. чув. pildk ’поясница’, як. bil, огуз. *bel < пратюрк. *belk;

чув. pir ’ткань’, огуз. bez ’бязь’, МК bertii ’жакет’, bertu-len- ’носить жакет’ < пратюрк. *ber — *bertu;

як. biski- ’испытывать отвращение’, огуз. *bez- — *bez- < пратюрк. *ber-;

булг. > венг. bolcso ’колыбель’ ( < «bulcii со вторичной огубленностью первого

S

гласного высокого подъема), як. bisik, огуз. *besik < пратюрк. *belciik;

чув. sik-, сев. -зап. (малокарач.) sek- ’прыгать, скакать’, як. ek-kire- (с

учащательным суффиксом), огуз. *sek- < пратюрк. *sek-;

чув. sirbdt- ’орошать’, огуз. *serp- ’брызгать (ся) ’ < пратюрк. *serp-;

s s s w s s

чув. silo ’вымя’, як. silin, sirin, sinn-, огуз. *jelin < пратюрк. *3el (i) n;

s w s^,

чув. silem ’клей’, як. silim, огуз. *jelim < пратюрк. *3elim;

s s s s

чув. simes ’фрукт’, булг. > венг. gyiimolcs, огуз. *jemis < пратюрк. *3emilc

s

(контаминируется с *3ё- ’есть’ по языкам);

S S

чув. ser ’земля’э (со вторичным сокращением -i-в -e- вместо ожидаемого «sir), як. sir, огуз. *jer < пратюрк. *3ег;

s

як. sir- ’гнушаться’, огуз. *jer- ’испытывать отвращение’ < пратюрк. *3ёг-;

S S S _

чув. sirem, сев. -зап. (малокарач.) seem ’двадцать’ ( < «sevrem ), як. siirbe ( <

«sirume ), огуз. *jiyrimi (тув. cerbe ) < пратюрк. *3eyrimi — *3eyriimi;

s w s^

чув. sit- ’достичь’, як. sit-, огуз. *jet- < пратюрк. *3e’t-;

чув. timer, сев. -зап. (малокарач.) temer ’железо’, як. timir, огуз. *demir < пратюрк.

*temiir ( > уйг. tomiir);

чув. (tar), верхов., сев. -зап. ter ’пот’, як. tint- ’потеть’, огуз. *der < пратюрк. *ter;

чув. tirek ’тополь’, як. tirex, огуз. *dnek < пратюрк. *tereke;

чув. tire, сев. -зап. (малокарач.) tere ’шкура’, як. tin, огуз. *dni < пратюрк. *teri;

чув. tires ’наоборот’, (як. tottorii < *tesrii), огуз. *ters < пратюрк. *t'ers;

чув. tires, tislek ’кизяк, помет’, огуз. *te (r) s < пратюрк. *trers-ek;

чув. tiv- ’трогать, касаться’, як. ttj-, огуз. *dey- < пратюрк. *tey-;

S

чув. cige ’межа’, огуз. *ceg ’межа, граница’ < пратюрк. *creke;

w у w

чув. cige ’висок’, огуз. *cegge < пратюрк. *c'ekke;

w у w

чув. cir, сев. -зап. (малокарач.) сег ’болезнь, недуг’, огуз. ^сег < пратюрк. *с*г и др. (см. EDAL).

2. 10. 1. Анлаутный *е перед ранним чувашским «-j закономерно дает «#ij- и дальше соответственно развивается в jeT- в закрытом слоге и «ejV- > jV в открытом слоге, [ *#eJT- > «ijT — «ejT>jeT-; *eJ-V- > «ij- V > «ej-V-> j-V]:

чув. jer- ’следовать, приставать’, огуз. *ejer- < пратюрк. *ебег-; чув. jener ’седло’, огуз. *ejher < пратюрк. *eSper.

Пратюркский гласный *е был верхне-среднего подъема, что, во-первых, привело к переходу *е > i в якутском и чувашском, а, во-вторых, пратюркский *е повлиял на на

S

предыдущий пратюркский *сг- точно таким же образом, что и пратюркский *i, т. е. в этих

S

случаях представлены «палатализованные» рефлексы аффрикаты, а именно с- (*с i- > ce-,

s s s

*cre- > ci-, при другом гласном *crV- > sV-'). Возможно после аффрикаты, которая сама по себе имела палатальную артикуляцию, произношение *е на раннем этапе развития чувашского приближалось к дифтонгу [ie] и первый нефонематичный элемент дифтонга [i-] вызывал развитие аффрикаты, аналогичное развитию аффрикат в позиции перед *1 Этот гласный имеет хорошие праалтайские параллели и не сводим с нейтральным *е (см. EDAL, Introduction, v. I).

о

2. 11. Кроме закрытого *е в пратюркском, вероятно, существовал и огубленный *е, дававший в чувашском, и отчасти в огузском, особые рефлексы. Этот гласный довольно часто встречается перед *-ii- следующего слога и губными согласными, что может указывать на вторичность его появления в некоторых позициях. Однако в части основ

о

наличие *е невозможно объяснить из пратюркской фонотактики, а кроме того существуют случаи, когда перед *-u- второго слога и перед губными согласными

о о

представлены *е или *е, а не огубленный *е, что позволяет трактовать *е как особую фонему в пратюркском, имевшую ограниченную дистрибуцию.

о

В чувашском после согласных *Te- дал -u- (сев. -зап. малокарач. также -o-), перед

носовым согласным происходило сокращение, затронувшее и часть других гласных и

о о о о

*TeN- > TeN-, а в случаях после велярных *KeN- > KbN-, такое развитие полностью

о

аналогично пратюркскому *o. Контекст *Tel- > Til-, т. е. аналогично *Tel-, а не в «Tiil-. В начальной позиции также представлены огубленные рефлексы #ii- (сев. -зап. малокарач.

о

таже -oj, перед носовым — #oN-, в данном контексте отличие от развития пратюркского

о

*#o- заключается в отсутствии «протезы» v- в чувашском. В якутском *е и *е совпали

о

довольно рано и никак не различаются. В огузских же языках огубленный *ё давал открытый огузский *ё даже в тех случаях, где пратюркский *ё переходил в огузский закрытый ё, т. е. перед огузскими шипящими и *n, *1, и таким образом огузское развитие

О О v о

поддерживает реконструкцию пратюркского *е, [ *TeT- > «ToT- > TuT- — ToTj; *TeN- > «ToN- > TeN-; *KeN- > 'KoN- > «KoN- > KbN-; *Tel- > «Toil- > Til-; #eT- > «oT > uT (— ST); *#eN-> «oN-> eN-] :

о о

чув. kbmmga ’печка’, алт. kemege ’яма для раскладывания огня’ < пратюрк. *k () eme (r) ke;

ООО w Q,

чув. kbmbrjbk ’хрящ’, огуз. *kemirjek < пратюрк. *k'emur-eeke^;

л о

чув. pillok ’пять’, як. *bes, огуз. bes < пратюрк. *belk;

о

чув. pur ’гной’, огуз. *mez ’железа, язва’ < пратюрк. *benr;

S' s

чув. podene, верхов. (зап.) podana ’перепелка’ (в чувашском регулярный поздний переход контекстов «put-, «pot- в put-, pot- с сохранением переднерядного вокализма в

^ о

следующих слогах, как и в pudek ’ягненок’ < «piide- < *bojtaq ) < пратюрк. *betene id., огуз. *bedene, туркм. bedene (хотя долгота здесь явно не выражена в виде -е-, она опосредованно отражена в озвончении согласного), уйг. bodiine (с перегласовкой по следующему огубленному гласному), узб. bedene, кыпч. *bodene (основной вариант) — *bedene > балк. bedene, сиб. -тат. pedene (—монг. *bodene id.);

W» °

чув. siire-1- ’остывать’, огуз. *serin ’прохладный’, уйг. soriin < пратюрк. *serii-n;

So О So So

чув. sbmbi ’легкий’, огуз. *jepgiil,, уйг. jepgiil < пратюрк. *3ep- ’легчать’, *3epyiil ’легкий’. В данном случае в чувашском на рядность слова, по-видимому, повлиял исчезнувший позднее *-y-;

S О О So

чув. somor- ’разрушить’, кыпч. *jemir- id. < пратюрк. *3emiir-;

s _ SQ,

чув. низов. son- ’победить’, огуз. *jep- < пратюрк. *3ep-;

о

чув. tilbege ’вожжи’, кыпч. *telbegi < пратюрк. *t (r) elpehi;

чув. tilo-r- ’беситься’ (отыменной глагол от прилагательного «tilo ), огуз. *deli

о о

’бешенный, дурной’, МК telii, КБ telve < пратюрк. *telve— *telu; туркм. ten-

о

’повернуться (об альчике) ’, як. ten- ’отказываться’ ( < «’отвернуться’) < пратюрк. *t'en-, в других тюркских языках данная основа путается с *t () on- ’опрокидываться’ > чув. tun-; чув. tiipe ’холм, верхушка’, огуз. *tepe, кыпч. *tobe (!) ’верхушка, макушка, холм’

о

< пратюрк. *fe ’pe;

чув. tiibele- ’бить, колотить’, огуз. *tepele-, кыпч. *tobele- (!) < пратюрк. *tre’pe-le-

чув. tiirt-idx ’чересседельник’, сев. -зап. малокарач. tort ’спина’, як. torgii ’торока, багажные ремни у седла’, огуз. *terki > тур. terki ’торока’, азер. terk ’круп ллошади’ <

Q,

пратюрк. *t'er’kii;

чув. iirgon-, сев. -зап. малокарач. organ- ’лениться’, огуз. *erin- ’лениться’, тув.

о

erik- ’надоесть’ (туркм. ink- id. по контаминации с огуз. *jn- ’брезговать’) < *eriik-;

о о

чув. низов. iizor, верхов. user, esor, сев. -зап. малокарач. osor ’пьяный’, як. itir-

_ Q, Q,

’пьянеть’ (< *esrl-), огуз. *esrik ’пьяный’, MK esiir-, esriik < пратюрк. *esiir-, *esriik;

о _ е,

чув. am- ’сосать’, як. em-, огуз. *em- < пратюрк. *em- (ср. монг. *emkii- — *iimkii-, тунг. -маньч. *um- ’пить’);

v °

чув. endo ’теперь’, кыпч. *emdi, кирг. emi, (— огуз. *imdi) < пратюрк. *emtii;

2. 11. 1. В чувашском при следующих *-v или *-y в конце слога происходило

о о

стяжение и *ev ('#), *ey (#) развивались в *-u- (малокарач. -о u-), в открытом же слоге

о

эти последовательности закономерно давали -ev- перед гласным (аналоги с

пратюркскими *е и *е дают av для первого гласного и iv для второго гласного без

О О v о

распределения по позициям) [ *Tev-, *Tey-> «Tow-> Tii-T-/Tev-V]:

О O w Q,

чув. (em-) -bu jbov-) ’царь’, огуз. *bey ’бег, князь’ < пратюрк. *bey, в якутском

отмечено bij, что может быть следом отражения пратюркского варианта *bey;

чув. piizor ’грыжа’ < перс. bewasir ’геморрой’;

/■ /■ чув. siiren, сев. -зап. малокарач. soren ’рыжий (о масти) ’, кыпч. *jejren, хак. cigren

so

< пратюрк. *3eyren;

о

чув. tove ’верблюд’, огуз. *deve, на это указывает азер. deve, при неинформативности туркм. duje из-за перестройки всего комплекса, при огуз. закрытом

_ os

*e и кратком *е в азер. ожидалось бы «deve, як. teben, МК tevej < пратюрк. *deven.

2. 11. 2. чув. ut, сев. -зап. малокарач. ut ’мясо’ (сев. -зап. материал отражает раннее чув. «oht), як. et, огуз. *et < пратюрк. *e’t. Следует отметить, что малокарачинское u берется как правило из стяженных сочетаний с -v-, в данном случае это след развития придыхания перед -’ (ср. тув. -тоф. et ), а это придыхание при развитии в чувашском

^ у

ведет себя как пратюркские *-v-, *-y- в сочетаниях. [*e’t > «owt > ut ]. Такого же типа развитие придыхания, особенно перед *- % отмечается при пратюркских *a, *й, *i, *u, 1 в чувашском.

о

2. 12. Реконструирование пратюрких *е и *е было бы довольно сомнительным, если бы не подтверждалось аналогичными соответствиями в заднем ряду. Впервые В. Гренбек (Vilh. Gronbech, Forstudier til tyrkisk Lydhistorie, c. 29) предположил, что чувашский переход *a > u вызван в большинстве случаев следующим *u. Его идею

разделял М. Рясянен (МИФТЯ, с. 72), хотя оговаривал, что все случаи такими позициями

S S

бъяснить нельзя. По Г. Рамстедту переход *a > i был вызван последующими i 1 (1), г (г) и j (Ramstedt, Zur Frage nach der Stellung des Tschuwassischen, ее. 7, 11). Однако наблюдаются случаи, не удовлетворяющие этим условиям. Б. Я. Владимирцов и Н. Н.

s

Поппе считали. что в праязыке была фонема *a, которая в чувашском и якутском языках дала i, а в остальных тюркских языках — a (Б. Я. Владимирцов, Н. Н. Поппе, Из области вокализма монголо-турецкого праязыка, сс. 34-35). А. М. Щербак пишет, что «вряд ли

s

может прояснить что-либо выделение особой фонемы *a, так как многие чувашские и якутские слова, в которых выступает неэтимологический i не совпадают» (СФТЯ, с. 147). Из современных языков «неэтимологический» i имеют только чувашский, якутский и тувинский с тофаларским. Бросается в глаза то, что эти языки архаичны в развитии согласных, и раньше всех отделившись от общего праязыка, не подверглись общим инновациям, типичным для огузских, кыпчакских и карлукских языков. Ситуацию затемняют некоторые, явно вторичные процессы, прошедшие в этих языках. В якутском *a переходит в i перед j, nj, p даже в тех случаях, когда в чувашском представлено o <

Л/ S Л Л, Л

*a : як. ij ’луна, месяц’, чув. ojbx, тув. aj ( < пратюрк. *anq ), як. kinat, kijat ’крыло’, чув.

s w w

sonat, тов. kanat ( < пратюрк. *q'ajnate), як. tip ’утренняя заря’, тув. dap ( < пратюрк. *tap ) и др. Переход указывает, что в предке якутского в этих словах произносился особый звук типа a средний между a и i по подъему.

На основании чувашско-якутских соответствий реконструируется пратюркское закрытый *a, который связан с особыми праалтайскими рядами соответствий гласных, довольно часто в монгольском отмечается *-i- второго слога или -j- (подробнее см. EDAL, v. 1, ее. 90-93, 136-140). Пратюркский закрытый *a дает в якутском и чувашском i, а в остальных языках совпадает с нейтральным *a . (Ср. аналогичную ситуацию при отражении закрытого пратюрк. *е > чув. i, як. i; ниже дается материал с данными тувинской и огузских подгрупп, в части случаев тувинские данные позволяют уточнить

о

реконструкцию гласного и отличить *a от *a) [*a >i]:

чув. xir ’сосна’, як. kitan ’можжевельник’, тув. xadi < пратюрк. *q'a5i ’сосна, хвойное дерево’;

s

чув. xires ’напротив; встречаться’, тув. xaris-, огуз. *qaris, уйг. qeris- < пратюрк.

s

*q'arifc- (— монг. karilcan ’взаимно’);

чув. xiza ’лобок’, огуз. *qasiq ’пах’ < *q () asuq;

s w w s

чув. xis- ’чесать, царапать’, як. kisij-, огуз. *qasa-, пратюрк. *qraici- (— монг. kalci- ’сдирать’, тунг. -маньч. *kiali- ’тереть, точить’ (ТМС 1, с. 388) );

чув. xidb ’твердый’, як. kitanax, тув. ka’diy, огуз. *qati < пратюрк. *qa ’tuy (—

s s

монг. *katahu, южн. -монг. *qetahu id., тунг. -маньч. * (x) etu-, кор. kut, яп. *kata- id.);

чув. pbx- (со вторичным сокращением из «pix-- ’взглянуть’, як. *bikkila- (intens.)

’выглядывать’, тув. bakkila- (intens.), огуз. *baq- ’смотреть’ < пратюрк. *ba ’q—baqqi- (— тунг. -маньч. *baka- ’находить’);

чув. pil, верхов. pul ’мед’, огуз. *bal < пратюрк. *bal (— монг. *milaha- ’смазвать

s

маслом’, тунг. -маньч. *mala- ’масло’; урал. *maj5A ’мед’);

чув. pil-jbk, верхов. pul-jbk ’грязь’, як. bilij ’грязь на дороге’, тув. malgas <

пратюрк. *bal- (— монг. *bulapgir ’мутный, грязный’, тунг. -маньч. *buJa-);

чув. siys ’охрана’, тув. sa’gi- ’охранять’, огуз. *sa’q- ’осторожный, бдительный’ < пратюрк. *sa’q (i) — (— монг. *saki- ’охранять’, тунг. -маньч. sexu- ’чуткий’);

чув. sis- ’испражняться’, тув. sasiy ’вонючий’, огуз. *sassi < пратюрк. *sas- (siy). Рефлексом в чувашском пратюркого корня *si’c- ’испражняться’ должна быть форма

/■ /■

типа «sis-.

чув. silye ’грива’, тув. cal, огуз. jal, уйг. jaila (!) < пратюрк. *3alq. В чувашском втоорично осложнен аффиксом *-aq > -a как в слове cely-e ’язык’ при celex ’язычок, увула’ < пратюрк. *tilq (-aq). В тюркских присутствует и переднерядный вариант этого слова як. sel, и даже встречаются переднерядные формы с интервокальным сохранением сочетания согласных: кирг. jelke, а азер. jelke может указывать как на первый краткий гласный, а в случае долгого на огуз. *ё.

S S s

чув. sin (sinn-, морфонологически «sins ) ’человек’ > мар. горн. jepe id., МК jalpuq

s ^

id., КБ jalpuq, Suv. jalapuq < пратюрк. *3alpuq, от этого же корня образовано слово

S л, ^ л,

*3alpur ’одинокий’ (Suv., QBN) при помощи того же суффикса, что и в *ie’kir ’двойня’ от *е k (k) i ’два’. Слово ’человек’, по всей видимости однокоренное с пратюрк. *3alip,

S ^ S ^ s s s

*3alpA- ’голый’, огуз. *jalip, тув. cana-gas (< *3alpa-yac ), як. sipi-nax, sigi-nax. Семантический переход ’голый (без шерсти) ’ > ’ человек’ встречается в языках индейцев Северной Америки.

s s s s

чув. sibhs-/sips- ’липнуть’, як. sisin-, тув. ci’psin- (с вторичным переходом *-a-, *-

w S ^ s

a- > -i- перед *-’p, см. ниже п. 2. 13.), огуз. *japis- < *3a’p4tc- (— монг. *nihaldu-

’липнуть’, тунг. -маньч. *Jipa-);

s w s^, s

чув. sir- ’писать’, огуз. *jaz- < пратюрк. *3ar- (— монг. *jiru-, тунг. -маньч. *niru-

Л

’писать, рисовать’, кор. *nirk- ’читать’);

s s s

чув. sir, siran ’обрыв, яр’, як. sir, тув. cark, огуз. *jar < пратюрк. *3ar- (— монг.

*jnge ’ряд’, тунг. -маньч. *jerin ’край’);

s w

чув. sirlax ’помилование’, тув. carlik, огуз. *jarliq ’приказ, повеление’ < пратюрк.

1 s-

*3ar-luqe (— монг. *nere ’имя’, кор. * (n) ir (h) — ’имя, сказать’, яп. *ner- ’возвещать’);

як. sis- ’сорваться, промахнуться’, тув. cas-, огуз. *jaz- ’промахнуться, грешить’ <

S Л,

пратюрк. *3ar- (— монг. *nargi- ’бездельничать, кутить’, тунг. -маньч. *largi ’беспорядок,

л ^ S S

суматоха’, кор. *noras ’забава, работа’, яп. *nukar- ’допускать оплошность, промах’);

s s s s w w У»

чув. sis- ( < «sis- — ’веять’, як. is-, тув. ca’s-, огуз. *sac- < пратюрк. *sa’c- (— монг.

S S

*sacu-, тунг. -маньч. *sise- id., яп. *sese-k- ’лить’);

чув. sidm ’подушка’, як, sittik, огуз. *jastiq < пратюрк. *3artuq ’подушка’;

S w w

чув. tiya ’жеребенок’, як. tij, тув. daj, огуз. *taj ’жеребенок’ < пратюрк. *t'aj’q (-

aq) (монг. *tajiga-n ’евнух, кастрат’, *tajiga ’быстрый, бодрый (о ездовых животных) ’);

чув. tils ’мялка’, тув. dalgi < пратюрк. *t (’) alqi (— монг. *talki-n id. > як. talki, на

что указывает сохранение глухого -k-);

чув. timar ’корень’, як. timir, тув. *damir, огуз. *damir, уйг. *tomur < пратюрк. *tamur ’жила, корень’ (— монг. *tamir ’жила, вена, сила’, яп. *tama ’душа’, алт. соответствия указывают на вторичное ослабление начального согласного в пратюркском); чув. tina ’телка’, булг. > венг. tina, огуз. *trana < пратюрк. *tana < иран. daenu id.; чув. tin, ’хлеб’, огуз. *dari ’просо’, уйг. teriq < пратюрк. *tariy ’просо’ (— монг. *darki ’заросли, валежник’, тунг. -маньч. *daragan ’камыш’, кор. *tar ’тростник’);

чув. ijt- ’спросить’, як. ijit-, тув. aj (i) t- ’указывать’, огуз. *ajt- ’говорить’ <

пратюрк. *aj-t- (— монг. *aji-da-, *aji-la- ’кричать, болтать’, тунг. -маньч. *eje-t- ’просить’,

1 у

кор. *oi’o- ’декламировать’);

чув. il- (с вторичным переходом в передний ряд из «il-) ’брать’, як. *И-, тув. aj, огуз. *al- < пратюрк. *al- (— монг. > дагур. ali- id., тунг. -маньч. *ali-, яп. a- id.);

чув. ilyan ’проклятье’, (як. algi ’благословение’ < хак.), тув. a’lgis ’благословение’, кыпч. *alqa- ’благославлять’, < пратюрк. *aiq- (— монг. * (h) ergiil < * (h) elgiir ’жертвоприношение’, тунг. -маньч. *pulga- id., яп. *pe (n) k- ’молиться’);

чув. ildrn, верхов. ildbm ’золото’, як. iltanaska ’жестянка’, (altan < монг.), тув.

a’ldin, огуз. *altin, уйг. altun < пратюрк. *aitun > монг. *altan id. (— монг. *ildii-n ’меч,

сабля’, тунг. -маньч. > эвенк. *elden ’железо, металл, жесть’);

чув. ir- ’устать’, як. ir-, ir-, тув. a— огуз. *ar- < пратюрк. *ar- (— монг. *hari- ’обессилеть’, тунг. -маньч. *parn- ’терять сознание’, кор. parh- ’истощаться’, яп. pata- ’ исощаться’);

чув. iryan ’тощий’, як. irgan, тув. argan, огуз. *arriq < пратюрк. *arq (-an),

похоже на дериват от предыдущего корня с варьированием долготы;

чув. irt- ( < «И- ) ’перебирать ягоды, очищать дерево от сучьев’, як. irit-

’перебирать ягоды’, тув. ar (i) t- ’чистить’, огуз. *art- (— монг. *arci- ’очищать’);

чув. in ’добрый, хороший’, як. iras ’чистый’, тув. any, уйг. eriq < пратюрк. *ary (— монг. *harihun ’чистый’).

2. 12. 1. В чувашском при следующих *-v или *-y в конце слога происходило стяжение и *av (#), *ay (#) развивались в *-j, а при открытом слоге перед гласным эти последовательности закономерно давали -iv- (аналоги с пратюркскими *a дают u (#) и

о

sv- соответственно) [*av- *ay->i-T-/iv-V]:

чув. sivs ’здоровый’, туркм. say, saj < пратюрк. *says (— монг. *sajin id., тунг. -

маньч. *sek-se ’кровь’);

чув. sihx ’грех’ < пратюрк. *3av-iuqo, *3av-laqe (— монг. *jibehii ’отвращение, негодование’);

S w S Л,

чув. sirs ’каштановый’, огуз. %'<зf^Z ’коричневый’ < пратюрк. *3ay (i) re (— монг.

S

*nogohan ’зеленый’, тунг. -маньч. *log- ’зеленый, темный’).

2. 12. 2. Пратюркский *а перед сильным *t дает особое соответствие как и *а, *u, *1, i, 1 *е, отражая раннечувашскую форму «aht-, позже развивавшуюся как сочетания с y *v и дававших «-w-, что полностью аналогично тувинско-тофаларской фарингализации или сильному придыханию в сарыг-югурском [ *at> «aw (b) t > ivst- — u— ) ]:

чув. ivst-, сев. -зап. малокарач. ut- ’кидать’ (в чувашском разбивка сочетания по морфонологическим причинам), як. it-, тув. at-, огуз. *at- < пратюрк. *at-.

2. 12. 3. Аналогично пратюркскому *a в чувашском отражается иноязычный a, дававший е в других тюркских языках, а также е в некотрых ранних заимствованиях из других тюркских языков:

чув. jisna ’зять’ < станд. -тюрк. *jezne id. (т. е. из кыпчакских, огузских или

карлукских языков);

чув. xibar ’весть’ < араб. habar > тат. heber;

s

чув. xir. ns ’подать’ < араб. haraj > азер. heraj;

чув. xisna ’казна’ < араб. hazina;

чув. miskara ’шутка’ < араб. mashara ’шутить’ > тат. meshere.

~ s

Наряду с заимствованиями в мар. горн. таких как jepe ’человек’ < чув. «sins, данные факты служат указанием на то, что в современном чувашском i (в определенных случаях) отражается некий гласный типа [а], сдвинутый вверх по подъему или в переднесредний ряд.

2. 13. Как упоминалось выше, «неэтимологический» i на месте станд. -тюрк. *а кроме чувашского и якутского также появляется в тувинском и тофаларском. В этих языках он явно вторичного происхождения в случаях, когда бывает представлен при регулярных рефлексах пратюркского *a в якутском и чувашском. Как правило эти случаи исчерпываются кратким *а перед следующими *-’p- и *-lm-:

s s^,

тув. ci’p-/sip- ’закрыть’, чув. sop-, як. sap- < пратюрк. *3a’p-;

s

тув. ci’pt ’низкий’, як. namisax, уйг. nepiz, алт. 3abs, хак. cabis, МК japri jer

S ^ s Л, Л, S^ S

’долина, равнина’ < пратюрк. *3an pr (— *-rt) *3a (n) ’pri-;

тув. ti’p- ’найти’, чув. top-, як. tap-, огуз. *tap- < пратюрк. *t'a’p-;

тув. xiba ’черемша’, кыпч. *qalma, алт. kalma, хак. xalba < пратюрк. *q'alma;

s

тув. silba ’лыко’, кыпч. *calma ’лыко, петля, аркан’ < пратюрк. *c'alma. Тувинский

переход был явно вызван огубленностью следующих согласных и в частности лабиальной преаспирацией сильного и в предке тувинского эти контексты произносилось

о о

как [-hp-] и [-lm-] соответственно.

Однако в части основ тувинско-тофаларское развитие является архаизмом. При соответствии чув. i — тув, тоф. i судя по вторичному тувинско-тофаларскому переходу

о

следует восстанавливать пратюркий огубленный *а. Необходимо отметить, что в

анлаутной позиции в тувинском и тофаларском не встречается переходов в j, т. е. в

о

начале слова в этой подгруппе пратюркские *а- и *а- совпали в *а-. В якутском в

о

случаях пратюркого *а обычно — а, но также встречается o (!). Во внешних алтайских

о

соответствиях при пратюрком *а часто представлены огубленные гласные (в EDAL они

о

как правило записываются через закрытый *а ). В чувашском рефлекс пратюркого *а не совпадает полностью с отражением пратюркого *а : в инлауте обычным соответствием является j-, но перед носовым происходит сокращение гласного (как в случаях для

_ >ч- £ О о

пратюркских *o, *o, *е ) и контексты * (T) aN- > (T) bN-, а перед *-1, *-rt () наблюдается

о о

переходы *Tal- > Tol- (ср. особое развитие *Tel-> Til- перед тем же согласным, п. 2. 5.),

о

*Tart- > Tort (аналогичное развитие *Turt- > Tort-, совпадая с *ort-, при нормальной

о о

рефлексации *-u- в виде -ь- ). В анлауте пратюркский *#а- > #i-, но в позиции перед аффрикатой (или просто шумным ? ) рефлекс vi-, формально совпадающий с развитием краткого пратюркского *o- > vi-. Рефлексы в виде редуцированных гласных в середине

_ >ч- Q,

слова и в анлауте перед носовыми типичны лишь для развития *o, *o и *е, что подтверждает интерпретацию. [ *TaT- > «TiT- > TiT-; *TaN- > «ToN- > TbN-; *Tal/rt- > «Til/rt- > «Tol/rt- > Tol/rt-; *#a- > «a/ua- > «i/ wi- > i-/vi-; *#aN- > «oN- > bN- ].

чув. xohm ’выкуп за невесту’, тоф. xilim, як. xalim, огуз. *qalip, узб. qelin <

Q,

пратюрк. *qralim/-p (— монг. *kala- ’обменивать’, тунг. -маньч. kalma- ’богатая невеста’, кор. kar- ’менять’, яп. *kar- ’брать в долг’ *k'aJo);

е>

чув. xohn ’толстый’, тоф. xilip, як. xalin, огуз. *qalip, уйг. qelip < пратюрк. *qralip (— монг. *golij- ’толстый’, тунг. -маньч. *gulu- ’целый (кусок) ’);

о о

чув. верхов. xbmbs (низов. xomn ) ’камыш’, тув. ximis, як. xomus (!), огуз.

_ ^ ^ & а

*qamis, уйг. qomus, но узб. qemis < пратюрк. *qramuio — *qramifo (— монг. *kamgar ’лук-

/■ /■

порей’, тунг. -маньч. *xepgukte id., яп. *kama ’тростник’);

О so S S-

чув. xomze (с упереднением из-за соседства с s) ’кнут’, тоф. kimsi, як. kimni (в

S'

як. *а > i перед mn, см. п. 2. 6., вторичность якутского, а не тофаларского доказывает

_ е, s-

сокращенный рефлекс гласного в чувашском), огуз. *qamci < пратюрк. *qam’cu;

дун. -булг. Kumci ’ковш’, тув. ximis ’черпак, поварешка’, як. xamas, xomos (!), уйг. qemic < пратюрк. *qramic (— монг. kumjija ’мерка для пороха’, тунг. -маньч. *kamicu

S S S

’берестяной короб’, яп. kamasu ’соломенный мешок’);

Q,

чув. xip- ’разгораться’, тув. ki’p/xip-, кыпч. *qabin- < пратюрк. *qra’p- (тунг. -

маньч. *xupupsa ’сажа’, яп. *ku (m) pa- ’жечь, поджигать’);

о

чув. xir- ’скоблить’, тув. xir- id. < пратюрк. *qrar- (при пратюрк. *j- в чувашском было бы «xer-, отношение с пратюрк. *qar- ’копать’, тув. kas- проблематичны) (— монг. *karu-);

тув. kin ’предплечье’, чув. xon ’локоть (мера длины) ’ (с вторичным гласным под

о

влиянием xor ’рука’) < пратюрк. *qari;

тув. kir- ’стариться’, як. kirij- при вариантах qari- в остальных тюркских <

W, Q, л Л

пратюрк. *qari- (як.) или *qan- (— монг. *kari- ’обессилеть, стареть’, яп. *kuta

’ изнашиваться ’);

чув. xinm ’живот’, тув. xinn id., як. xarip ’брюшной жир’, уйг. qerin < пратюрк.

е.

*rqarin ’живот’ (— монг. *karbin id., тунг. -маньч. *korimuk ’внутренности желудка’, кор. /■ /■ /■

kari’ребра’, яп. *kara (n) ta ’тело’);

о

чув. xisma ’пленка на молоке’, кыпч. *qasmaq < пратюрк. *q () asmaq (— монг. *kusum id.);

о w

чув. pbr- ( < «pir- ) ’идти’, як. bar-, тув. bar-, огуз. *bar- < пратюрк. *bar- или

а °

*bar-, в этой основе может быть скорее *а, ср. др. -тюрк. причастие bar-ur со вторым огубленным гласным, хотя ожилался бы более типичный неогубленный вариант как al-ir

S s

(— монг. mor ’дорога’, кор. mor- ’преследовать, гнать’, яп. miti ’дорога’);

чув. sibs ’рукоять’, тув. si’p, огуз. *sap ’черенок, сустав’ (— тунг. -маньч. *sapkun

л л

’корень’, яп. *supa-dai ’ветка, прут’);

у s

чув. sorda ’свеча’, булг. *3irta > венг. gyertya, тув. cirt- ’зажечь’, dtki ’свеча’ >

So S ^

як. sirdik ’свеча’ < пратюрк. *3art-, этот корень следует отделять от *3aru- ’светить (о светилах), рассветать’ > тув. cariq ’свет’, уйг. joru-, joruq ’свет’, як. sara- ’рассветать’, первое слово значит скорее ’зажигать рукотворный огонь’, а второе — ’светить’, первый корень соответствует монг. *diire- ’загореться’, тунг. -маньч. *dure- id., а второй — монг.

S S S

*saraha-n ’луна, месяц’, тунг. -маньч. *se ’год’, кор. *sor ’год’, яп. *satukui ’пятый месяц лунного календаря’.

S S S S S

чув. sizom (с упереднением из-за соседства с s ) ’молния’, sis- ’сверкать’, хак.

so s

cazin, узб. jesin < пратюрк. *3afcin (— монг. *solopga ’радуга’, тунг. -маньч. *sulun

’пламя’, кор. sar- ’зажигать’, яп. *sas- ’светить’);

чув. tort- ’тянуть’, дун. -булг. turt-, тув. ti’r-, як. tart-, огуз. *dart- < пратюрк.

Q,

*tar’t- (— монг. tata-id., тунг. -маньч. *derde-xun ’уключина’; ср. финск. taMua- ’тянуть’ с огубленным элементом в начале второго слога);

^ os

чув. vizs ’голодный’, тув. as, як. as, огуз. *aj < пратюрк. *ac (тунг. -маньч. *ece-

S л л

’чуствовать стеснение’, кор. ec ’быть слабым, истощенным’, яп. *otor- ’уступать,

слабеть’, *ёe'o);

чув. ira ’паз’, тув. an ’тиснение’, як. or- (!) ’делать пазы’, хак. аг ’паз’, ср. огуз.

о

*arq ’арык’ < пратюрк. *аг-;

чув. idax (< '«rdax) ’лишний, сверх’, тув. a’rt- ’превышать’, як. orduk (!) ’сверх’,

_ е-

огуз. *artiq < пратюрк. *ar’t- joqe) (— монг. *urid (a) ’раньше, прежде’, *urji-dur

’позавчера’, вторая часть из *ediir ’день’, данная основа не связана с монг. *urtu ’ длинный’, нет аффикса прилагательного типа -tu, нет аффиксов наречий типа -d (a), монгольская основа *urid/ *urji нечленима);

О Q,

чув. smzan- ’пробовать’, тув. amza-, як. amsaj- < пратюрк. *amsa-;

о о

чув. низов. snla- ’понять’ < пратюрк. *ap ’разум, понятие’, *ap-la- ’понимать’ (— монг. *ahuda-la- ’искать, рыться’, тунг. -маньч. *epet- ’исследовать, разведывать’, яп. *eme-p- ’думать’).

о

2. 13. 1. Пратюркский *а в сочетаниях со следующими *-v-, *-y- в чувашском дает j в закрытом слоге и iv- перед гласным, но после губного согласного комплекс «piw-

w о о о

переходит в pi-, по типу развития *o в таком же контексте [ *av-, *ay- > i-T-/iv-V; *Pay- > «P°iw- > И-]:

о

чув. pirzs ’кишки’, тув. barzik < пратюрк. *bayrsiq (— тунг. -маньч. *pukin

’ внутренности’);

s w

чув. sivsx ’близкий’, тув. cok > як. cugas, огуз. *javuq — *jayuq, узб. jovuq, др. -

тюрк. рун. jayuqw < пратюрк. *3ayuqe;

л о

чув. irat- ’болеть’, тув. ari-, як. arij-, огуз. *ayir- < пратюрк. *ayri-;

чув. in ’молозиво’, тув. a-zi 3 sg. (с переосмыслением из «az-i ), як. osas (!),

Q, Л/

туркм. ovuz, МК ayuz < пратюрк. *ay (u) re (— монг. *uhurag id.);

S' S' w

чув. ivss, сев. -зап. малокарач. щь ’горсть, пригорошня’, огуз. *avuc, МК avuc <

а ^

пратюрк. *avuce (— монг. *ab- ’брать’, тунг. -маньч. *abgu- ’вытаскивать’).

^ so

По-видимому, ранняя мететеза представлена в чув. низов. sula-, верхов. ssvia-

so s

’лизать’, тув. cilga-, як. sala-, огуз. *jala-, МК jalva- < пратюрк. *3alva-— *3alya- (в МК представлено архаичное уникальное сочетание -lv-, которе не встречается в остальных тюркских и замещается -ly-) (— монг. *doluha—*dolija- id., тунг. -маньч. *dala- ’лакать’;

s

в EDAL е этим словом сравнивается монг. *jalkag ’мокрота’, *jalgi- ’глотать’, тунг. - маньч. *jaliksa ’слюна’, *jalma- ’смачивать слюной, брать в рот’, но этому корню лучше

s

соответствует по семантике пратюрк. *3<э/ ’слеза’, которое сравнивается со словом ’глаз’ монг. *nidii-n и т. д., в примечании там дается общеалтайское сложение монг. *nil-mu (r) -

S S S S S

sun, тунг. -маньч. * (i) na-mU-, кор. nun-mir, яп. *na-mi (n) tV < праалт. *nia (l) -miUri ’вода глаза’, но даже фонетически привлечение тюркской ’слезы’ вызывает вопросы, в частности с нерегулярной долготой, вместо этого правильнее сравнивать кыпч. *jila-muq

> кар. -балк. jilamuq ’слеза’ старое сложение с теми же двумя элементами).

Из-за ограниченности материала неясно, что нужно реконструировать в

о

следующих словах *а или *а :

чув. sir- ’обуться’, кыпч. *sar-, огуз. *sari-, MK saru- ’обмотать’ < пратюрк. *saru-

о

или *saru—

о

чув. sir-, sbr- ’роиться’, кыпч. *sar- < пратюрк. *sar- или *sar-; чув. tinas ’подвязка’, туркм. tanap ’обмотка’;

чув. idam ’объятие, щепотка’, с. -юг. a’qim, atqim ’щепотка, горсть’, огуз. *atim,

_ Q,

узб. otim < пратюрк. *а ’tyum или *а ’tyum;

В слове ’лежать’ як. указывает на закрытый гласный sit-, тувинский на огубленный

_ 'Q,

- ci’t-, огуз. *jat-, чувашской параллели для пратюрк. *3а ’t- или *3а ’t- не отмечено (— тунг. -маньч. *dedu- ’лежать, спать’, яп. ja (n) ter- ’ночевать’).

2. 14. В чувашских паралллелях для части тюркских основ наблюдается или протетический j- в анлауте, или историческая палатализация начального согласного:

s

пратюрк. * () — > с-, *s- > — *с— > с— т. е. переходы аналогичные развитию тех же

согласных в контекстах перед пратюркскими *-—-, *-i- (см. в пп. 1. 21., 1. 22. в части про развитие согласных). Кроме того отмечается специфический переход пратюркских *q () -

> j-, хотя в чувашском языке старые увулярные перед пратюркским *-- не дают особых рефлексов. Ясно, что в этих случаях пратюркские *q () — сначала давали «x- (регулярное соответствие), а сочетание этого согласного со следующим йотом «xj- развивалось в j-, вероятно через ступень [hj-] или глухого йота. (При вторичной метатезе серединного «-j-

S S s w

в чувашском новое сочетание «xj- давало «x- >s, например, sonat ’крыло’ < *q'ajnate ).

Г. И. Рамстедт и М. Рясянен признавали существование «вставочного» йота, дававшего палатализацию дентальных, j-протезу и специфическое развитие увулярных. Это явление они считали древним, так как следы его видны еще в заимствованиях в

s

венгерском языке: венг. sar [—] ’болото’ — чув. sor — станд. -тюрк. *saz ’грязь’

(Ramstedt, Zur frage nach der Stellung des Tschuwassischen, ее. 20, 22-24). Нет

необходимости рассматривать точки зрения тюркологов, считавших j-протезу и историческую палатализацию не перед *, *i вторичным собственно чувашским явлением. То, что это — архаизм, подтверждают данные памятника Тоньюкуку, где написание через

S

мягкий si- для начального стандартно тюркского s- в заднерядных словах наблюдается именно в тех же случаях, где в чувашском отмечена палатализация в s- (см. орфографию в таб. 2, п. 1. 21.).

Первыми исследователями, попытавшимися привлечь внешний алтайский материал для объяснения чувашских специфических соответствий были Б. Я. Владимирцов и Н. Н. Поппе. Они предложили ввести дифтонг *ia, который давал в чувашском jo-/ -o- (с палатализацией), в монгольском ему соответствует (-) i-, в якутском (-) a- в остальных тюркских языках — а (Владимирцов, Поппе, Из области вокализма монгольско-турецкого праязыка, сс. 34-35-&. Это был революционный шаг в

интерпретации пратюркской системы вокализма.

В целом, введение дифтонгов не нарушает типологических закономерностей, присущих сингармонистическим языкам. Дифтонги существуют в тунгусо-маньчжурских языках, а в негидальском языке слова с дифтонгоидным ie [ Je] из тунгусоманьчжурского дифтонга *ia относятся к заднему сингармонистическому ряду, хотя е переднего сингармонистического ряда артикулируется в передне-среднем ряду, а ядерный элемент дифтонга ie морфонологического заднего сингармонистического ряда имеет артикуляцию переднего фонетического ряда, т. е. того же ряда что и i. Сингармонизм — это не фонетическое, а морфонологическое явление, проявляющееся в выборе по разному огласованных вариантов присоединяемых аффиксов. Если взять коряцкий сингармонизм, то гласные в нем делятся на три сингармонистических ряда: 1) е —i — u — e, 2) а — е — o — e, 3) а — i — u — e . Фонетически большинство гласных разных серий произносятся одинаково, однако выбор чередующегося варианта морфемы связан не с фонетической сущностью гласного доминантной морфемы, а с морфонологической соотнесенностью этого гласного с одним из сингармонистических рядов. В результате в морфемах возможны чередования е — а, i— е, u— o (см. Жукова, Грамматика коряцкого языка, сс. 20-22).

Если остановиться на сингармонизме алтайских языков, то наиболее частый вид сингармонизма, встречающего в современных языках, — это «небный» сингармонизм, где противопоставление сингармонистических рядов гласных частично связано с их артикуляцией. Гласные переднего (палатального) сингармонистического ряда артикулируются в переднем (vs. передне-среднем) фонетическом ряду, а гласные заднего (непалатального) — в среднем (vs. средне-заднем) и заднем рядах. Эта ситуация типична для тюркских и калмыцкого языков. В остальных монгольских, тунгусо-маньчжурских, а из тюркских — в тувинском и тофаларском языках противопоставление сингармонистических рядов связано не с рядом, а с подъемом гласных. Гласные «женского» ряда (соответствующего тюркскому переднему) имеют более высокий подъем, чем гласные «мужского» ряда (соответствующего тюркскому заднему). Губной сингармонизм, или губная аттракция, — явление достаточно редкое для нетюркских

алтайских языков, и обоснованно считается инновацией в северно-монгольских и части тунгусо-маньчжурских языков. Замечательно то, что именно в северо-монгольских языках, контактировавших с тюркскими, происходила качественная редукция непервых гласных основы, вследствие чего отмечена перегласовка первого гласного корня по следующему этимологическому гласному. В результате этого процесса в калмыцком языке возникло фонологическое противопоставление x и k, y и g, а в бурятском и халхасском языках в первом слоге появились новые дифтонги ia и iu . Интересно, что, начиная с В. В. Радлова, в тюркском праязыке постулируется предпочтительная односложность корней и наличие древней губной гармонии, что делает его удивительно похожим на современные северо-монгольские языки.

То, что многим тюркским односложным основам соответствуют неодносложные

тунгусо-маньчжурские и монгольские параллели, позволяет скорее сделать вывод о

«пратюркской редукции» непервых гласных, нежели о их наращении в других алтайских

языках, т. к. качественная характеристика «наращения» непредсказуема ни из тюркских, ни

из собственно монгольских и тунгусо-маньчжурских данных. В. Котвич, доказывая

диаметрально противоположную точку зрения, принял за аксиому, что в древнейших

тюркских языках ударение падало на последний гласный фонетического слова (Котвич,

Исследования по алтайским языкам, сс. 37-46). Однако скорее правы Х. Педерсен, Ф. Е.

Корш, Г. Ракет, Б. Я. Владимирцов, считавшие, что первоначальное музыкальное ударение

было на первом слоге (см. обзоры у А. М. Щербака. СФТЯ, сс. 110-120 и у М. Рясянена,

МИФТЯ, сс. 33-43). Эту точку зрения подтверждает наличие второстепенного ударения на

первом слоге в части современных тюркских языков, особый статус первого слога, где

возможен любой гласный, а также отсутствие противопоставления пратюркских сильных

/■ /■

и слабых смычных *q — *q' k — k, *t — *t, *c — *c, *p — *p' после гласных непервых слогов (см. выше, конец первой части). Ударенность первого слога в пратюркском вызвала развитие, подобное развитию северо-монгольских языков, в том числе способствовала сохранению или возникновению дифтонгов в первом слоге. Внешний алтайский материал также подтверждает существование дифтонгов в пратюркском, они входят в регулчрные ряды соответствий наряду с гласными недивтонгоидного образования (см. EDAL, Introduction, v. 1). Как правило это бывают гласные *1, дифтонги с /'-образным элементом, иногда переднерядный гласный на месте тюркского заднерядного по сингармонизму, или сочетание с *j второго согласного в монгольском и тунгусоманьчжурском языках.

Реконструируются пратюркские дифтонги разных видов *ja, *je, *io, *io, *iu, *ii. Не засвидетельствованы палатализующие дифтонги с узкими гласными переднего ряда верхнего подъема *iu и *ji, их раннее исчезновение или запрещение оправдано фонетически. Хотя, возможно особый ряд соответствий для *u, дающего в чувашском -i- без палатализации следует интерпретировать как *iu . Нет особых дифтонгов для т. н. закрытых и огубленных гласных, что может указывать на общие причины порождавшие и дифтонги, и эти особые гласные, — соответственно, попавший под действие правила

гласный переходил или в дифтонг, или в закрытый гласный и больше уже не подвергался изменениям. В чувашском ядерный элемент дифтонга дает рефлексы соответствующие обычным гласным, а в основной массе тюркских языков дифтонги полностью совпадают с соответствующим обычным гласным, составляющим их ядерный элемент.

2. 15. Пратюркский дифтонг *ja дает в чувашском после согласного -o- с

л

исторической палатализацией дентальных [*Tia- > To- ] и переходом увулярных в j- [*q () ia- > jo- ], после губных дифтонг дает -u- (в сев. -зап. -б- ), т. е. переднерядный

вариант [Иа- > «P 7o- > Pi— (Po-) ]. В начале слова появляется йотовая протеза при развитии в -o- [ *#ia- > #jo- ].

чув. jol- ’оставаться, сохраняться, отставать’, туркм. qal-, як. xaj, тув. kal- <

пратюрк. *qial- ’оставаться, сохраняться’, во вспомогательном значении значит законченность действия (— монг. *galgi- ’идти медленно’, *galira- ’быть денивым,

л

уходить’, тунг. -маньч. *giala- ’быть отделенным, отделять’, яп. kara- ’отделяться,

удаляться, умирать’);

л

чув. jom ’ворожба, гадание, колдовство’, jomzs ’знахарь, гадалка’, jomla-

’ворожить, гадать’, алт. (ойр.) kam ’шаман’, kamda- ’гадать’, хак. xam ’шаман’, тув. xam,

др. -уйг. qam ’колдун’, МК qam ’предсказатель’, чагат. XV в. qam ’врач, исцелитель’,

кыпч. XIV в. qam ’кормилица’ по Дж. Клосону — ’ведьма’ < пратюрк. *q'jam ’шаман’ (—

монг. *kemehe- ’гадать, предсказывать, объяснять’, калм. keme- ’говорить,

провозглашатьэ’, jaskeme- ’предсказывать по костям’, jasne kemelyen ’предсказывание по

костям — каждая кость имеет свое название и эпитет, с помощью которых после

длительного истолкования провозглашается прорицание на праздничном пиру’, халх.

xeme- ’говорить, сказать, объяснять’. Стоит обратить внимание и на монгольский глагол

*ke (m) — ’говорить’, который в отличие от своего синонима *kele- ’говорить, владеть

речью, сказать’ имеет значение в памятниках ’говорить, приказывать, торжественно

возвещать, оглашать’ и в этом значении зафиксирован в письменно-монгольском в виде

geme— а в китайско-монгольских памятниках в виде ke’e- В современных языках

используется обычно как служебный глагол в аналитических формах для обозначения

ирреальных предположительных событий (в сочетании с причастиями прош. и буд. вр.;

тунг. -маньч. *kum- (tu) ’злой дух; дух помощник шамана, оберег’, яп. kamui ’бог’).

чув. jon ’кровь’, туркм. qan, як. xan, тув., тоф. xan, уйг. qan, МК qan < пратюрк.

*q'jan . В древне-тюркских памятниках qana- с VIII в. ’течь (о крови), покрыться кровью’,

но у МК qana- в переходном значении, а qanu- в непереходном. Из тюркских языков

отыменной глагол заимствован в сев. -монг. kana- ’пускать кровь’, а из сибирских

тюркских в тунгусские — эвк. hana-, kana- ’пускать кровь’, эвен. (h) ap- ’кровоточить’,

anana ’багровое пятно от прилива крови’, нег. xana- ’щипать кожу для прилива крови’. (—

тунг. -маньч. *xupikta ’кровеносный сосуд’);

чув. jor ’снег’, туркм. qar, як. xar, тув. xar, уйг. qar < пратюрк. *qriar (— монг.

/■ /■

*kirahu ’иней’, халх. xaru, бур. xuni, Кит. Монг. Сл. kira’u, etc., тунг. -маньч. *xirpi > эвен. irpi ’снег (фольклорн.) ’). Тюрк. *qirayu ’иней’ фиксируется в XI в. в Восточном Туркестане у МК, а в других памятниках появляется в XIV-XV вв., и по всей видимости является монголизмом. Древнее праалтайское образование от того же корня представляет собой тюрк. *q (') irim (кыпч., сибирск.) ’иней, пороша’ — монг. *kirmag ’пороша’, тунг. - маньч. *ximap-sa ’снег’, эвенк. imanra, эвен. imbnn, нег. imana, ороч. imasa, нан., орок. simata, ма. nimangi, чжурчж. hima-pi/ jima-pi. В тунг. -маньч. упрощение сочетания

плавного с носовым *-rm- > -m-.

чув. jor- ’смешивать’, огуз. *qar- id., туркм. qar-, узб. qor- < пратюрк. *q (') iar- ’смешивать’ (— тунг. -маньч. *korolda- ’мутовка’, ? *kor (g) i- ’крутить’, монг. *korbu-,

korbii- ’крутить, вращать’, яп. kurum- ’заворачивать’);

чув. jor-var ’все продукты кроме хлеба, скоромная пища’, диал. ’еда, мясо’ (второй компонент пратюрк. *ог ’жир, сало’), первый компонетс сложения ’брюшной жир, колбаса из потрохов’, тув. kazi, як. xasa, каз. qazi, уйг. qezi, МК qazi < пратюрк. *qiar-i с показателем 3 лица (— монг. *kirmacag ’колбаса из потрохов, внутренности, завернутые в рубец’, тунг. -маньч. *ximup-se ’жир, сало’, эвенк. impe, imukse, эвен. imonre, нег. imuxse ’подкожный жир’, ульч. simse ’жир, сало, масло’, нан. simukse, ма. nimengi ’сало, жир (животный) ’, imengi ’масло (растит.) ’, чжурчж. ji-miup-pu ’масло’. В тунг. -маньч. развитие сочетания дрожащего с носовым как в предыдущем случае (ср. развитие *-l- с носовым: пратюрк. *qril’q ’толстый волос’, монг. *kilga-su ’волос’ — тунг. -маньч. *xinpak-ta ’волос, шерсть’, тюрк. k'ele- ’говорить’, монг. *kele-n ’язык’ — тунг. -маньч. *xinpu — *xilepu. В тюркских возможно регулярное упрощение сочетания дрожащего с

о

губным, ср. выше ’снег’ и *qrarin ’живот’ при монг. *karbin.

чув. piirne, сев. -зап. pome ’палец’, данная основа на пратюркском уровне имела два диалектальных варианта — один *biarpaq (—rm-), другой *erpek (—rm-), они четко рапределены по языковым подгруппам. В рефлексации первого варианта встречается даже уникальное отражение в части языков начального согласного по соответствиям как бы восходящим к «pra-, т. е. с глухим анлаутом, это — развитие вторичного придыхания у губного, возникшее из преинтерпретации первого элемента дифтонга *bia- > «b 7а- > «p 'а, но не исключено, что это наоборот редчайшие случаи анлаута с глухим сильным *p—. Исторические праалтайские *p— дают в пратюрк. > *h- > 0-, при раннепратюркской альтернации дифтонга *ia и переднерядного гласного *е, исторический контекст **p Незакономерно дал > *he- > *е— и его продолжение развитие варианта *epek — -rm-), который отмечается в орхон. рун. epek, MK epek, диал. emek, чагат. (Pav. C.) emek, в сибирских языках хак. irgek, шор., чул. ergek, алт. ergek, в тув. ergek, як. erbex. Первый вариант кроме чувашского фиксируется в огузских тур. parmak (!), диал. barnak, гаг. parmak (!), азер., хор., туркм. barmaq, салар. p'arma % (!), в карлукских средне-азиат. с XIII в. (Tefs., IM) barmaq, чагат. (Sangl., MA) barmaq, узб. bermoq, уйг. parmaq (!), в кыпчакских тат. barmaq, диал. bamaq, башк. barmaq, (Паллас) pamaq (!), каз., к. -калп. barmaq, ног. parmaq (!), к. -балк., кум., к. -тат. barmaq, из кыпчакских, точнее из казахского заимствован в кирг. barmak. (— монг. *herekej ’большой палец’, тунг. -маньч. *purepen/

*porapan ’большой палец’ (подробнее ОСНЯ 3. сс. 73-75), ср. диалектные пратюркские

л

варианты колебания первого гласного ниже в joman, jivss, jabal-;

чув. piiz-ek ’рубец, шрам’ (с новой аффиксацией -ek, на что указывает исторически переднерядный вариант аффикса), як. bas ’рана, язва, болячка’, тув. pas (!) (здесь

представлен вариант с отражением «p'a-< *bia- ср. выше) ’сифилис’, тоф. bas, baj- ’рана,

s

рубец’. туркм. bas < пратюрк. *biaic (— монг. *bilcahu ’волдырь, шрам, нарост’ (ср. kirahu ’иней’, *cilahu ’камень’ с аналогичным развитием), тунг. -маньч. *bial— *bajl-

S S S S

’вредить, ранить’, яп. *bansa-papi ’вред, несчастье’);

чув. piiler ’мифический былинный город’, исторически, по-видимому, одна из столиц Волжской Булгарии > тат. bier. Название представляет собой старое сложение, соответствующее пратюрк. *bjaliq ’город’ ( > чув. «piilo, в остальных языках формы типа baliq) и *or ’ров, укрепление’ ( > чув. -аг в непервом слоге). (— монг. *balaga-su ’город, крепость’, тунг. -маньч. *palAga- ’селение, квартал’ (рефлексы по языкам подробно

s

разобраны в ОСНЯ 3, сс. 91-92), яп. pai ’очаг, домашнее хозяйство’);

чув. sojyan- ’расстроенный, несчастный’, огуз. > туркм. sajil ’бедный,

несчастный’, МК sajpa- (= sajba-- ’растрачивать имущество’, уйг. saj- ’ныть’, сев. -алт. saj-

s

liy ’бедный, несчастный’, тув. sajmara- ’расстроенный, испуганный’ < пратюрк. *sian- (ba-

s s

) (— монг. *sinu- ’жадничать’, яп. *sinua-p- ’вспоминать с тоской’);

чув. sok ’жох (положение альчика) ’, булг. > рус. жох, огуз. *saqa ’бабка, косточка’, туркм. saqa, тур. saka, кыпч. *saqa, узб. sjqe, уйг. saqa < пратюрк. *sia’qa (— монг. *sigaj ’бабка’, тунг. -маньч. *sajKa ’берцовая кость’);

чув. soyn ’мысль, дума, забота’, як. ax- ’читать’, тув. sagis, огуз. *saGin- ’скучать, мешкать, медлить’, уйг. seqin- ’скучать, медлить’, каз. sayin- ’скучать’, saqija ’мигрень’, в

s

памятниках Моюн-Чуру (11\ 46) saqi-, Тоньюкуку saqi- ’думать, обдумывать, тосковать’ < пратюрк. *siaqi- ’думать, скучать’ (— монг. *sege-/ *seke- ’приходить в сознание’,

*sekehe-n ’ум, разум’, халх. sexe-, sexe, sege, бур. heger- ’приходить в сознание’, калм. segen ’сознание, рассудок, понимание’, тунг. -маньч. *siijKe-: эвенк. диал. sikine- ’говорить про себя’, ороч. sijau- ’отзываться’, удег. sieu-, ма. sujxen ’мысль, забота’, кор. *skai-

S л

’просыпаться’, яп. *saka- ’умный, мудрый’);

чув. «solyan > мар. sulxan, тат. soliyan ’вид белки, бурундук’, алт. лебед. saliq,

шор. sayil ’белка’ < пратюрк. *sialiq-an ( — монг. *silehii-su ’рысь’, тунг. -маньч. *soJuki ’колонок, хорек’, кор. sira- ’рысь’);

чув. soldma ’дерзкий, нахальный’ (> рус. шантропа), МК sas ’дикий’, огуз. *sas ’ошарашенный, изумленный’, туркм. cas-, тур. sas- < пратюрк. *siai- (— монг. *sila- ’расточительствовать’, тунг. -маньч. *sulu- ’шалун; дразнить, обижать’, кор. *har-

S S S S

’клеветать, порочить’, яп. *sosir- (— *suasir-) ’клеветать’);

s

чув. sor ’болото, грязь’, булг. > венг. sar [sar], уйг. saz ’грязь’, каз. saz, тат. saz,

алт. sas < пратюрк. *siar (*-ja- ?) (— монг. *siroj, *siruha ’земля, пыль, прах’, тунг. - маньч. *siru (-yi) ’песок’, кор. *hark ’земля’, яп. *situ ’влага, влажное место’);

s

чув. sorb ’белый’, sor. nx- ’бледнеть’, булг. > венг. sarga [sarga] ’желтый’, як.

arayas ’светло-желтый’, тув. sariy ’желтый’, огуз. *sar, кыпч. *sari, уйг. seriq < пратюрк. *siariy ’белый, желтый’ (— монг. *sira ’желтый, рыжий’, тунг. -маньч. *sir (a) : эвен. hinpbn

’желтоватый (о масти) ’, удэг. si ’желтая краска’, ма. sari ’свет, светлый’, *siaru- ’молния,

Л Л £ л л

радуга’ : эвенк. seru-n, орок. serro, s/ro, кор. *hai- ’белый’, яп. *sirua- ’белый’);

/■ /■ S S S

дун. -булг. > серб. шаран, болг. шаран ’карп, лещ’, булг. > венг. sarkany [sarkan] ’дракон’, др. -рус. шароукань личное имя, рус. жерех ’вид рыбы’, огуз. *sazan ’сазан’ и тур. sazyan ’дракон’ < чагат., уйг. sazap ’сазан, червь’, кыпч. *sazan ’сазан’ < пратюрк. *siaryan ’сазан, рыба-змей, червь’ (— монг. *siriige > калм. sorgo ’ерш’, *siruga > халх. «sar (a) ga > шор. sarayan ’сазан’, тунг. -маньч. *sarga-, *saruk-ki ’окунь, хариус, сиг’);

у о о s

чув. sus, bvns ’жесть’, МК sac, ИМ saj ’сковорода’, ср. -кыпч. sac ’поднос для

S

жарки’, огуз. *saj ’железная доска для жарки’, тур. sac (saj-i), азер. saj < пратюрк. *siac (— монг. *cas ’жесть, сплав’, тунг. -маньч. *susu ’медь’, яп. *sunsu ’олово’);

чув. sot ’беспокойство, тревога’, др. -уйг., МК, КБ satya- ’беспокоить, мешать’, огуз. *sata-s- ’подвергаться (чему-либо), быть озабоченным’, CC satya- ’беспокоить’, тат. satas- < пратюрк. *sia’tya-;

s

чув. cox-nе (3 л., дат.) ’во время, когда’, МК caq ’время’, як. sax ’время, во время’, say-a ’около (o времени) ’, огуз. *caG, туркм. caq, азер. caG, кыпч. caq etc. < пратюрк.

s

*с 'iaq (— монг. *cag ’время’, *cegehen ’напролет (о времени) ’, тунг. -маньч. *ciqsi-

л л

’возмужалый’, кор. cok ’время, период’, яп. *toki ’время’);

чув. col ’камень’, як. tas, тув. das, огуз. *das < пратюрк. *diai (— монг. *eilayu-n

S л

id., тунг. -маньч. *jolaid., кор. *torh, яп. * (d) isi id.);

Начальная позиция:

чув. jox- ’течь’, тув. a’k— огуз. *aq-, кыпч. *aq- < пратюрк. *ja’q- (тунг. -маньч. *iaku- ’болото, лужа, заливаться водой’, яп. ikai ’пруд’);

чув. joman, сев. -зап. omen (с вторичным упереднением и утерей j- ) ’дуб’, туркм. imen < огуз. *emen, тат. imen, каз., кирг. emen, узб. emen, уйг. emen < пратюрк. *iaman —

*emen с альтернацией гласных как в слове ’палец’ (см. выше) (— монг. *diim ’дуб остролистный, вечнозелный (?) ’);

чув. jos ’горностай’, туркм. as ’ящерица’, тув. as ’горностай’, кыпч. *as, кирг. aris, МК az, aryun < пратюрк. *iars;

чув. jos- ’разоряться, терять’, jos-tar- ’досаждать’, др. уйг. Suv. qasinciy ’страшный, ужасный’, кыпч. *qas ’враждебный’, як. xasimar ’мстительный’, шор. qasta- ’досаждать’ (— монг. *ges- ’страдать’, *ges-gehe- ’наказывать’, тунг. -маньч. *gos (g) o-la- ’ругать’, яп.

*kasi-r- ’проклинать’);

S S S

чув. jiize (вторичное упереднение между j- и s, в сев. -зап. ожидалось бы «joze )

s

’кислый’, туркм. ajq, як. asi, тув. aziy, тоф. ajy < пратюрк. *jaciy ’кислый, горький’ (—

w •S

тунг. -маньч. *puci- ’испортиться (о пище) э’, кор. *pca- ’соленый’);

2. 15. 1. Перед следующими пратюркскими *-y- (и *-v-) пратюркский дифтонг *а

1

после губных дает -ev- (сев. -зап. малокарач. -ii- ) [*Piay- > «P ow- > «Pow- > Psv- ] а в

о

абсолютном начале — jiv- (сев. -зап. малокарач. ju- ) перед узким гласным, jhv- — перед

у о s

широким (т. е. в безударной позиции) [ *#iay > «jaw- >jiv-ь/jbv-a ]. Рефлексы после других согласных пока не известны, а в анлауте развитие гласного ядерного элемента соответствует развитию пратюркского *а в чувашском, что явно является внутренней инновацией.

О л

чув. pever (сев. -зап. малокарач. piier) ’печень’, як. bar, тув. bar, хак. par, с. -уйг.

S'

preyer (!) (с развитием начального согласного как в словах *biarmaq, *biafc, *bier- см. выше), огуз. *bayir, кыпч. *bawir, уйг. beyir, кир. bor < пратюрк. *bjayir (— тунг. -маньч. *paki-n id.);

о

чув. jbvan- ’падать, опрокидываться’, огуз. *ay— *ay (i) na-, туркм. ay— ayina-, азер. ayna-, тур. ayin-, кыпч. *aw— *awna-, др. уйг., МК ayna- < пратюрк. *jay- (ina-) (— тунг. -

маньч. *iaya- ’обваливаться’);

чув. jivsr (сев. -зап. малокарач. jun ) ’тяжелый’, як. arayan, тув. ar, огуз. *ayir, кыпч. *awir и т. д. < пратюрк. *iayire, интересен архаизм в сибирско-татарском

1 у

курдакском aiir (!) (— тунг. -маньч. *piaKa- ’ловкий, старательный’, яп. *pankia- ’мощный, страстный, суровый’);

S S

чув. jivss (сев. -зап. малокарач. juzs ) ’дерево, дрова’, современные тюркские отражают несколько станд. -тюркских вариантов развития пратюркского *ia-yace, — станд. -

л/ S

тюрк. *iyac > др. тюрк. рун. VIII в. iyac, тув. ijas, тоф. nas (в данном случае в тувинском

вторичная назализация, берущаяся из интервокальных фарингализованных велярных как в

словах iji ’два’ < *i’hi < *e’ki, ije ’мать’ < «i’he <*e’ke ), эта форма поддерживается

взаимовлиянием с *i ’лес’, этимологически однокоренным на праалтайском уровне, *jiyac

> МК jiyac, кирг. jiyac, с. -юг. jiyas, *jayac > карлук. уйг. jayac, узб. jDyjc, *ayac > огуз.

*ayaj, кыпч. *ayac, хак. ayas, шор., алт. ayas. Причем в сибирских (включая киргизский),

кыпчакских языках интервокальный спирант не выпадает и не изменяется в -w— в

тувинском же вообще ведет себя как исторический сильный. Это все указывает на

морфологическую границу, проходившую по этому согласному и несомненную связь с

засвидетельствованным только в ранних памятниках *i ’лес’, данное архаичное

образование имеет в виде параллелей тунг. -маньч. *piakca (—ksj ’древесина’, эвенк.

^ ii

hakte, hakre, эвен. haqm, нег. xaksa, ороч. xaki, ма. faksa и яп. pajasi ’лес’, а пратюркский односложный корень — монг. *hoi ’лес’, тунг. -маньч. *poj-/ *pia-ki ’береза, лиственница’,

s

кор. *pe- ’береза’, яп. *pi ’японский кипарис’);

Особый случай:

О О S

чув. cbyb, cbyb ’курица’, дун. -болг. текоу [teku], булг. > венг. tyuk, что является

о

отражением ранне-чувашского варианта типа *tria ’quh (сокращение огубленного гласного перед -q- аналогично развитию *-o- в такой же позиции), в остальных тюркских языках эта основа имеет несколько видов: огуз. *tavuG > туркм. tovuq, хор. touq, азер. tojuG (!) (

< «tiavuG ), тур. tavuk, гаг. tauk, кыпч. *tawuq > тат., каз., башк. tawiq и т. д., сюда же примыкают и узб. towuq, кирг. tok, чул. tdq, восточный вариант. *taqayu > др. уйг. VIII в. taqiyu (с выписанным отдельным знаком вторым -i- ), MK taqayu (с выписанным алифом на месте второго -а-), с. юг. ta’qaye, уйг. toxu, тув. da’ga, и архаичное уменьшительное

S л,

образование *taq-naq dim. > хак. tapax, диал. tayax, тоф. taqqijaq. Пратюркская форма этого слова была *t'ja’qAvu в огузских и кыпчакских — метатезированный вариант «t'iauqA, а в восточнотюркском ареале *-v- начала третьего слога закономерно заменяется на *-y— т. к. по фонотактике в такой позиции от начала слова допустим только *-y-. (— монг. *takiha

Л Л S

id., тунг. -маньч. *tiaku ’курица, цыпленок’, яп. *taka (m) pai ’чирок, утенок’).

2. 16. Пратюркский дифтонг *ie для большинства слов можно реконструировать только в анлауте. В чувашском он дает рефлекс ja-, а перед шумными велярными особый «сокращенный» рефлекс je-, фонотактически соответствующий #j и как бы отражающий развитие пратюрк. *е после йота [*#ie- > «je- > ja-, *#ieK- > «jeK- > «jiK- > jeK-]. Это внутренняя чувашская инновация (ср. развитие *iay- ) и постулировать распределенные дифтонги с закрытым гласным на пратюркский уровень не имеет смысла. Единственным надежным случаем с инлаутным дифтонгом в середине слова можно считать случай после, где [ *Pie- > «P 7е- > Pe- ], вместо обычного развития в ожидаемый -а- : пратюрк. *bjer- > чув. per- ’бросать, кидать, раскидывать’ при станд. -тюрк. *ber- ’стучать, бить, швырять’, кирг. ber-en ’брошенный’, кыпч. *ber-, но тат. и башк. ber- с открытым гласным (!), а не закономерным рефлексом с -/'-, кроме того с. -юг. p'er- имеет начальный придыхательный губной аналогично другим случаям с дифтонгами (см. выше ’печень’). После других согласных *-je- довольно рано совпал с пратюрк. *е- или при собственно чувашском развитии, или уже на пратюркском уровне. Огузский на месте дифтонга с долгим гласным имеет *ё- в таких же позициях, что и при рефлексах пратюрк. *ё (см. п.

2. 4.), якутский также представляет /—

чув. jal ’деревня’, як. ilge ’родня, родственники’, огуз. *el ’страна, народ’, туркм. il, азер. el, тур. il (!) < пратюрк. *iel (ср. монг. *ajil ’семья, группа юрт’, *ajimag ’племя’, произведение монгольского первого слова из *ayii ’загон для скота’ крайне сомнительно, обычно в тюркизмах -g- передается, и довольно трудно представить себе такое развитие семантики в монгольском для заимстванного технического термина);

чув. jabal- ’отправиться’ (с показателем страдательного залога), як. ip-

’отправляться’ < пратюрк. *iep-, в других языках только каузатив ’посылать’ — огуз. *eber-, туркм. iber-, уйг. eber-, узб. iber- и jubor- (!) (< «jbbor- < пратюрк. *iap-ar-, ср. случаи

колебания ряда выше в piime), кыпч. *jeber- > тат. ziber-, караим. jeber-, *jiber- > башк. jeber- (м. б. и в предыдущий вариант), каз. ziber-, ног. jiber-, к-калп. ziber- (— монг. *jab (u) -

S S

’идти, ходить’, тунг. -маньч. *pupe-n- ’отлучаться’, яп. papur- ’бродить, оставлять (кого- л.) ’);

чув. jes— 1 es — (с упереднением гласного между j- и s, второй вариант по ранней /■ /■ /■

ассимиляции «jelc- > lelc- внутри чувашского до упрощения консонантной группы) ’вести’, як. it-/ilc-V, elt-/elc-V, огуз. туркм. it-, тур. ilet- (сохранение рефлекса *е- но

s

морфонологическое переразложение основы), кыпч. *elt-, и т. д. < пратюрк. *ielc-.

Чувашский и якутский отражают старый вид основы на *-c, в других тюркских языках это редкое для глагольной основы сочетание устранено, и в качестве основного варианта выбран морфонологический вариант перед согласным на -t;

чув. jat ’имя’, як. at, тув. at, огуз. *ad, кыпч. at и т. д., но в наманганском диалекте узбекского языка et (!). В этом слове представлена пратюркская альтернация дифтонгов в основе *iat и *iet (в чув. и узб. наманг.) (— тунг. -маньч. *pete-n ’судьба’, кор. *pir-

’звать, называть’, яп. peta- ’надменная речь’);

чув. jdgev ’оселок’, як. igi, огуз. *ege > туркм. ige, *ege> азер. eje, тув. ege, кыпч. *egew < пратюрк. *iekeye (— монг. * (h) ekehiin ’острый’, тунг. -маньч. *piki- ’тереть’, яп.

s

*pik- ’пилить’);

чув. jdgdr ’пара, двойной’, огуз. *ekiz > туркм. ekiz, азер. ekiz, тур. ikiz (!), тат. igez и т. д. < пратюрк. *ie’kir (— монг. *jikire ’близнецы’ (неавтоматический j-

отмечается именно в этом слове в восточных диалектах Внутренней Монголии), кор.

л s л s

*peki- ’следующий’, яп. *peka ’другой’). Давно сравниваемые между собой пратюркские основы от корня ’два’ имели уже на пратюркском уровне разный, но похожий анлаут -

w w Л' s

*e’k (k) i ’два’, *ie’kir ’близнецы’ и *jeyrmi ’двадцать’. В последнем случае озвончение серединного согласного в сочетании и «усиление» начального элемента вплоть до перехода его в аффрикату.

чув. jdksdk ’дрянь, негодный’, MK eksiik ’недостаток, неполный’, огуз. *eksik > азер. eskik, туркм. egsik, лобнор. oksiik < пратюрк. *ieksuke;

S'

чув. jdksii (jeksev-') (вторичное -s- в сочетании вместо s в переднерядной основе) ’горечь, тошнота’, МК eksig ’кислый, едкий’, огуз. *eksi- > тур. eksi, азер. eksi, туркм. egsi-t- ’горчить’, гаг. isi (!) (с компенсаторной долготой после упрощения сочетания, но с начальным j) < пратюрк. *ie’kiiciye (— монг. * (h) ekehiin ’кислый, горький’, тунг. -маньч.

*pekcu- ’терпкий, вяжущий’).

2. 17. В случаях со старыми пратюркскими дифтонгами *jo и *jo в чувашском языке происходит палатализация предыдущего согласного, в случаях анлаута появляется j-, а ядерный элемент развивается аналогично *o, *0 и *o, *о соответственно (об их

развитии см. выше пп. 2. 3. -2. 4.).

Пратюркский *io:

чув. joba ’намогильный столб’ < пратюрк. *iop-a (q), MK opuz ’возвышение, неровность почвы’, тур. obuz, (?) туркм. obur ’обрыв, пропасть’ < пратюрк. *idpur (если принимать туркменскую параллель, то скорее первоначальное значение ’могила’ (— монг.

*oboho ’намогильный холм’);

чув. sira- ( < «sivra-- ’искать’, МК soyrat- ’обыскивать’, чагат. sor (a) yaq (Pav. C.)

о

’обыск’, узб. surya- ’спрашивать, исследовать’ < пратюрк. *sioyra— *siovra- (— монг. *sohopgu- ’выбирать’, тунг. -маньч. *seblu- : ’искать, искать, обыскивать’ ульч. sewlu-, нан. seole-, ма. seole-, suvele-, яп. sunku-r- ’выбирать, отбирать’);

° w< о

чув. cbm- (с регулярным переходом *-o- > -ь- перед носовым) ’нырять’, в

остальных тюркских переднерядные и заднерядные варианты: уйг. com-, МК com-, com-,

S w

тат. cum-, тоф. som-, хак. som- etc. < пратюрк. *c riom-, от этого корня есть производное

s w s

*с riomu-c (u) ’черпак’ (— монг. *comu ’черпак’, тунг. -маньч. *som- ’глубокий,

J s s

провалиться под лед, черпак’, кор. *sam- ’заглатывать’, яп. soma — ’макать, погружать в краску’);

Пратюркский *io:

° v °

чув. jom ’штаны’ (с регулярным переходом *o- > e- перед носовым), МК om ’одежда’, с. -юг. jiim, um ’халат’ < пратюрк. *iom (— монг. *emiidii-n ’штаны’, *emus- ’ожеваться’, тунг. -маньч. *im- ’халат, ритуальная шапка’);

чув. шыл (в катехизисе XIX в.) ’чечевичная похлебка’, мар. sil ’суп’ (Веске М. П., Исследования о наречиях черемисского языка, т. 1, с. 9), с. -юг. sol ’мясной бульон, кровяная похлебка’, тур. sol ’сукровица’, тат. sul ’мясной сок’ як. oi в словосочетаниях oi xap- ’заморить червячка’, olo bistibit ’он обессилел от длительного голода’, ср. МК siillug et ’недоваренное (с остатками крови) мясо’ < пратюрк. *siol (— монг. *silo ’суп, бульон’, тунг. -маньч. *sola ’суп, готовый суп, пища’, яп. *siru ’суп, сок, гной’);

чув. cUok ’супонь’ ( < «eul-1эk ’нагрудник’), хак. tos ’грудь’, tos-tik ’нагрудник’, як. tos, тув. tos, огуз. *dos, кыпч. *tos, кирг. tos и т. д. < пратюрк. *tioi ’грудь’ (тунг. - маньч. *dilba- ’диафрагма, брюшина, грудь’);

2. 18. Из дифтонгов со вторым гласным верхнего подъема надежно реконструируются только *ji и *ju с ядерным элементом, соответствующим гласным заднего сингармонистического ряда. Эти дифтонги отмечены лишь в трех словах, следы их видны благодаря палатализации на согласных. Ядерные элементы дифтонго развиваются в чувашском аналогично обычным *-i- и *-u-.

чув. jiysr- ’звать, кричать’, МК qiqir-, тоф. qihir-, як. kigir-, хак. xiyir— с. -юг. q'i %ir-, алт. kijgir-, кыпч. *qijyir- < пратюрк. *qi’qir-. В чувашском -i- «удлиненный рефлекс перед старым сильным преаспирированным смычным. Точно такого же происхождения и

-j- в алтайском и кыпчакских, ср. аналогичное развитие в словах *bi’te ’вошь’ и *i’e ’собака’ > bijt, ijt.

чув. jone ’ножны’, як. kin, тув. xin, огуз. *qm > туркм. qm, кыпч. *qin < пратюрк. *q'jine (— монг. kuji ’ножны’, тунг. -маньч. *xunji- ’берестяной короб, колчан’);

чув. jorox ’святой, священный’, як. itik, тув. idik, хак. izix, алт. ijik, кирг. ijik, балк.

ijiq, МК i5uq, орхон. рун. iduqw < пратюрк. *j7Suqe . Эту основу скорее нужно интерпретировать как старый дифтонг *ji, т. к. здесь происходит переход заднерядного гласного в передний ряд в чувашском как при развитии в середине слова, при простом начальном *i- ожидалось бы «jbnx, исконным для чувашского был задний ряд, на что указывает -x, а не -k (— монг. *jidugan/ *hudugan ’шаман’, Кит. Монг. Сл. jituxan, ср. -

монг. IM jdtxan ’волхв’, LH hotkun, даг. jadagan, халх. udag (an); тунг. -маньч. *pude- ’прогонять злого духа’, эвенк. (барг., нерч.) idaken ’шаманка’ (с утерей hj, ульч. pudeci- ’прогонять злых духов’, нан. pude- id., ма. fidese- ’шаманить, кудесничать’);

о

чув. siv (сев. -зап. малокарач. su) ’вода’, sbvar- (сев. -зап. малокарач. шаг-) ’поить’

(развитие гласных в чувашском аналогично развитию комплекса «-uj- ), в рунических

/■ /■ памятниках Тоньюкуку и Моюн-Чуру sub ’вода’ (!) с выписанным мягким s, отражающим

палатализацию, як. и ’вода’, ubayas ’влажный’ (< «&ub-ya-yac), тув. suy, хак. suy, огуз.

*suv, *suvar-, кыпч. *suw, *suyar-, MK suv, suvyar- < пратюрк. *smv, *smv-yar- (каузатив,

входит в парадигму с возвратным показателем на -yan- ) (— монг. *sihii-su ’сок, влага,

жидкость’, *sib-ka- ’черпать до дна, выжимать до капли, осушать, выпивать до дна’,

тунг. -маньч. *subu-kse ’сок (мясной, древесный, ягодный) ’, *sup-ke-, эвенк. cu-kse ’сок’,

cU-kin ’недоваренный (о мясе) ’, cup-ke- ’всасывать, впитывать (о земле) ’, эвен. cus ’сок’,

cup-ka- ’впитывать’, ма. sugi (n), suki ’сок, лак’, se-ke- ’быть промоченным насквозь

водой’, нег. cu-xse ’сок’, cujepca ’испачканный соком ягод’, ороч. cU-kse, уд. cuo-pki

’сок’, орок. tu-kse, сол. surce ’сок’, su-tce ’смола’, долгота во всех языках в слове ’сок’

л

возникает из-за асиимилиции интервокального -b- связь кор. pskur ’мед’ неясна).

Очевидно, что уже на пратюркском уровне произошло частичное совпадение *jii и

*ii с обычными гласными i и *i в большинстве позиций в результате ассимилиции обоих элементов верхнего подъема. Такого типа палатализующих дифтонгов не наблюдается, однако вполне возможно, что на роль *iu попадает следующий ряд соответствий, где в анлауте в чувашском представлен #ъ— а в начальном сочетании с *-y-

о

- #jov-, формально это рефлекс пратюркского заднерядного *#-, в других тюркских языках представлены колебания отражений *#i- и *#u-, т. е. в чувашском [ *#iii > «ju— «ji-

о

> jb— *#iiiy- > «jiv- > jev- ], в прикрытом слоге после согласного в чувашском -i-

(непалатализирующий (!), чув. -i- как правило не является рефлексом гласных верхнего подъема, а берется из сочетаний и при развитии части гласных среднего ряда), а в других тюркских языках отмечается развитие *-u- опять же с колебаниями *-i- [ *TiuT— *TuiiT-

> «TujT- > TiT- ]. Не исключено, что этот ряд можно трактовать как пратюркские сочетания *-uj-, которых не встречается (кыпчакские и отчасти карлукские языки имеют

л

такого типа сочетания при при развитии комплексов с *-б— *-y— *-n— *-v— а туркменский uj происходит из огузского и пратюркского *и). Это следующие основы, они однозначно не могут быть с *-i-, :

чув. kii, kul ’дом, домашний очаг’ (здесь -ii- не может быть отражением

пратюркского *-ii-, который вне зависимости от долготы дает -e-), огуз. *gil > азер., тур. — gi1в сложениях ’семья’, но як. kiile, kiile ’сени, прихожая’ < пратюрк. kiul или *kujld (—

л л

тунг. -маньч. *gule ’жилище’, яп. *kura ’сарай’);

чув. sir- ’гнать, прогонять’, огуз. sir-> туркм. sur— як. iir-, в других языках, начиная с орхон. памятников и МК — sur- < пратюрк. *siiir- или *siijr- (— тунг. *suru- ’уходить’,

s

кор. sir- ’пропадать, исчезать’);

чув. Шэ ’лиса’, огуз. *tilki > туркм. tilki, тув. dilgi, др. уйг., МК tilkii, КБ tilki, но в

других языках с огубленным хак. tiilgii, кирг., алт. tulkii и т. д. < пратюрк. *tiuiku (—

/■ /■

тунг. -маньч. *tulge ’волк’, сол. tulge, яп. *tuara ’тигр’);

чув. tir- ’вдеть нитку, нанизывать’, як. tis— тув. dis— хак. tes— тур. diz-, кыпч. *tiz-

>тат. tez- и т. д., но туркм. duz— азер. duz- < пратюрк. *tiur- или *tujr- (— монг. *diirii-

S s

’втыкать’, кор. *cur- ’нанизывать’, яп. *tura ’ряд, линия’);

чув. jmana ’стремя’, огуз. *uzepgi > туркм. iizeppi, тур. iizengi, КБ iizepii, кирг. iizopgii и izepgi, як. isepe < пратюрк. *iurepii (— монг. *doriihe ’стремя’, тунг. -маньч. *dureki ’стремя, детское седло’);

чув. jb- ’поднять, ’, туркм. it- ’толкать, подталкивать’, кирг. it-, но якут. ut- < пратюрк. *iut- (— монг. *uda- ’затеять ссору’, яп. *ut- ’ударять, бить’)

о

чув. jeven ’уздечка’, большинство языков отражает промежуточную форму «jiiyen

> MК jiigon, тув. cugen, хак. ciigen, кыпч. * jiiyen, алт. ujgen, караим. (галиц.) ijgen (< «iijgen), як. un, чагат. (Pav. C.) ujan, огуз. *ujan > туркм. ujan, тур. ujan (при азер. jiijen)

< пратюрк. *iuyen (— тунг. *luksi ’постромки, потяг’).